Звездочет. Часть 3.


Илье показалось, что в номере-люкс 4-х звездочного отеля Freehand Los Angeles стало душно. Он побледнел, подошел к лоджии и распахнул выход на балкон. Теплый вечерний воздух субтропического климата облегчения не принес. Алексей подошел к нему закрыл балконную дверь и включил до отказа кондиционер. Друзья заметили, что после звонка в институт с ним что-то произошло.

– Ну как, – спросил Димка, – примут нас в институте?

– Секретарь обещала записать нас на прием к директору Майклу Джефферсону на завтра на 15-00.

Леха положил руку на плечо Звездочету.

– Может расскажешь, что случилось? – спросил он. И действительно, таким он еще никогда не видел Илью. Капельки пота на необычно бледном лице испугали друзей не на шутку.

Илья опустился в кресло, вытер пот со лба и глухо произнес:

– Helen Jefferson, секретарь и супруга директора, с которой я разговаривал по телефону, это моя бывшая одноклассница Лена Краснова.

– Извини, но это не трагедия, и уж не повод для расстройства. В том числе и для расстройства наших планов.

– Алексей! – сказал Илья, – Прошу тебя, позвони сейчас и уточни по поводу нашей записи и еще спроси, как самочувствие у секретаря?

Леха пожал плечами, взял трубку спутникового телефона и набрал номер института. Ответил мужской голос, представившийся главным бухгалтером. Он сказал, что в журнал приема м-ра Джефферсона секретарь успела сделать запись о приеме на завтра на 15-00 директором какого-то господина из России, имя которого написано по-русски и он извиняется, что не может правильно произнести это имя.

– Скажите, – а что означает сказанное вами слово «успела»?

– Дело в том, – ответил бухгалтер, – что миссис Джефферсон во время вашего разговора стало плохо. Я сразу же позвонил по номеру 911. Скорая медицинская помощь пять минут назад увезла ее в клинику. Она была без сознания.

Только сейчас Звездочет вспомнил слова Байкалова:

– В Штаты пока не суйся! Молод ты еще! В Африке закончите …, а дальше вызовите меня, и я сообщу остальное.

Зеркальный коридор из гостиничного оборудования был собран в течении следующих 5 минут. Байкалов появился почти сразу же. В таком гневе друзья не видели его еще никогда.

– Звездочет! Ты действительно сошел с ума! Ты что натворил? Куда ты потащил ребят без какой-либо подготовки, без определенного плана, совершенно без знания противника, его возможностей, обстановки вокруг этого института! Это полное мальчишество. Даже я теперь не знаю, смогу ли помочь вам, вернее нам?

– Вы должны были лишь уточнить в Нигерии связь этих колдунов с институтом. А дальше нам нужно было совместно разработать план, как уничтожить это страшное осиное гнездо, к созданию которого и приложил руку ваш покорный слуга.

– Когда в далеком 1982 году, когда мы с моим бывшим учеником Майклом Джефферсоном встретили тебя у эскалатора метро в Москве, у нас уже шла работа по созданию в лаборатории этого НИИ оружия нового поколения. На принципах найденных нами работ Никола Тесла мы разработали уникальную установку, создающую сгустки энергии по типу шаровых молний, которые можно передавать на огромные расстояния.

Но главное, нам удалось разработать специальную программу и с помощью этой же установки вводить её в эти энергетические образования, чтобы этой энергией можно было управлять. Таким образом мы создали энергетических роботов-убийц, уничтожить которых никаким обычным оружием невозможно.  В основе работы с этой программой лежала передача сигналов головного мозга человека, обладающего экстрасенсорными возможностями, которыми маги, колдуны, экстрасенсы и гипнотизеры воздействуют на простых людей, подавляя их волю и подчиняя своему воздействию. Только у таких людей проходимость, частота и скорость сигналов мозга обеспечивали достаточную мощность для работы с энергороботами по этой программе. Оставалось подобрать лишь соответствующих экстрасенсов и попытаться поднять дальность и силу их воздействия для управления с этими роботами на больших расстояниях. Связь Нигерийских колдунов с НИИ, которую вы установили, и подтвердила мои предположения, что именно этим и занимался Джефферсон после моей смерти.

– Он что же, приложил свою руку к вашей гибели? – Ильей снова овладело то же бешенство, что захлестнуло его тогда в Нигерийском особняке.

– Успокойся Звездочет, – сказал Байкалов, – побереги свои силы. Теперь они вам понадобятся все в полном объеме для последнего сражения. И я боюсь, что их может нам не хватить. Джефферсон просто избавился от меня, посчитав, что я в дальнейшем лишь буду мешать ему. Обманным путем он оставил меня одного в 107 лаборатории, перекрыл бронированные двери и окна и включил энергоустановку из своего кабинета. За 10 минут мое изобретение и разделалось со мной. Силы воздействия его мозга вполне хватило для управления энергоубийцами.

Теперь давайте о главном. Все вы должны знать и понимать, что в связи с отсутствием глубокой предварительной подготовки то, что мы планируем сейчас совершить не просто опасное дело. Нам предстоит выполнить практически не выполнимую задачу – уничтожить установку, способную генерировать управляемых энергороботов в здании, напичканном вооруженной охраной и техникой слежения. При этом шансов остаться в живых у вас ребята не много. Сколько – даже не хочу озвучивать. Прежде всего шансы даже просто на выживание у нас появятся только при условии, если Джефферсон ничего не сообщит в ЦРУ о вашем появлении в США. Хорошо зная его характер, уверен, что он ничего не скажет своим кураторам даже о разгроме в Нигерии. Такое сообщение здорово подорвет его авторитет в ЦРУ, а это для его тщеславия смертельный приговор. Да, и возможно вызовет либо приостановку, либо полный запрет на финансирование его программы. Значит придется исходить из того, что реальным противником у нас будет лично сам Майкл Джефферсон с его установкой и охрана НИИ, состоящая из вооруженных и хорошо подготовленных молодцов, количеством около 30 человек.

Итак, времени у нас не много. Попытаемся составить план действий. Для начала, на случай, если мы завтра выберемся живыми из этого НИИ нам нужно договориться об аренде частного самолета из Лос-Анжелеса в Москву для троих пассажиров. Оставшихся у вас денег в принципе в одну сторону точно хватит. Если повезет, хватит, чтобы рассчитаться и за полет в обе стороны.

– Четверых пассажиров! – поправил Илья.

– Звездочет! Не нужно меня считать!

– Четверых! Там расценка не от 3-х, а от 4-х и до 6 пассажиров, – опять глухо сказал Илья..

Байкалов ничего не сказал, лишь горестно вздохнул и покачал головой. Димка тут же сел за компьютер, имевшийся в номере и занялся поиском самолета.

Теперь слушайте меня внимательно. Нам предстоит взорвать эту установку. Даже если мой бывший коллега уцелеет при взрыве, собрать ее без моей помощи он не сможет. Джефферсон не знает, что я заминировал сам ее блок. Мне пришлось установить взрывное устройство прямо под опорную пластину каркаса стальной подставки этой установки. Опорная пластина небольшой толщины, порядка 3-х мм, расположена на высоте 20 см от пола, что делает обнаружение взрывчатки практически невозможным. Взрыватель я вывел отдельным проводом вместе с проводом заземления в подвал здания и спрятал его в гнездо для обычной розетки питания. Для доступа к взрывателю нужно выдернуть розетку из гнезда в стене (она легко выдернется из стены) и включить закрепленный в этой нише простой тумблер. К сожалению, мне не удалось тогда обеспечить подачу сигнала на взрыв отдельным питанием. А значит, чтобы взорвать установку она должна быть включена. Именно в этом и состоит вся сложность выполнения нашей задачи.

В это время Димка подпрыгнул на своем стуле и радостно прокричал. Есть самолет, который завтра должен вылететь в Москву, чтобы забрать оттуда 6-х туристов из Лос-Анжелеса. Пилот с удовольствием возьмет нас всех за 50% платы и это составит всего 30 000$. Он передал окончательный заказ, но не понял Илью и указал количество пассажиров – 3 человека.

– А сколько денег осталось у нас? – спросил Леха.

– У нас было вместе с запасом около 60 000$, – доложил Илья. – Билет в Нигерию, проживание, плюс билеты в Лос-Анжелес составили 10000$. Еще 10000$ мы вынуждены были уплатить за срочное оформление виз в США в Нигерии, при чем из них 8500$ просто положить в карман предприимчивому работнику американского посольства. Значит после покупки билетов до Москвы у нас останется еще 10000$ на мелкие расходы.

– Ну вы и экономисты! – Байкалов покачал головой. – Запас должен всегда оставаться не тронутым! Ну да ладно, поехали дальше.

Итак, для взрыва установки нужно два условия:

– первое, установка должна работать;

– второе: нужно пробраться в подвал здания и включить взрыватель.

Чтобы установка заработала Джефферсон должен её включить. Он включит ее сразу же, как только за одним из вас закроются стальные двери лаборатории №107.  Для этого кто-то должен войти в лабораторию №107. Но в одиночку никто не сможет продержаться там не более 3 – 5 минут. Мощность этой установки – создание до 100 энергороботов одномоментно. Но способностей Джефферсона для их управления хватит не более чем на 20 единиц. Расстояние от дверей, где вы должны будете ждать энергоимпульсы, до места их генерации у противоположной стены, равно примерно 9,0 метрам. Пока что скорость движения роботов составляет не более скорости движения пешехода. Огромным усилием воли подачей мысленного сигнала, учитывая силу ваших экстрасенсорных возможностей, вы сможете в течении 1 секунды уничтожить 2х – 3х роботов, а также создать на 5- 6 секунд для оставшихся трудно преодолимый барьер или силовое поле, чтобы попытаться их уничтожить за это время. Через каждый метр продвижения роботов необходимо будет создавать на несколько секунд новый барьер. Но в течении следующих 10 – 15 секунд после генерации первой двадцатки установка выпустит на вас еще 20 роботов. И так будет продолжаться пока расстояние между вами и роботами не сократится до 1 метра. После этого они выпустят в вас свои заряды, равные мощности 2 – 3х электрошокеров, но с открытым пламенем – это как удар шаровой молнии. В общем для потери вашей сопротивляемости хватит одного робота.

С учетом вышеизложенного вам нужно продержаться минимум 10 минут. Этого времени должно хватить простому человеку, чтобы пройти через охрану, проникнуть в подвал, найти участок заземления, вскрыть нишу в стене и включить взрыватель. В 107 лаборатории справа от входа рядом с выключателем света находится еще один. Его нужно будет обязательно включить, как только войдете. Этот выключатель заблокирует работу любой мобильной связи в радиусе 300 метров от контура основного здания НИИ. Одновременно в линию городской связи будет включен специальный микрофон, который создаст сильнейший фон во всех снятых телефонных трубках. Таким образом у охраны не будет возможности вызвать кого-либо на помощь. Все это мне пришлось сделать в тайне от Джефферсона.

– Какие будут предложения?

– Значит идти в 107-ю придется всем троим?

– Да! Пойдете все трое!

– Но вы же не сможете ни вскрыть розетку в подвале, ни даже включить тумблер?

– Но за то, я смогу подсказать, где вход в подвал и где примерно проходит кабель заземления.

– Но тогда придется кого-то найти, кто сможет это все за вас сделать!

– Такой человек, к счастью, есть! И если вы не возражаете я сейчас отправлюсь к нему, чтобы убедиться в его готовности помочь нам, – и Байкалов взглянул на Звездочета.

Звездочет опустил голову, сжал ее у висков обеими руками и тихо застонал.

*     *     *

Лена лежала клинике уже больше 3-х часов за это время ей дали с десяток таблеток и поставили 2 капельницы.

– Похоже, успокаивающий физраствор, – подумала она. Ей стало легче. Она немного успокоилась, но лишь совсем немного. Как можно было быть спокойным, когда человек, с которым она все 15 лет мечтала встретиться, оказался в смертельной опасности. Да еще и в этой страшной комедии ей предстояло играть одну из главных ролей.

– Какое же ты ничтожество, Майкл! – шептала она. – Я тебя никогда не любила, а теперь ненавижу тебя. Я не отдам тебе любимого человека… Впервые в мыслях она назвала его «любимым», потому что никакого другого слова теперь для её Ильи в русском языке не существовало.

Но чтобы даже попытаться спасти Илью она должна… убить Джефферсона! Эта была первая пришедшая ей в голову мысль, которая в тот миг позволила ей обрести надежду на спасение единственного в мире, дорогого для нее человека.

Она сорвала с руки пластырь с иглой от капельницы, поднялась с кровати и стала собираться домой. Зашедшая проверить капельницу медсестра, увидев собирающуюся Helen домой, побежала бегом к дежурному врачу. Седой кардиолог-невролог, покачав головой, предупредил ее, что она берет на себя ответственность за последствия незаконченного лечения. Лена махнула рукой, но искренне поблагодарила врача за оказанную помощь.

Добравшись домой она первым делом схватила листок с запиской от мужа:

– Дорогая! – писал Джефферсон. – Я сегодня останусь ночевать в институте. У меня много работы в связи с подготовкой к завтрашней встрече. Не забудь завтра проводить гостей в 107-ю!

Она открыла личный сейф и достала оттуда 9-ти миллиметровый 8-ми зарядный Smith & Wesson и убрала его в свою сумочку. Лена стала упражняться в стрельбе из пистолета еще три года назад и раз в неделю посещала специальный стрелковый клуб для женщин. Вместе с пистолетом она зачем-то вынула из сейфа 2 пачки стодолларовых банкнот и тоже положила в сумочку. Отсутствие мужа вызвало у нее крайнюю досаду, и она вдруг с ужасом поняла, что без колебаний застрелила бы Майкла, будь он сегодня дома.

Лена решила лечь в постель пораньше. Завтра обещало быть самым трудным днем в её жизни, и она попыталась уснуть как можно быстрее.

* * *

Голос Байкалова зазвучал у нее в голове, как только Лена успокоилась и дыхание у нее выровнялось.

– Здравствуй, девочка моя! – произнес он.                                                                                        Вначале Лена посчитала, что Байкалов ей снится. Но потом вздрогнула, поняв что не спит, а лишь слышит в ушах его голос.

– Ты наверняка уже догадалась, что я не призрак и не снюсь тебе. Ради того большого дела, в котором я буду просить тебя принять участие, высшие силы разрешили мне голосовые контакты с живыми. Завтра тебе предстоит пережить очень сложный день. Я думаю, ты понимаешь, что я имею в виду?

– Здравствуйте, дорогой Игорь Васильевич! Я так рада слышать вас, и чувствовать, что вы меня тоже слышите!

Лена любила Байкалова. Во-первых, он был очень добрым, веселым человеком, любившим остроумные шутки. Он никогда не унывал и всегда старался поддержать ее в трудную минуту. Игорь Васильевич быстро разобрался в отношениях Лены с Майклом и очень жалел её. Она догадывалась об этом и давно чувствовала его отношение к ней. Судьба не баловала ее отцовскими ласками. За всю жизнь отец лишь с десяток раз общался с нею. Добрая половина отцовских речей, которые Лена слышала в далеком детстве приходилась на то время, когда она еще не умела разговаривать. Поэтому ее сердечко сразу же потянулось к человеку, от которого почувствовала волну заботы и нежности. Во-вторых: Байкалов был единственным человеком в НИИ, который не боялся Джефферсона и даже отпускал в адрес последнего довольно колючие шутки и остроты, особенно по поводу его больного самолюбия, соседствующего с непомерным тщеславием. От этих шуточек Майкл частенько не просто морщился, но порой просто взрывался в гневе, правда тут же переводя свой гнев в вынужденный смех над самим собой. Немного помолчав, она спросила его:

– Игорь Васильевич! Помните я вам рассказывала об одном человеке, с которым я училась в одном классе в России? – Не только помню, но и знаю, что ты далеко не равнодушна к Илье! – Так вы знаете его? Почему же вы мне не сказали ничего об этом?

– Девочка моя! Это все равно ничего не изменило бы тогда…Я познакомился с Ильей в далеком 1982 году, когда он был еще ребенком. Он сразу показался мне необычайно одаренным мальчиком. Это была случайная встреча. Я оставил тогда ему свою визитку и попросил позвонить лет через 5. Но он смог выйти на меня лишь через 15 лет, спустя 5 лет после моей гибели. С тех пор – это мой любимый ученик, мои надежда и опора в отведенное нам высшими силами время, для уничтожения моего дьявольского изобретения. Он дорог мне, также, как и тебе. Он и два его друга: Алексей и Дмитрий, которые прибыли сюда в Лос-Анжелес, чтобы уничтожить сердце этого института. Этим сердцем является генератор энергетических роботов-убийц вместе с программным устройством, позволяющим осуществлять полное управление этими роботами. Твой муж убил меня этим генератором, обманным путем заперев одного в 107 лаборатории, где мы проводили с ним опыты по генерации и управлению этими сгустками энергии.

– Боже мой! Майкл все представил нам, как несчастный случай. На ваших похоронах я чувствовала, чувствовала, что это вранье и говорила, что не верю ему. Он только смеялся надо мной! Негодяй! Какой негодяй!

– Игорь Васильевич! До прихода Звездочета я хочу застрелить его! Вы же знаете, как я обращаюсь с пистолетом! – Лена! Боюсь, что просто так убить его не получится! Он давно принял меры по своей охране. Кроме натыканных по всюду камер слежения он еще при мне установил везде не только металлоискатели, но и сконструированные им специальные датчики, позволяющие улавливать порох в револьверных зарядах. Ты просто не сможешь войти к нему в кабинет с пистолетом в сумочке.

– Что же тогда делать, что делать? Как убить эту тварь! Я не отдам ему Илью! Даже если он выстрелит в меня я не умру и с пулей в груди всажу в него всю обойму!

– Лена! Слушай меня внимательно! Ты знаешь, где в институте вход в подвал? Скажи этот вход на замке?

– Раньше он запирался на ключ, который муж носил всегда при себе в кармане. Но к счастью неделю назад понадобилось обесточить весь комплекс в связи с возгоранием электропроводки в межэтажной разводке. Местный выключатель выгорел, и муж с электриками помчались в подвал, где находится главный рубильник. Дверь там стальная. А ключ от подвала заело. Пока они возились с ключом выгорела чуть не вся проводка на лестнице и в коридорах 2-х этажей. Майкл тогда велел дверь в подвал временно не запирать и выставил охранника в зоне видимости этого входа. Правда этот охранник больше возится со своим смартфоном, чем следит за дверью…

– Чтобы уничтожить установку и одновременно разделаться с Джефферсоном тебе предстоит завтра спуститься туда. На всякий случай ты должна будешь придумать причину своего кратковременного визита в подвал для охранника. Твое нахождение в подвале должно быть самым минимальным по времени. У тебя будет не более 10 минут, чтобы спуститься в подвал по лестнице и пройти 10 метров вдоль правой стены. Даже если не будет света в подвале ты должна будешь на ощупь дойти до стальной трубы, прикрепленной к этой стене. В этой трубе проведен кабель заземления. Через 20 – 30 см от этой трубы дальше по твоему ходу ты нащупаешь блок розетки питания для закрытой проводки. Ты должна будешь выдернуть этот блок из проема. Он легко поддастся. К этому блоку не подведены никакие провода, то есть он обесточен. Когда выдернешь блок откроется небольшое гнездо. Там ты легко нащупаешь простой 2-х контактный тумблер. Останется лишь включить его и мощная взрывчатка разнесет вдребезги мою установку вместе с мистером Джефферсоном и заодно похоронит его в этом помещении. Взрыв не коснется 107 лаборатории, она далеко от кабинета твоего мужа. Но энергороботы мгновенно исчезнут, бронированные двери автоматически разблокируются, и ребята будут спасены. Подвал, был рассчитан, как бомбоубежище, поэтому перекрыт двойными железобетонными плитами перекрытия. Взрыв для тебя будет не опасен. Помни, ты должна уложиться в эти десять минут, так как это максимальное время, которое ребята могут продержаться против энергошаров в 107 лаборатории, куда ты завтра их проводишь. От тебя, от твоей скорости будут зависеть все три жизни. Твоя задержка может обернуться провалом всего нашего плана, в том числе плана уничтожения и Джефферсона вместе с установкой.

– Я не подведу вас, Игорь Васильевич! Не беспокойтесь! Я спасу Илью с ребятами и взорву негодяя с его дьявольской машиной!

Байкалов появился в зеркальном коридоре через 2 часа. На молчаливый вопрос Звездочета он снова покачал головой и сказал:

– Все что мы спланировали может легко пойти по другому сценарию. И вам всегда нужно быть готовым к этому. Хотя любой другой вариант, ребята, может иметь для вас трагический финал. А сейчас всем спать! Завтра в 15-00 секретарь Джефферсона будет ждать вас в приемной. Будем надеяться на лучшее, шансы есть!

* * *

В 14-50 часов они зашли в приемную НИИ Парапсихологии и экстрасенсорики. Лена ждала их стоя у окна. Она обернулась, и Илья заметил, как побледнело ее лицо, как наполнились слезами ее глаза. В приемной никого не было, но им обоим с огромным трудом удалось скрыть всю боль этой встречи. Вчера вечером персонально для Звездочета Байкалов просил соблюдать осторожность в приемной. Помещение просматривалось камерой наблюдения. Лена хорошо знала об этом. Целых пять минут их глаза вели нежный молчаливый диалог. Потом Лена незаметно стряхнула с глаз две крупные слезинки, повисшие на ее красивых ресницах и взяла за руку Звездочета. Сразу же, как и тогда в школе 15 лет назад, она почувствовала, как снова от него хлынуло в сердце, кровь, голову и во все её тело живительное тепло, прогоняя страх и тревогу, наполняя душу спокойствием и уверенностью в своих силах. Через пять минут они были у дверей 107 кабинета с табличкой Директор НИИ г-н М. Джефферсон. Байкалов предупредил их о том, что они будут слышать его голос лишь за пределами этой лаборатории. И о том, что там, в этом аду они останутся одни без его поддержки. Лена сжала его руку и с мольбой посмотрела ему в глаза. Он улыбнулся, словно ободряя и успокаивая, и чтобы видел Джефферсон, поднял ее руку и поцеловал, как подобает галантному посетителю. Потом они вошли в лабораторию. В ушах в последний раз прозвучал голос Байкалова:

– Держитесь ребята!

* * *

Тяжелые бронированные двери за ними наглухо закрылись. Лена не знала о том, что первые шары появились лишь через 2 минуты. Но эти две минуты позволили Лене дойти до охранника у подвала и объяснить, что ей нужно попасть в подвал. Она сказала, что перепутала и взяла по ошибке ключ от машины Майкла вместо своего и случайно уронила его в подвал в щель между плитами и что боясь гнева мужа ей нужно немедленно его достать. Охранник знал дурной нрав шефа. Знал он и о том, что у миссис Helen в приемной находится запасной ключ от машины Джефферсона на случай, если тот потеряет или забудет где-нибудь свой. Ему было известно также, что приемная находится прямо над подвалом недалеко от входа в него. Он лишь спросил – нужна ли ей помощь? И получив отрицательный ответ молча пропустил ее к двери. Она открыла стальную дверь и вошла в подвал. Дверь была на доводчике и плотно закрылась за ней. Только теперь она вспомнила, что не взяла с собой фонарик. Мобильник остался в сумочке. Света в подвале не было. Не было и времени искать выключатель. Она спускалась по бетонным ступеням почти в абсолютной темноте, стараясь быстрее добраться до правой стены подвала. На последней ступеньке высокий каблук правой ноги у нее зацепился за какую-то неровность. Нога в стопе вывернулась, Лена потеряла равновесие и с размаху упала на бетонный пол. Дикая боль в ноге подсказала ей: либо перелом сустава стопы, либо очень сильный вывих.

Лена ползла вдоль стены уже 5 минут. Она ползла на животе, волоча за собой больную ступню, стиснув зубы и плача от боли, но считала каждую секунду. Ведь у нее их было всего 600, не больше! На 450-й секунде она нащупала стальную трубу, в которой был кабель заземления. На 600-й секунде Лена поняла, что не может найти эту проклятую розетку. Найти не может, потому, как не получается дотянуться до нее. Ведь все розетки в основном крепятся на определенной высоте от пола. На какой высоте находилась эта она не знала.

* * *

Как только они вошли в лабораторию Леха сразу включил и второй выключатель, и свой датчик, блокирующий сигналы всех камер слежения. Камеры не отключились. Они заблокировались и зависли на своем последнем кадре изображения. Энергороботы появились сразу все двадцать. Это были яркие светящиеся шары сантиметров 15 – 20 в диаметре и слегка потрескивали, как шаровая молния. В помещении стало невыносимо светло. Шары появились у противоположной стены и не спеша поплыли к ребятам. Расстояние между ними сокращалось так, как будто тот, кто управлял этими шарами, хотел насладиться зрелищем их убийства.

– Мужики! – крикнул Звездочет. Бьем по ним через вытянутые руки по моей команде. Как почувствуем усталость – также вместе создаем для них силовой барьер, чтобы блокировать их движение. Пока они проходят через защитное поле переводим дух и собираемся с силами. Потом снова по моей команде продолжаем их бить … Илья дал команду. Через 2 секунды каждый из ребят вырубил по 3 шара, Звездочет погасил 4. Половина шаров исчезла. – Еще один залп! – крикнул Звездочет и оставшиеся 10 огней пропали. Замена шаров пока шла через каждые 15 – 20 секунд. До создания первого барьера они продержались больше 3-х минут. За это время количество энергороботов пополнялось 9 раз.

* * *

Майкл сразу понял, что увидеть, как будут подыхать эти русские не получится. Видеокамеру наблюдения в 107-й похоже заклинило. Он со злостью вспомнил, что еще на прошлой неделе отдал распоряжение проверить все камеры слежения начальнику охраны.

– Все Билл Хенкс, – прошептал он, – с завтрашнего дня ты уволен! Но разбираться сейчас с камерами не имело смысла. Нужно сначала покончить с русскими. На табло установки всякий раз при производстве новых двадцати роботов загоралась красная лампочка и появлялось слово Power supply! (подпитка). За 5 минут роботы пополнялись 15 раз.

– Ничего, ничего, – шептал Джефферсон. Подожду немного, все равно больше 30 – 35 смен не выдержите, сдохнете!

Вся проблем на сегодня состояла в том, что Байкалов в свое время только начал работать над ускорителем движения роботов. Добившись начальной скорости до 1,5м в секунду, он дальше прекратил работу и переключился на дальность их создания. А у Майкла работа по увеличению скорости шла туго. Даже сегодня, спустя почти 5 лет отсутствия Байкалова, он смог догнать скорость на опытном ускорителе всего лишь до 3-х метров в секунду. Энергороботы упрямились и никак не хотели двигаться быстрее. Для продолжения и ускорения работ в этом направлении он ждал от инвестора очередного денежного транша в течении следующей недели. Ему как воздух нужны были эти деньги. Поэтому о своих неудачах в Нигерии и визите Звездочета в НИИ никому не было сказано ни слова.

* * *

Лена искала рядом с трубой заземления хоть какую-то опору, Кроме этой трубы намертво закрепленной к стене рядом ничего не было. Отчаявшись, примерно на 800-й секунде она случайно провела по трубе рукой и нащупала на ней крепежную планку, так называемый хомут. Он находился примерно на высоте 50-60 см от пола. На счастье, его сделали из какой-то толстой пластины не мене 8,0 мм толщиной. С трудом превозмогая боль и волоча за собой уже «налитую» ногу она подползла к трубе с правой стороны.

Потом, чуть приподнявшись на руках, смогла подтянуть под себя согнутую в колене левую ногу. Ей повезло еще и в том, что левая, здоровая нога оказалась у нее толчковой, а значит подъемная сила у этой ноги была больше, чем у правой. Передохнув с десяток секунд опираясь пальцами на этот хомут и переломав об него до крови все ногти, ей удалось встать на левое колено. Подтянувшись к хомуту еще на 10 см, она смогла опереться на этот хомут локтевым суставом и стала потихоньку поднимать все тело. Когда она встала у стены во весь рост, то не удержалась бы и упала, но успела нащупать рукой еще один хомут, на метр выше первого, за который судорожно уцепилась и смогла удержать равновесие. Голова кружилась, боль практически заблокировала все движения. Сил уже не хватало считать несущиеся секунды. На высоте 1,6 м от пола она нашла эту розетку. Держась одной рукой за планку хомута, она вырвала ее из гнезда Всего ей понадобилось 18 минут чтобы добраться до тумблера взрывателя. Его маленькую ручку для включении механизма подрыва взрывчатки нужно было опустить вертикально вниз. Падая на пол, она давила на него не столько пальцами руки, сколько всем свои непослушным телом. Взрыв Лена не услышала.

* * *

Ребята держались уже 15 минут. Силы были на исходе. Они уже не гасили шары они только держали барьер. Шары двигались к ним, пробивая барьеры. Через каждый метр движения шаров им приходилось ставить новый барьер. Еще через две минуты Звездочет прошептал:

– Нужно обняться. Общее сопротивление нас троих больше каждого в отдельности. Ребята обнялись и попрощались друг с другом. Взрыва они тоже не услышали потому что первые 5 шаров успели разрядить в них всю свою энергию.

Как только генератор развалился, все шары мгновенно исчезли.

* * *

– Cдохли, сдохли, сдохли! – орал как ребенок Джефферсон. Еще не много и он бы пустился в пляс. Прошло почти три минуты, как «подпитка» не загоралась.

– Helen! Я уничтожил их! Мы победили этих русских колдунов! Если б они продержались еще 5 минут, установка отключилась бы из-за перегрева. Да, это были сильные ребята! Тем дороже моя победа!

Он попытался набрать ее по мобильнику. Тот не включался. Джефферсон даже не обратил на это внимание. Он схватил трубку городской связи. В трубке оглушительно ревел фон микрофона. – Черт!, черт, черт! – снова закричал Джефферсон.

И тут же следом за взрывом, который он успел услышать, перед ним предстала звериная морда того, кого он звал…

* * *

Сознание не сразу возвращалось к Илье. Сначала он увидел Байкалова, который кинулся к нему, обнял его, подхватил на руки и пустился с ним в пляс.

– Мы раздавили эту гадину, победили Джефферсона, Звездочет! Проклятая установка уничтожена. Управление шаровыми молниями теперь не скоро откроется людям! Ведь Джефферсон, доведи он свои опыты до конца и подняв ее скорость и мощность, мог бы без труда победить целые армии. Еще один бесславный конец несостоявшегося «властелина мира».

– Да, извини, мой мальчик, но тебе пора обратно! Приводи в чувство ребят и главное – возвращай к жизни Лену. Это она вас всех спасла! Если бы ты знал, чего ей это стоило! Бедная девочка! Низкий ей поклон от меня.

– Из Америки вон! Бегите из этой проклятой богом страны вон! На чем угодно: самолете, ракете, подводной лодке, Только, быстрее и не возвращайтесь сюда никогда!

– Про Скит на Алтае забудь! Пока забудь! Поселитесь с Леной в Москве, Питере, Нижнем, да где угодно! Хватит боев! Живите, как все люди, нормальной жизнью, любите, рожайте и воспитывайте детей!

– Лену береги! Она стоит того!

– Сегодня же поклонись звездам это они вернули вам всю энергию, именно всем троим и тебе, и Лешке, и Димке. Теперь на связь со мной будете выходить только по их команде.

– Звездные вы дети мои! Прощайте!

* * *

Илья вынес Лену на руках из подвала. Алексей с Дмитрием уже знали, кому обязаны своей жизнью.

– Как она? – спросил Лешка, – помощь не требуется?

– Она уже спит, ребята! Все что требуется я уже отдал ей!

– Лена просила забрать из приемной ее сумочку, там документы и вещи.

Димка забежал в пустую приемную и вынес ее сумочку. Они так и прошли втроем через всю территорию института. Впереди Илья с Леной на руках, слева и справа Лешка с Димкой. Охрана просто разбегалась от них. Ни один телефон не работал. На весь персонал НИИ они дали коллективную установку на аварийный взрыв от случайного перегрева генератора энергетических роботов по вине директора института Майкла Джефферсона.

* * *

Самолет компании NOMAD AVIATION уже ждал их на аэродроме в аэропорту Bop Hope, расположенным в нескольких километрах от центрального района Лос-Анжелеса. Пилот встретил их хмурым взглядом:

– Вы заказывали всего 3 пассажирских места, а вас четверо!

– Мы доплатим! – сказал Лешка.

– Вам придется доплатить намного больше, у вас не все в порядке с визами господа.

– Сколько нужно всего? – спросил Звездочет.

– Мы договаривались на 30 000$. С учетом всех дополнительных проблем с вас всего 60000$. Если откажетесь я сейчас же вызову полицию.

Звездочет побледнел. У них оставалось всего 40 000$. Если воздействовать на психику пилота, неизвестно, что с ним будет в полете. Самолет никто из них водить не умел. Вырисовывалась довольно серьезная проблема.

– Не хочет Америка отпускать нас, да Илья? – спросил Димка.

Лена открыла глаза:

– Там в сумочке деньги. Возьмите их!

– Неужели мы вместе с тобой летим домой, милый мой Звездочет?!

– Как же я счастлива!

_________________

278
Читать мистические истории:
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Maria3500
13.08.2020 15:35

Нет слов…