Сверхспособности Анны Кингсфорд и ее «духовный удар грома».

В 1873 году она приняла решение стать врачом и приехала для этого в Париж. Помимо обретения научных знаний, она желала бросить вызов системе, в которой женщины очень редко добивались более высоких результатов в образовании.

Женщина, известная как Анна Кингсфорд (урожденная Бонус), родилась в сентябре 1846 года в Эссексе, Англия.

Она была 12-м ребенком в богатой семье и сумела выжить в ранние детские годы, несмотря на то, что была очень слабой и болезненной девочкой.

Несмотря на то, что в истории Анна Кингсфорд прославилась как защитница прав женщин и противница опытов над животными, есть источник, из которого можно узнать о том, что с юных лет у нее были экстрасенсорные способности.

В первую очередь у нее было что-то вроде дара общения  с животными, она быстро находила контакт с любыми животными и словно понимала то, о чем они ей говорят. Также у нее были видения и она якобы предсказала смерть как минимум нескольких человек.

Один член семьи прямо прямо сказал, что она «прирожденная провидица, видящая явления и предсказывающая характеры и судьбы людей».

Для всех остальных окружающих Анна была просто бледной и худой девочкой, которая сторонилась окружающих и большую часть времени проводила в обширной отцовской библиотеке, жадно читая все, что попадалось ей в руки.

Она быстро развивалась как творческая личность, уже в 13 лет написав большой роман под названием «Беатрис: повесть о ранних христианах». А когда она стала старше, она глубоко заинтересовалась миром оккультизма. Она начала изучать спиритизм под руководством мисс Флоренс Дж. Теобольд в Гастингсе и регулярно принимала участие в сеансах медиумизма.

Когда она превратилась в привлекательную взрослую женщину, многие мужчины увлекались ею и пытались взять ее в жены, что Анна считала очень изнуряющим и отвлекающим от учебы. В возрасте 21 года она вышла замуж за своего кузена — англиканского священника Алджернона Кингсфорда, чтобы получить статус замужней женщины и избавиться от назойливых ухажеров.

Она заключила с ним договоренность о том, что она будет иметь свободу воли и действий, а их отношения в основном будут дружескими и платоническими (правда в какой-то момент она все-таки «поддалась» и после этого у супругов родилась дочь Эдит).

В замужестве Анна продолжала писательскую деятельность, а потом просто выкупила женский журнал «The Lady’s Own Paper», чтобы публиковать там свои работы. Также она занялась духовной практикой теософии, стала суфражисткой и вегетарианкой.

blank

В 1873 году она приняла решение стать врачом и приехала для этого в Париж. Помимо обретения научных знаний, она желала бросить вызов системе, в которой женщины очень редко добивались более высоких результатов в образовании.

Быть в те годы женщиной, учившейся на врача, значило не только терпеть всевозможные издевки от коллег-мужчин, но и понимать, что даже при получении диплома врача, ее могут банально не допустить к лечению пациентов из-за того, что она женщина. Анна переживая все это, описывала мужу свои страдания в письмах из Парижа:

«У меня дела не идут хорошо. Мой начальник в больнице Charité категорически не одобряет женщин-студенток и воспользовался этим способом показать это. Около сотни мужчин (без женщин, кроме меня) обошли сегодня палаты пациентов, и когда мы все собрались перед ним, чтобы записать свои имена, он назвал всех студентов, кроме меня, а затем закрыл книгу.

Я выступила вперед и тихо сказала ему «Запишите меня тоже, сэр», а он воскликнул «Ты не мужчина и не женщина, я не хочу записывать твое имя!». Наступила мертвая тишина и я тоже молчала»

Тем не менее, Анна оказалась умной и способной ученицей, получая высокие оценки по всем направлениям, но одна вещь, с которой она не могла справиться, — это вивисекции на животных. В то время «экспериментальные операции» на живых животных были абсолютно важным компонентом медицинских исследований, но она отказалась участвовать в любой из них, считая это чем-то похожим на хладнокровное убийство.

Она так сильно переживала по этому поводу, что часто предлагала себя для операций, вместо препарирования очередного несчастного зверька, и активно выступала против этой практики. Но все это оставалось без внимания. Это стало для нее источником постоянной депрессии и отчаяния, вопли животных, которых резали в операционных заживо без наркоза, были для нее невыносимы:

«Я нашла свой Ад здесь, на Факультете медицины в Париже — Ад, более реальный и ужасный, чем любой из тех, с которыми я когда-либо встречалась, тот, который исполняет все мечты средневековых изуверов.

Мысль о том, что это именно так, пришла мне в голову однажды, когда я сидела в школьном музее, закрыв голову руками, тщетно пытаясь заглушить уши и не слышать жалобные вопли и крики, которые беспрерывно доносились ко мне сверху от холма, с частной лестницы.

Время от времени, когда до меня доносился крик более душераздирающий, чем все остальные, влага выступала на моем лбу и на ладонях моих рук, и я молилась: «О Боже, забери меня из этого Ада», не позволяйте мне оставаться в этом ужасном месте». Со слезами агонии я молилась о силе и мужестве, чтобы эффективно трудиться для устранения столь гнусного зла».

Ее главным заклятым врагом в этой области был физиолог Клод Бернар, который в то время был главным экспертом в Европе по вивисекции. Он, казалось, находил во всем этом невероятную прелесть и часто обсуждал достоинства и научную ценность вивисекции.

Он был настолько увлечен этим, что однажды подверг вивисекции собаку своих дочерей, чем вызвал у них сильнейшее отвращение к себе. Вскоре после этого его жена подала на развод и после развода она стала одним из активных критиков вивисекции в Европе.

blank

Клод Бернар проводит вивисекцию на кролике

Анна часто рассказывала всем, кто ее слушал, что Бернард на самом деле был злобным садистом и безумцем, и что она едва могла находиться с ним в одной комнате.

Это обострилось, когда в декабре 1877 года Бернар читал лекцию, во время которой он подробно рассказал, как он медленно запекал живых животных до смерти, изучая тепло их тела в разные моменты «эксперимента», и это стало последней каплей для Анны, заставившей ее кинуться к нему с криком «Убийца!»

По ее словам, выходя из лекционного зала, она изо всех сил желала убить его, вызывая в воображении то, что она назвала «духовной молнией» и представляя, как эта молния обрушивается на Бернара. Тут же Анне стало так плохо по каким-то причинам, что она упала в обморок.

А через два месяца после этого Клод Бернар внезапно сильно заболел и скоропостижно скончался. Анна так прокомментировала его смерть в очередном письме мужу:

«Горе мучителям. Я сделаю так, что станет опасным и даже смертельным делом быть вивисектором. Это единственный аргумент, который на них повлияет. Слава Богу, глава этой банды мертв.»

Она также якобы утверждала, что действительно использовала свои экстрасенсорные способности, чтобы поразить Бернара, но еще не закончила. Затем ее новой целью стал доктор Поль Берт, которого она назвала «самым известным из вивисектирующего братства» и заявила, что она снова обрушила на него «духовный удар грома».

Через несколько лет после этого, в ноябре 1886 года, Берт, достаточно крепкий и здоровый мужчина, внезапно умер. Было ли это совпадением или нет, но Анна восприняла это как знак того, что у нее в самом деле есть праведная сила, чтобы физически поразить своих врагов-мучителей животных:

«Я убила Поля Берта, я убила Клода Бернара, потом я убью Луи Пастера, а после него и все племя вивисекторов. Это великолепная сила, которая превосходит все вульгарные методы отправления правосудия над тиранами».

Однако ее попытка убить Пастера своими экстрасенсорными способностями пошла не совсем по плану. В ноябре 1886 года она отправилась в парижскую лабораторию Пастера, но по пути ее настиг сильнейший ливень, от которого она сильно замерзла, после чего заболела пневмонией, а потом и туберкулезом.

Вероятно именно эта болезнь помешала Анне ударить по Пастеру со всех сил, потому что в то время Луи Пастер действительно внезапно сильно ослабел и врачи не могли понять, какая болезнь вызвала его недуги. Но вскоре, так же внезапно, как и заболел, Пастер чудесным образом вылечился и был полон сил до своей смерти в 1895 году.

Он пережил Анну, которая скончалась 22 февраля 1888 года от туберкулеза, унеся с собой в могилу тайны своих предполагаемых сверхспособностей.

Сложно сказать, что тут правда, а что нет. Были ли у Анны в самом деле способности убить нескольких человек с помощью «духовной молнии» или же это преувеличения? Проблема в том, что большая часть информации об этом дошла до наших дней из книги, написанной в 1896 году давним соратником Анны в ее борьбе с вивисекторами Эдвардом Мейтлендом.

При этом, после публикации этой книги, он, по-видимому, уничтожил все бумаги, рукописи, дневники и письма, которые Анна Кингсфорд оставила ему, а это значит, что сейчас нет никакого способа подтвердить, что это правда.

blank 19
Ваша оценка post
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments