Звездочет. Часть 2.

1. Леха.

Алексей Попов уже третий год работал начальником испытательной лаборатории в Московском НИИ Космического приборостроения. Семь лет назад, когда они разъехались по возвращению из Горного Алтая, его отец через свои связи, на работе, помог ему устроиться в этот закрытый институт рядовым инженером испытателем. Заниматься врачебной практикой в Москве без медицинского образования было невозможно. Но та испытательная лаборатория, куда попал Леха, имела вполне определенное отношение к медицине. Она занималась разработкой, испытанием и внедрением приборов жизнеобеспечения для исследователей в космосе. И все его медицинские познания, и врачебная практика оказалась для молодого исследователя весьма кстати. Начальник лаборатории быстро распознал у Лехи его математические и аналитические способности, позволившие инженеру-дилетанту за 2-3 года полностью овладеть необходимыми профессиональными знаниями. Но главное Леха мог быстро ориентироваться в нестандартных ситуациях и всегда успевал принимать взвешенные и технически обоснованные решения. Через 3,5 года он уже смог вполне достойно заменить ушедшего на пенсию своего бывшего начальника.

Став начальником лаборатории Алексей без особого труда собрал на работе несколько спутниковых телефонных аппаратов (себе, Илье и Димке). Подключить их к сотовому оператору Иридиум не составило труда. Решить проблему с передачей телефона Звездочету помог Лехин отец, еще работавший старшим аналитиком в управлении по борьбе с терроризмом в центральном аппарате ФСБ. Именно он тогда связался со своим бывшим одноклассником, руководителем их управления в Горно-Алтайске и попросил разыскать Звездочета в верховьях Катуни, не далеко от села Усть-Кокса. Этот одноклассник связался с отделением МВД по Усть-Коксинскому району и поручил организовать розыск и передачу посылки из Усть-Коксинской почты Звездочету. Так телефон вместе со всеми инструкциями добрался-таки до Звездочета. С тех пор Леха с Димкой раз в месяц в одно и то же число собирались у Лехи на квартире и звонили Илье на Алтай. Связь работала исправно.

*    *    *

 

2. Димка.

Ему повезло почти сразу, как только он вернулся домой. После недели безуспешных попыток найти работу, связанную с медициной он прогуливался по Арбату летним вечером, как вдруг на его глазах из проулка ближайшего дома выскочила иномарка и сбила молодую женщину, в 5-6 м перед ним переходящую через проулок. Водитель, похоже, молодой парень даже не притормозил и умчался дальше. Прохожие кинулись к женщине, кто-то уже звонил в скорую. Димка оказался ближе всех к пострадавшей. Женщина не подавала признаков жизни. Привычными профессиональными движениями он аккуратно повернул женщину на спину и быстро сделал ей искусственное дыхание одновременно с массажем сердца. Женщина застонала. Далее быстрыми движениями он растер свои руки и поднес к женщине правую руку вплотную к ее голове, а левую к своему сердцу. Через минуту он наклонился над ней, посмотрел в ее полузакрытые глаза и сделал несколько пассов обеими руками.  Женщина перестала стонать, ее дыхание выровнялось, и она… уснула.

Приехавшие через 7 минут врачи скорой положили ее спящую на носилки и увезли в больницу. Все это время за ним внимательно наблюдал пожилой мужчина. После отъезда скорой он подошел к Димке и сказал:

– Я был просто поражен профессионализмом при оказании вами первой помощи пострадавшей. Но как вы ухитрились снять у нее болевой шок, да еще и усыпить пациентку? Да у вас талант, батенька!

– Хотите поедем со мной в ту клинику, куда увезли девушку? Узнаем, что дальше с ней? Я ведь работаю в этой клинике. И хотя со вчерашнего дня я в отпуске, не могу не проведать своих коллег.

– Позвольте представиться: старший хирург ФГБНУ “Российский Научный Центр Хирургии им. академика Б.В. Петровского” (РНЦХ) – Полетаев Владислав Леонтьевич. По дороге в клинику Димке пришлось рассказать все или почти все об их Алтайской практике.

В клинике девушку успешно прооперировал друг и коллега Полетаева хирург Мишин. В кабинете Димка продемонстрировал Полетаеву все, что умел. А умел он достаточно: без тонометра точно определял давление, взяв пациента за руку, прямо на Полетаеве провел демонстрацию регулировки частоты сердцебиения, потом взял иглу и на глазах старого хирурга проткнул кисть руки насквозь даже не поморщившись. Потом по просьбе Полетаева проткнул насквозь кисть и ему. Старый хирург никакой боли не почувствовал и при этом не выделилось ни капельки крови. Потом провел с Полетаевым сеанс гипноза. Телекинез по перемещению спичечного коробка Димка демонстрировать не стал, из скромности, да и спичек под рукой не оказалось.

– Значит работу по медицинской линии без диплома конечно же не нашел? – спросил Полетаев.

– Увы, – развел руками Димка.

– Сделаем так, завтра с утра я переговорю с ректором РНИ Медуниверситета имени Пирогова о том, чтобы через месяц осенью тебя приняли сразу на второй курс без экзаменов. С этого же времени будешь работать в нашей клинике у меня ассистентом.

– Пойдет? – спросил Полетаев.

– Пойдет, – сказал Дмитрий.

– Да, чуть не забыл, – и он протянул ему листок бумаги.

– Здесь данные той девушки вместе с адресом и телефоном.

– Кстати, она не замужем, – подмигнул старый хирург и улыбнулся.

*    *    *

 

3. Звездочет.

Сегодня вечером мелодичный звездный голос предупредил о вызове Байкалова. В открывшемся зеркальном коридоре Байкалов появился не сразу. Потом он нахмурился, поздоровался и сказал:

– Вот и первое ваше испытание. Собирайся и езжай в Москву к ребятам. Я планировал чуть позже, но сегодняшнее событие заставило меня поторопить вас. Нужно разобраться с одной напастью. Вам предстоит поездка в Африку. Там нити потянутся в Америку. В Штаты пока не суйся. Молод ты еще. В Африке закончите и соберете информацию, а дальше вызовите меня, и я сообщу остальное.

– На той банковской карте, что передали тебе с телефоном друзья денег хватит, чтобы добраться до Москвы. На дальнейшие расходы возьмешь из тайника под первой короткой доской от печки к стене сруба.

– Счастливой дороги и удачи всем вам! До-связи!

Илья аккуратно вынул эту доску, достал металлическую банку из-под монпансье и вынул оттуда 4 золотые Николаевские монеты 1910 года достоинством по 10 рублей. Каждому по монете решил Илья и одна в резерв. Червонцы этого года были самыми дорогими на рынке у антикваров и нумизматов. Он убрал банку в тайник и приделал доску на место. Сборы в дорогу были закончены.

*    *    *

Он решил не сообщать друзьям о приезде. До Барнаула он добирался больше суток. Самолеты до Москвы летали с аэропорта имени Германа Титова даже чаще, чем каждый час.

Лететь предстояло 4,5 часа.  Взлет прошел нормально, но примерно через час полета в салон вошла стюардесса и спросила:

– Есть ли среди пассажиров врач, одному из наших сотрудников стало плохо.

Никто не отзывался. Звездочет оглядел весь салон и, убедившись в отсутствии среди пассажиров медиков, поднялся и вышел в след за стюардессой. Оказалось, что плохо стало командиру судна, которому было далеко за 50 лет. А второй пилот оказался стажером, заметно нервничал и постоянно оглядывался назад, ища глазами ушедшую в салон проводницу.

Илья подошел к старшему пилоту, снял с него наушники, китель с погонами из 4-х нашивок. Затем снял галстук и расстегнул почти все пуговицы рубашки. Взял пилота за руку. Пульс был 90 с лишним, с серьезной аритмией. Давление просматривалось под 200. Звездочет давно уже управлялся без тонометра.  Илья положил левую руку себе на грудь, а правую руку на сердце пилоту. Энергия потекла от него к больному органу летчика. Через минуту аритмия у пилота прекратилась, а еще через 3 минуты пульс вернулся к 75. За десять минут Звездочет практически вернул человека к жизни, восстановив пульс и давление с 200/120 до 140/90. Летчик ожил и немного разговорился:

– Летаю уже 25 лет. Квалифицированных кадров не хватает. Последнее время приходится делать по 2 – 3 рейса в день. У нас уже много лет не делают замеры радиации, а она ведь в организме накапливается.

– На самолетах никаких дозиметров нет — рассказывал старый пилот.    Когда была еще такая страна — СССР, с нами прямо в кабине самолета эпизодически летали врачи. Они брали с собой дозиметры и определяли, на каких широтах, высотах и маршрутах какой имеется уровень радиации. Причем летали с нами везде — в Африку, Азию, Европу, по нашей стране и везде во время полетов производили замеры. Все-таки в то время с большим вниманием относились к здоровью летчиков и бортпроводников. Именно тогда и были определены нормы — 70 часов полетов в месяц, не более. Эту санитарную норму разрешалось превышать только в случае самой острой необходимости, да и то лишь три месяца в году. Все эти требования, когда СССР развалился, просто осели где-то там, в кабинетах и стали никому не нужными.

– Можно мне кофе? – спросил летчик.

– Только не крепкий, – сказал Звездочет и вышел из кабины.

– Спасибо тебе, – крикнул ему в след пилот.

– Скажи хоть, как зовут-то тебя?

–  По-разному, – обернулся Илья, – в основном: Звездочет.

Через 2 часа они благополучно приземлились в аэропорту Шереметьево.

*     *     *

 

4. Снова вместе. Не очень радостная встреча.

От Шереметьево до метро Речной вокзал автобус ехал около часа. Илья задумался о том, что на сегодняшний день никого из родных, кроме Лешки и Димки, у него не осталось. Родителей он похоронил перед самым отъездом на Алтай после окончания учебы. Они ушли друг за другом с интервалом ровно месяц. Сначала отец, потом мать. Родители со своей родней практически не общались.

– «Значит буду как-то жить один» – размышлял Звездочет. Но в мысли уже закралась доля обиды на себя и судьбу. Обиды больше на себя, ведь за свои 38 лет он так и не встретил свою половину. Правда были еще три письма от Лены Красновой из Англии. В первом письме она писала, что поступила в Кембриджский университет на факультет социологии. Что очень довольна, но скучает по школе. Потом только через 2 года было еще письмо, где Лена рассказывала о своей учебе, что будет учиться 5 лет, чтобы получить звание магистра, закончив второе высшее образование. Последнее письмо было уже по окончанию учебы. Ему показалось оно каким-то грустным.

– Получив звание магистра, – сообщала Лена, – я собираюсь ехать на работу в США, в какой-то НИИ. Туда пригласил ее знакомый их родителей, очень богатый предприниматель, один из акционеров этого института, временно исполнявший обязанности первого заместителя его руководителя. Она писала, что этот американец сразу предложил ей руку и сердце. Но она рвалась в Россию, где очень хотела встретиться с Ильей. – Я его не люблю, – писала Лена, но родители стали настаивать на браке. Они были русскими дворянами. Их предки по линии матери и отца получили свои титулы за выслугу лет в армии еще в ХVIII веке.

– Илья! – писала Лена. Пока я училась в универе, пришлось здесь столкнуться с препаратом, который мне кололи в школе в последнее время. Так вот здесь в Англии, где был изготовлен этот препарат, он считается полной «пустышкой» и никак не мог мне тогда помочь.

– Скажи, это правда, что ты наколдовал мне тогда выздоровление? Я не забуду тот день никогда. Ты ведь именно так признался тогда? Скажи! И я тотчас же брошу этого американца и эту Англию, и его Америку и приеду к тебе. Только скажи! – просила она.

Вначале он хотел написать письмо и сказать ей об этом. Но потом сердце защемила какая-то глухая боль. Ему показалось, что она всего лишь хотела отблагодарить его. И он так и не ответил на то письмо.

*     *     *

Леша по-прежнему жил с родителями в престижном районе в 6-ти этажном кирпичном доме, постройки конца 60-х годов. Они жили на 3-м этаже в квартире с большой гостиной и тремя спальнями недалеко от метро Студенческая. Подойдя к Лешкиному дому, он почувствовал что-то неладное. У его подъезда толпился народ.

А между 2 и 3 этажом их подъезда на лестничной клетке стояла крышка гроба и рядом тихо переговаривались несколько мужчин. Илья позвонил в дверь, ее открыла Лешина мама с накинутым на голове черным платком.

– Здравствуй, Илья, сказала она, – проходи! И заплакала. – Горе-то у нас какое!

– Из-за спины матери показался Алексей. Он обнял Звездочета и потянул его в спальню.

– С приездом дружище! Почему не звонил, не предупредил? Мы бы тебя в аэропорту встретили! А у нас отец умер, позавчера на работе свалился от инфаркта. Не успели даже до больницы довезти. Сердце остановилось прямо на Скорой.  Ничего не смогли сделать. Через час едем хоронить на кладбище. Скоро Димка подъедет. Вот такие дела.

– Ну какая уж тут встреча, – вздохнул Звездочет, – прими мои соболезнования!

Тут к ним в спальню зашел только что подъехавший Димка. Он стиснул Илью в своих мощных объятиях и произнес:

– Я не успел догнать скорую. Был час-пик, сплошные заторы. Скорая включила сирену и шла на красный. Её везде старались пропустить, её, а не меня. Иначе, я бы не дал умереть дяде Лёне!

После похорон и поминок они договорились встретиться на следующий день у Леши. Димка уехал домой прямо из кафе, где гости еще минут 30-40 поминали добрым словом почившего Попова Леонида Ивановича.

Илья остался ночевать у Алексея. Вечером после этой тяжелой суматохи дня они сидели в Лехиной комнате. Он немного рассказал Звездочету об отце. В этом году ему должно было исполниться 59 лет. Он уже давно выработал пенсионный стаж, но уходить на покой не собирался. Во-первых, у него был огромный опыт оперативной работы по линии контрразведки еще со времен окончания холодной войны, когда Горбачевская перестройка позволила наводнить страну агентами всех уровней и в разных сферах ее жизнедеятельности. Леонид Попов пришел в КГБ СССР, когда аппаратом руководил еще Ю.В. Андропов.  В конце 70-х годов, он начал свою службу рядовым сотрудником НИИ «Прогноз» КГБ. Он попал в секретную лабораторию, которая разрабатывала новые формы защиты государственных секретов. При В.М. Чебрикове его перевели на должность научного сотрудника оперативно-аналитической службы 2-го управления КГБ СССР (контрразведка). В конце 1991 года при В.В. Бакатине его назначили старшим научным сотрудником. Потом было время постоянных реорганизаций и только через 3 года, когда КГБ было реорганизовано в ФСБ и когда было создано управление по борьбе с терроризмом Леонид Попов получил там должность рядового сотрудника. Но уже через 2 года был назначен на должность старшего аналитика отдела. Отец о своей работе говорил сыну кратко: отслеживаем работу западных спецслужб, связанную с созданием новых террористических банд и организаций от Азии и Африки до Америки, и Северной, и Южной.

Решающее значение причины продолжения работы отца в органах при выработке его пенсионного стажа был его огромный опыт работы в КГБ.

Но был и еще момент, позволивший руководству Леонида Попова оставить его на работе – это отменное здоровье отца. Все его медицинские показатели и анализы соответствовали реальному возрасту 45-50 лет!

После всей этой информации Илья сказал Лешке:

– А я ведь похоже, по этому поводу и приехал.

Затем он рассказал ему, что эта поездка и новая их встреча была назначена Байкаловым.

– Означает ли это, что мы должны в чем-то продолжить последнее дело или дела моего отца? – задумался Алексей.

– Я думаю, что смерть твоего отца и его последнее незаконченное расследование должны быть как-то связаны.

– Ты что же считаешь, что смерть отца носит преднамеренный характер, и что обширный инфаркт миокарда был вызван искусственно? Экспертиза показала, что в крови отца отсутствовали какие-либо признаки, свидетельствующие об умышленной остановки сердца.

– Во-первых, в таких делах давно используются препараты, которые улетучиваются из организма после их действия в течении10-15 минут.

– Во-вторых, нужно посмотреть бумаги и компьютер отца. Завтра придет Димка и начнем?

– Конечно, – сказал Леха. – Давай заканчивать этот тяжкий день. Это в-третьих, пора спать.

*     *     *

На утро они собрались в отцовском кабинете. В их распоряжение Леха подготовил, все, что мог найти: компьютер отца и небольшую папку, которую Леша частенько видел в отцовских руках, когда тот работал с документами дома.  Папка называлась «Неоконченные». Папкой занялся Звездочет. Отцовским компьютером – Леха с Димкой.

Верхний лист имел название «Заключение по теме № Z/12-17» и был набран от руки. В этом Заключении было написано:

«В соответствии с заданием №….от ….  мною за 3 года проведено аналитическое исследование документов по делу № Я/12-17. В результате анализа имеющихся в моем распоряжении материалов и донесений агента №Z … первоначальные предположения 1,5 годичной давности подтвердились, а именно:

  1. В Нигерии в течении более чем 3-х лет под видом колдунов, шаманов, ясновидящих и целителей действует особо опасная экспериментальная террористическая группа, специально подготовленных диверсантов.
  2. Целью диверсионной группы является физическое устранение (убийство) неугодных физических лиц, а также психологическое воздействия на сознание людей по их фото с целью принуждения к выдаче необходимой для группы информации либо определенных действий в интересах данной группы. Воздействия в основном проводятся индивидуально каждым из членов группы, но не исключены и коллективные действия, предположительно усиливающиеся в зависимости от количества участников «колдовства».

Дальность этого воздействия постоянно возрастает и составляет на конец прошлого года уже более 3000 км.

  1. По имеющимся данным предполагается, что наш агент №Z…, работавший в Нигерии по данному делу совсем недавно был ими раскрыт и скорее всего ликвидирован. По его информации у Нигерийских «колдунов» была замечена научно-техническая литература по экстрасенсорике: гипнозу, психокинезу, телепатии и даже психосоматике.
  2. Действия группы свидетельствуют о квалифицированной профессиональной подготовке их состава в специальном центре, занимающимся энергоинформационными и психосоматическими исследованиями, а также воздействием на сознание человека на большие расстояния.
  3. В связи гибелью агента №Z… предлагается направить в Нигерию специально подготовленную группу в составе 2-3 человек с целью установить принадлежность и местонахождение разведцентра…

На этом заключение обрывалось. Далее шли копии документов с пометками Леонида Ивановича, разделенные большими скрепками на 3 пачки-группы. У каждой пачки сверху под скрепкой был стикер с названием этой группы.

Первая группа называлась «Диверсии». На ней были пометки: начало –в пределах Нигерии (до 500 км); далее: Бенин, Камерун, Того (1-й год работы: до 1000 км); далее: Гана, Чад, Мали (2-й год: до 2000 км) и последняя группа: Конго, Ангола, Египет (2-й и начало 3-его года: до 3000 км).

Далее лежали скрепленные маленькими скрепками три стопочки по годам, по 3 объявления в каждой стопочке. В каждой из перечисленных стран по 1объявлению-некроглогу.

Илья мельком просмотрел все сколотые документы. Это были объявления о скоропостижных кончинах довольно известных в указанных странах политиков в основном с 2-мя диагнозами: инфаркт миокарда и кровоизлияние в мозг (инсульт). Пометка Попова:

Итого умерло 9 человек. За 2,5 года продвинулись на 3000 км – прогресс в расстоянии значительный! По данным агента в этом плане имели место именно коллективные действия всей группы.

Вторая группа называлась «Нигерийские письма», где уже деления на расстояния не было.  Там лежали ксерокопии писем, отправленных в разные страны через интернет. Суть писем сводилась к следующему: какой-нибудь клерк банка, адвокат или кассир банка в основном страны Нигерия обнаружил в своем банке средства давно умершего человека с конкретной фамилией и написал письмо через интернет к кому-либо с предложением эти средства получить и разделить 50х50, может и в другой пропорции. И если получатель письма соглашается на этих условиях предъявить свои права на эти деньги (а суммы шестизначные и даже семизначные), то ему нужно передать этому адвокату для оформления получения денег совсем незначительную сумму от 100 до 500$. Естественно, после получения этой незначительной суммы клерк исчезал. Но иногда были случаи, когда человек делал и два, и три платежа. В пометке Попова было следующее:

– Предложение слишком наивное, но в качестве подработки принесло доход в количестве примерно 300000 долларов за 3 года. Первый год по одному разу заплатили 90% клюнувших на эту дешевую приманку и 10% заплатили по 2 и 3 раза. Второй год общее число халявного заработка уменьшилось вдвое. Но количество уплативших 2 и более раз тоже выросло в два раза. На третий год все повторилось и в итоге в среднем в год доход продолжал держаться на уровне 100000$.

Была еще одна приписка:

– По России в среднем ежегодно платежи по «Нигерийским письмам» составляли не более 10000$. Конкретные данные в компьютере.

Третья группа называлась «Кредиторы». Это была самая большая группа, где были сколоты кредитные предложения, от кредиторов из Нигерии, Того, Нигера, ЮАР. Но в основном из Нигерии. Кредиты предлагались под крайне низкие проценты и практически без учета возраста и залога. Кредитные предложения вбрасывались на различных специализированных сайтах, но и часто мелькали в виде назойливой рекламы. Судя по множеству запросов из различных стран эти объявления пользовались большим спросом. Люди через электронные почтовые ящики делали свои не хитрые заявки на кредит, указывали нужную им сумму, возможный срок гашения и желаемый процент за пользование кредитом. В ответ все безотказно получали через интернет кредитные договора на красивых затейливо заполненных бланках с указанием финансировавших сделки солидных Нигерийских банков, типа «Zenith», «Fidelity bank», «Эко банк» и другие. На договорах красовались печати и банков, и кредиторов, которые оказывались либо агентами банков, либо предпринимателями с патентами, дающими право на выдачу кредитов. А далее шел наглый и беззастенчивый обман:

– для оформления и выдачи кредита вам необходимо оплатить страховку от несчастного случая в сумме 30-50$ (это для начала).

Затем, если попавший в сети мошенников клиент оплачивал эти деньги, ему указывали на необходимость выплаты налога на полученный доход в сумме около 100$.

Потом хитроумные кредиторы запрашивали отчисления на борьбу с бедностью, учитывая законы одной из «самых бедных в мире стран» – Нигерии, также в сумме до 100$.

Далее, учитывая заражение их любимой страны вирусом терроризма они требовали произвести отчисления и на борьбу с этим международным злом в сумме 100$ и даже выше.

Заканчивались платежи, как правило на отчислениях для оплаты лицензии на выдачу кредитов. Заканчивались, не потому, что дальше врать не хватало фантазии, а потому, что у клиентов к этому времени заканчивались все их сбережения, а вместе с ними и надежды на получение кредита.

В этой группе пометок Попова было много и суть их сводилась к следующему.

– «Доступность кредитных линий в мире довольно ограничена. Прежде всего требованиями залога, наличием поручителей, кредитной историей, кредитной нагрузкой, а также возможностями погашения (возраст, з/плата, состояние здоровья). Для многих людей с учетом доступности кредитов эти предложения обещали полный выход из сложных жизненных ситуаций.»

– «Многие клиенты делали по 2, 3 ,4 и даже 5 платежей. После этого несчастные клиенты еще долго обращались к кредиторам и угрожали за обман, и умоляли выдать кредит, и даже заявляли, что вынуждены из-за их обмана свести счеты с жизнью – кредиторы хранили скромное молчание.

– «Сумма, выкаченная мошенниками –кредиторами с обманутых клиентов только за три года с учетом имеющихся данных астрономическая – более 50 млн.$. Данные по России также ужасают (смотр. комп.)».

ВОПРОС: Что могло заставить платить сотен людей во всем мире по 3-5 раз по требованиям мошенников?

ОТВЕТ: Несомненно, психологическое воздействие на большие расстояния. Результативность воздействия мошенников год от года растет и составила на прошлый год – до 40% от числа запросивших кредит. (Три года назад составляла не более 10%). Правда число желающих уже в прошлом году почти вдвое сократилось по сравнению с первым годом.

Илья закончил свой просмотр. Алексей с Дмитрием также отошли от компьютера и присели рядом со Звездочетом. Они подтвердили наличие некрологов по преждевременным кончинам политиков. Количество Россиян, желавших получить в Нигерии наследство составило несколько десятков человек и общая сумма, оплаченная ими мошенникам за три года, не превысила и 5000$.

Совсем иначе обстояло дело с желающими получить дешевый кредит из Нигерии. Во-первых, число обратившихся за «дешевым» кредитом россиян  составило за три года более 3000 человек. А тех, кто платили 1, 2 и более раз оказалось больше 1000 человек. Общая сумма, выкаченная от Российских клиентов, составила более 5,0млн.$. Несколько десятков человек отправили кредиторам более 5000$, в надежде получить кредит на суммы от 30000$ до 50000$. В компьютере также значилось 12 случаев суицида из числа отправивших свои последние деньги мошенникам.

Далее в компьютере Попова старшего они нашли черновики запросов, подготовленных для нашего МИДа в МВД Нигерии, затем в Федеральное Бюро расследований и разведки и наконец в Министерство иностранных дел этой крайне коррумпированной страны с уведомлением о том, что по имеющимся данным спецслужб РФ на территории Нигерии действует диверсионно-мошенническая группа, занимающаяся организацией политических убийств, пока в масштабах стран Африки, а также мошеннических действий в масштабах многих стран мира. Предлагалось заняться выявлением данной группы, опираясь на имеющиеся в РФ материалы. Против каждого черновика стояла пометка- ответ получен (чистая отписка!). Затем был черновик обращения в Интерпол и здесь же их ответ о том, что работы по выявлению террористических групп в Нигерии ведутся на постоянной основе интенсивно и успешно. И что выявлено несколько вооруженных групп ИГИЛ, а также перевалочных центров наркотрафика, и что все вывяленные сведения переданы руководству страны.

После этих документов Димка обратил внимание на небольшой скан последней докладной записки Агента №Z… из Нигерии. В этой записке было указано, что у колдунов-диверсантов имеются на руках сканы фотографий нескольких работников ФСБ России. В списке было 4 человека в том числе Попов Леонид Иванович. Это было ровно месяц назад.

Алексей сжал кулаки:

– Я чувствовал, что батя умер не своей смертью. Ведь он был здоровый, как бык и ни на что никогда не жаловался!

– Что будем делать? Прощать такое нельзя!

– Да, – сказал Звездочет. Для этого меня к вам и отправил Байкалов!

И он достал из кошелька 4 золотых червонца рыночной стоимостью более 1,0 млн. рублей. Сдать их по этой цене не составило труда, и на следующий день все деньги были положены на неименные карты VISA «Райффайзенбанка». Запас отложили на отдельную карту и поручили хранить ее Илье.

В течении 3 –х следующих дней через консульство Нигерии в Москве была оформлена виза с приглашением для туристической поездки на фестиваль «Дурбар» вместе с бронью на самолет Турецких авиалиний и мест в отеле «Peace Media Hotels.

Алексею без особого труда удалось оформить отпуск без содержания на 14 дней по семейным обстоятельствам. Дмитрий должен был начать учебу и работу только через 3 недели. И еще очень важный момент: Алексей оформил разрешение в своей лаборатории на все это время для пользования специальным карманным прибором, собранным у него в лаборатории для отключения всех существующих видов камер наружного слежения.

– Ну что, – произнес Звездочет, – открываем охоту на «колдунов»? Для начала все трое попросим кредиты, скажем по 20000$ на брата, предложим оформить их одновременно всем вместе и пообещаем произвести все необходимые выплаты на месте в Абудже.

И рыба заглотила наживку. Их просьбы были приняты. Кредиты обещали выдать под 6% годовых. Выплаты согласились принять в столице по указанному адресу. Все это указывало на самоуверенность колдунов в своей силе.

5. Схватка в Нигерии

От Москвы до столицы Нигерии Абуджи самый короткий и самый дешевый перелет предлагался компанией «Turkish airlines» и вместе с пересадкой в Стамбуле составлял чуть больше суток (около 29 часов). Билет стоил 41,5 тысячу рублей.

Августовская Москва проводила их теплым летним вечером, а Нигерия встретила влажным и душным тропическим климатом. Термометр в аэропорту имени первого президента страны – Ннамди Азикиве показывал +35°С, влажность 85%.

– Да-а, протянул Дмитрий, – жара и духота как в бане!

Однако в Отеле работал кондиционер, температура и влажность воздуха были вполне приемлемыми.

Встреча с кредиторами была назначена на завтра на 12-00 местного времени. По указанному в интернете адресу располагался довольно большой 2-х этажный особняк, находившийся на краю города.

Как только друзья подошли к воротам ограждения Алексей включил свой датчик, подавляющий все приборы слежения. У входа их встретил проводник-охранник и предложил пройти в приемную.

Затем появились три человека из кредиторов. Это были негры невысокого роста.

– Это вам нужна кредита? – спросил один из них на ломаном русском.

– Да, – ответил Звездочет. Нам каждому нужен кредит по 200000$.

– Наша фирма есть очень большой кредитор. Наша кредита знает все страна мира! Мы самый крупный кредита и даем до 1 млн.$.

Друзья разыгрывали отрепетированный в Москве перед поездкой спектакль. Цель была одна – вытащить всю банду для переговоров в одно место.

Один из кредиторов подал каждому из них по 2 бланка заявлений на кредит.

Друзья заполнили каждый свое заявление, расписались и подали бумаги тому, кто выдал им бланки. Кредитор бегло просмотрел их все и сообщил:

– Для кредита вы платить 100$ за страховку и 150$ налог на доход, каждому.

– Простите, но мы так не договаривались, – начал Леха.

– Ваша платить или кредита не получится!

– Да это целых 250$ возмутился вслед Дмитрий.

– Прямо не знаю, что и делать, – сказал Звездочет.

В этот момент кредитор, что немного знал русский, позвонил по телефону и затараторил о чем-то на местном. Вошли еще трое «кредиторов», встали рядом с двумя первыми и уставились на ребят.

Звездочет почувствовал довольно значительный импульс воздействия на мозг.

– Отлично, господа, собирайтесь дальше!  = подумал он.

– А если мы откажемся платить, развернемся и уедем обратно? – Звездочет впервые задал вопрос по-английски, чтобы понятнее был и его вопрос, и ожидаемый ответ.

– Вы отсюда никуда не уедите, пока не заплатите по 250$ сегодня и по 500$ завтра. После завтра платить придется уже по 750$ итак далее…

– А сил то у вас хватит задержать нас здесь? – вновь на английском спросил Илья.

– Хватит! – произнес тот же кредитор и в зал вошли еще двое. Одна из них была женщина. Затем они подвинулись друг к другу и встали полукругом.

Каждый из ребят почувствовал, как бы сильный удар в голову и в висках зазвучал приказ:

– Отдать все деньги, что есть с собой!

– Так вы ребята, стало быть колдуны, что ли?

– Мы великие колдуны, древнего рода Мамбила, нам подвластны знания колдунов бете из Кот-д’Ивуар, ваньякуса из Танзании и других…Мы убиваем взглядом за тысячи километров. Мы пожиратели душ людских. Мы страшны и могущественны. И вы умрете сейчас, все трое!

Алексей подошел к колдунам ближе и достал из кармана отцовскую фотографию:

– Убийство этого человека – ваша работа?

– Да, мы отправили его в царство мертвых. Вы сейчас отправитесь туда же к нему!

После этих слов Звездочет поднялся с кресла в свой почти 2-х метровый рост и взглянул на эту толпу негров. Те уже почувствовали что-то не ладное и сконцентрировали всю свою энергию на попытке парализовать волю главного из  русских и подчинить своему влиянию.

– А вы хоть раз в своей жизни видели настоящего колдуна русского, тараканы черножопые? – глухо произнес Звездочет. Он прекрасно понимал, что его тихий голос в ушах этих негров будет звучать ревом.

– Ну так смотрите, как умеют биться русские колдуны-воины!

И они двинулись к сжавшимся в комок «пожирателям душ».  Впереди шел Илья, слева и справа Леха с Димкой.

Взмах руки Звездочета и стоявший в центре «колдун» приподнялся почти на два метра от пола, перевернулся в воздухе вверх ногами и тут же всей тяжестью тела врезался головой в пол из напольного декоративного камня. Мозги из треснувшей головы разлетелись в стороны.

Алексей и Дмитрий почти одновременно нанесли по невидимому удару на двух крайних колдунов. Оба негра с огромной скоростью разлетелись в разные стороны и с диким криком врезались в противоположные друг от друга стены.

В это время Илья поднял обе руки вверх и хлопнул ими в ладоши. Два рядом стоящих «пожирателя душ» приподнялись от пола разлетелись на несколько метров в противоположные стороны, а потом приняв горизонтальное положение со страшной скоростью столкнулись лбами друг в друга.

На несколько секунд воцарилась тишина, потом раздался жалобный вой трех оставшихся в живых колдунов.

Но Леха и Димка тотчас заставили 2-х колдунов развернуть свои шеи на 180 градусов и те, взвизгнув, тут же замолчали, навеки.

Оставалась одна женщина. Она чуть держалась на ногах, и вся тряслась от страха.

– Что, тихо, – спросил ее Звездочет, – страшно, когда тебя убивают? Не то, что самим убивать?

У женщины еле хватило сил произнести на ломаном языке.

– Вы, рюсски, страшный, непобедимый духи. Я такой нигде не видал.

– Скажи женщина, – спросил ее Илья по-английски, – где вы изучали свою науку и кому служите?

Женщина шатаясь побрела к столу и достала из ящика визитную карточку. Там было написано «Международная ассоциация психотерапевтов. Научно-исследовательский институт парапсихологии и экстрасенсорики. Лос-Анжелес. США». Дальше стоял длинный номер телефона. Илья вспомнил свою первую встречу с Байкаловым у эскалатора метрополитена 30 лет назад. Тогда на той визитке было что-то подобное.

– Как зовут тебя, женщина? – спросил Звездочет.

– Джессика Флорес.

– Слушай меня внимательно Джессика! Мы сейчас уйдем отсюда. Через 1 час ты позвонишь своему руководству в Штаты и расскажешь о том, что здесь произошло. Скажи им, что из тех русских, которые уничтожили вашу банду, старшего зовут Звездочет. И что он обещал заехать к вам в гости. Пусть ждут и готовятся к встрече! Сразу же после звонка ты забудешь обо всем, что здесь произошло, в том числе и о том, что ты работала на американцев.

– Полицейским своим объясни, что здесь между погибшими была драка. Из-за чего ты не знаешь, что ты пришла, когда уже все лежали мертвые.

И он дал ей установку на данную информацию. Потом они спокойно ушли в отель. Охранник спал мертвым сном и не должен был вспомнить о том, что 2 часа назад встречал и провожал каких-либо гостей. За воротами опустевшего особняка Леха выключил свой прибор.

*     *     *

Самолет компании Boeing уносил их из Африки. Они выбрали маршрут с пересадкой в Мадриде, а там уже прямым авиарейсом до Лос-Анжелеса.

В это время в Лос-Анжелесе директор подконтрольного ЦРУ НИИ Парапсихологии и экстрасенсорики г-н Майкл Джефферсон давал указания своему секретарю и супруге миссис Хелен Джефферсон:

– Вчера вечером мы получили сообщение, что наша экспериментальная агентура в Нигерии была разгромлена русскими диверсантами. Все бывшие сотрудники погибли, кроме Джессики Флорес, да и та полностью лишилась памяти. Главный из русских, по кличке Звездочет, на днях собирается к нам в гости.

– Ты должна записать его на прием ко мне по личным вопросам на следующий день после звонка на 15-00 местного времени. И сразу же сообщить мне об этом. Далее, в указанное время ты встретишь этого Звездочета вместе с его охранниками (если таковые будут с ним) и проводишь ко мне на 10-й этаж в кабинет № 107. Там будет табличка: директор НИИ М. Джефферсон.  Откроешь кабинет, извинишься перед ними за мое небольшое опоздание, попросишь всех войти и 10 минут подождать, пока я не приду. Потом оставишь их одних. Через полчаса можешь зайти, проверить и вызвать охрану, чтобы убрали все трупы.

– А сейчас мне нужно быть в управлении с докладом о положении дел с агентурой.

– Пока, милая, – он поцеловал ее в щеку и вышел из приемной.

*     *     *

Через час в приемную зашел главный бухгалтер и спросил, когда вернется мистер Джефферсон. Она хотела ответить, но помешал телефонный звонок.

– Минуточку, – она попросила подождать бухгалтера и сняла трубку телефона:

– Алло! Да, это приемная НИИ Парапсихологии и Экстрасенсорики! … Да я секретарь и супруга мистера Джефферсона… Я могу вас записать на прием по личным вопросам к мистеру Лжефферсону на завтра на 15-00. Кто вы и как вас представить? –  на другом конце телефона произошла какая-то заминка…

В это время на лбу Звездочета выступил холодный пот и ноги у него сделались ватными. Он бы узнал этот дорогой напевный голос из тысячи других, потому как столько лет мечтал его услышать. Потом собрав все свои силы, он тихо произнес:

– Лена! Это Илья Иванович Муромов. Я – Звездочет, Лена!

В трубке у него послышался шум и стук, будто трубка выпала из её рук. Потом глухой звук упавшего на пол тела…

______

360
Читать мистические истории:
avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио