Старец Феодосий о последних временах

Старец Феодосий

Вся его жизнь, без всяких догматических доказательств, была свидетельством истинности Православия и той великой благодати, пребывающей в нашей Церкви. Поэтому он относился однозначно отрицательно к экуменизму. Старец считал, что все это подготовка к установлению церкви антихриста. Экуменизм он относил к прямому богоборчеству.

Старец еще добавлял к этому, видя модернизм, и все то, что сейчас творится: «Да, будет восьмой вселенский собор». Он говорил, что это будет собор, на котором перевесит все нечестивое, где Православие будет смиренно. Православных мало будет на этом соборе, а больше всего будет еретиков, новостильников, и т.д. Церковь переведут на новый стиль. Об этом говорили и Нектарий Оптинский и преподобный Кукша, это говорили оптинские старцы, и отец Феодосий говорил то же самое. Он говорил, что переведут на новый стиль, упразднят посты, упразднят монашество, и т.д., и в те храмы, как говорил святитель Игнатий Брянчанинов, уже ходить будет нельзя.

Все это будет происходить с благословения правящего священноначалия, но не только это. С подобного же благословения будет коронован антихрист.

Старец говорил, что мы живем в последние времена, первые наставления старца при постриге в монашество любимого духовного чада были такими, он сказал: «Знаешь, уже не долго осталось нам всем, так что принимай монашество, лучше умирать монахом».

Мирянам он не указывал одного места, где лучше, где безопасней спасаться в последнее время. Старец говорил разным людям по-разному. Например, приходили люди, он им говорил: «Уезжайте оттуда, там все сгорит, лучше купить домик возле Почаева». Другие люди приходили и спрашивали что лучше, уезжать куда-то или там оставаться, старец им отвечал: «Терпеть надо везде, оставайтесь там, где вы живете, и там терпите». Третьим людям советовал уезжать в горы. В последнее время у старца спросили: «Что же делать?». Старец ответил: «Или горы, или терпеть, если нет сил в горы, тогда терпи».

Старец монашествующим советовал уходить на Кавказ. Он сам в горах жил, пустынножительствовал, он и в дальнейшем просто жил этим. Разным по-разному советовал, ни когда старец не говорил всем людям одно и тоже.

Так вот монахам он говорил, что лучше, конечно, уходить в горы при антихристе, кто может. В горы в прямом смысле этого значения, где он сам жил. Там можно прожить с Богом, там можно молиться, чтоб только не принимать ту печать антихриста.

Некоторым старец советовал поближе перемещаться к Лавре, и преподобный Кукша это говорил, и другие старцы это говорили. Кукша например, рассказывал своим чадам: «Будет такое время, придет война, будет все гореть, но на три километра от Лавры все сохранится». Он советовал домики возле Лавры покупать, он говорил, что хоть бы за забор Лавры держаться, потому что время очень тяжелое будет. Или уходить в места удаленные от населенных пунктов, и старец такого же мнения был, только более просто и кратко все это советовал.

В начале девяностых годов, эта вся система кодирования населения, присвоения номеров, карточек, как сейчас, и т.д. была чем-то далеким и малореальным. На западе мы знаем, быстрыми темпами шло и идет присвоение каждому человеку кода, на правую руку и на лоб ложится микрочип. Так старец уже тогда прямо говорил: «Вот ты знаешь, сейчас последние времена, вот видишь микрочип – это и есть та самая печать антихриста, которую предсказывал Иоанн Богослов». Он прямо это сказал, и то, что времена уже последние. Старец добавлял еще, что это все идет подготовка.

Самое удивительное, что все, что сейчас происходит, присваивают номера и т.д., он заранее предсказывал, что все это будет. Что большинство людей все это примет, хотя принимать эти коды нельзя. Он объяснял, что это еще не печать антихриста, но это подготовка к принятию печати антихриста. В начале код, потом карточка, а после карточки уже печать. Старец предсказывал практически все то, что сейчас мы видим, то, что сейчас происходит, обо всем этом он говорил тогда, в то время.

Старец очень сожалел, когда развалился СССР, старец говорил: «Ну, это дойдет до полной анархии». Потом старец предостерегал еще, укреплял перед будущими испытаниями, может быть даже и гонениями. Он говорил кратко, укрепляя, чтоб мы как-то укрепились сейчас. Некоторым чадам из монашествующих и другим чадам благословлял читать Жития мучеников. Говорил, что война с Китая пойдет, война не долгая будет.

Когда на Украине началась политика вхождения в НАТО, он говорил: «Какая беда страшная, не дай Боже, чтоб Украина вошла в НАТО, если в НАТО, то это будет страшно», он не говорил, почему страшно. Удивляло, что старец никогда газет не читал, никогда не читал журналов, никогда радио не слушал, телевизор совсем не признавал, и говорил людям, чтоб дома его не имели, и т.д. При этом старец знал прекрасно, что такое НАТО, знал, что такое компьютер, знал все. Когда старца спрашивали о каких-нибудь событиях, которые происходят очень далеко, старец тут же точно определял, что там происходит.

Сейчас очень известен старец Паисий Афонский, который издает очень много книг, и он очень ревностно выступал, писал против кодов. Говорят старцу: «Батюшка, вот новые книги, Паисий…», а старец улыбается и говорит: «А я его знаю». Все так удивились, откуда старец его знает, ведь он никогда на Афоне не был. И он стал кое-что из его жизни рассказывать, никогда ничего даже не читая о нем. Потом говорят: «Батюшка, он тоже против кодов выступает», а старец отвечает: «Правильно, надо выступать, правильно делает что выступает».

Как уже говорилось, телевизор он не признавал вообще и ни когда не смотрел его. Многие пытались испросить его благословение на просмотр внешне безобидных телепередач. Старец отвечал коротко: «Нельзя его смотреть!». Однажды пришел к старцу на вычитку маленький мальчик, очень болезненный и слабый. А отец Феодосий и спрашивает его: «А дома у тебя есть телевизор?» Ребенок и отвечает: «Есть, цветной, красивый такой!». Старец дал ему такой совет: «А ты его палкой, палкой, чтобы ни чего не осталось!».

Очень интересно он объяснял и опасность компьютеров. Представьте себе, что человек ни разу не общавшийся с ними говорил: «Все компьютеры связаны между собой в одну сеть. Какие бы они не были – большие, маленькие, все связаны между собой. И эта сеть организована не для владельца, а для слежения за ним. Цель одна – полностью проследить за человеком, знать каждое слово его, каждое его желание и действие».

У отца Феодосия не было и тени сомнения в святости убиенного царя. Единственно, он предупреждал, что прославление его будет уже совсем в последнее время. Об убийцах императора он говорил так: «Это страшные люди, очень страшные!». В качестве примера старец приводил события из древней истории: царя и пророка Давида, сына его Авессалома, царя Саула… «Рука нечестивого да не коснется помазанника Божия…»

Старец предупреждал неоднократно, что настало время безбожников, это их время, поэтому они даже детей приучают к виду бесов. Везде продают для детворы «игрушечных» драконов, инопланетян, все делается, чтобы приучить их к виду нечисти, и приручить новое поколение. Отец Феодосий не просто говорил, но просто кричал людям: «Мы живем уже в последнее время», и это был крик души, знающей, как Господь хочет спасения каждому из нас. Он просто вопиял.

Был случай, когда он очередной раз просился у владыки Владимира в поездку на Кавказ. Владыка очень любил и почитал старца, с любовью и теплотой спросил его: «Батюшка, а когда же домой?». Отец Феодосий задумался, потер лоб рукой и ответил Преосвященному: «Домой?! Очень скоро они все возьмут в свои руки, храм построят и нас всех отправят домой!». И тепло улыбнулся.

Когда ему говорили о новом царстве в России, он отвечал: «Сейчас думать надо о том, что времена последние настали, антихрист грядет! Вот о чем надо думать, последнее время близко». А однажды он и так сказал: «Они еще и своего могут поставить царем». Этим старец как бы говорил, что не стоит увлекаться самой идеей нового царства – все может быть извращено, и послужить погибели людей православных. Иудеи, не поняв или не пожелав принять миссии Христа, стали богоборцами. Среди всеобщего нравственного падения и безверия, не может возникнуть что-то доброе. Созижди Царство Божие в себе, тогда и ближние этим напитаются.

Сколько было Лжедмитриев и лжецарей, лжецариц, пока не выбрали Романова? Даже исчесть трудно. Сейчас для всего этого времени нет, поэтому и возможно будет извратить саму идею православной монархии в России. Все западное сатанинское сообщество будет рукоплескать «русскому» царю, скажем, из рода кровосмесителей Кирилловичей. И такой «наследник» престола у них уже есть. И некий лжецаревич Алексий претендует на власть в России. Весь спектакль с «останками царской семьи» в Екатеринбурге, проведенный по заокеанскому сценарию, с отсутствием останков Анастасии и царевича Алексия, все это может быть преддверием воцарения своего властителя. Хочет народ – на те вам царя, не подходит, другого найдем. Чего изволите, только из того, что мы предложим.

Великий старец, прозорливец и исцелитель митрополит Иоанн Санкт-Петербуржский и Ладожский также предупреждал, что чрезмерное увлечение идеей восстановления монаршества в России может привести к тому, что и антихриста дадут народу вместо православного царя. И все поклонятся ему, ибо давно спутали цель со средством достижения ее. Об опасности подобного он сугубо говорил.

Слова отца Феодосия были созвучны словам доброй памяти митрополита Иоанна (Снычева). Старец был русским человеком, русским не просто по происхождению, но с русской православной идеей, рождение которой теряется в веках, там, едва ли не до крещения Руси равноапостольным Великим князем Владимиром. И это не национализм, шовинизм или что-то подобное, это сознание принадлежности к великому племени русичей, мессианства его.

blank

Жизнеописание старца

Иеросхимонах Феодосий (в миру Кашин Федор Федорович) родился в Пермской губернии (Минеральные Воды) 4 (16) ноября 1868 года в бедной крестьянской семье. Родители его, Федор и Екатерина, были добрые люди, исповедовали православную веру христианскую и жили благочестиво. Тому же учили и своих детей. При рождении Федора повивальная бабка приняла его в рубашке. При этом она сказала родителям: «Будет великий священник, родился в монашеской камилавочке».

Господь от чрева материнского избрал его своим служителем и сподобил его особенных благодатных дарований, так что совсем в малом возрасте, едва научившись ходить и говорить, он всей чистой детской душой возлюбил своего Создателя и, будучи младенцем летами, разумом далеко предвосходил свой возраст.

Благодатный край, украшенный лесами и реками, благотворно действовал и на душу мальчика. Достигнув двухлетнего возраста, Федор воспылал пламенной любовью к Богу и выразил свою любовь в детской молитве, которую впитал с молоком матери.

Уже в младенческом возрасте он, как взрослый, уходил в лес на молитву. Если случалось ему быть одному дома, при закрытых дверях, он приспособился открывать дверь, поставив стульчик на лавку, стоящую вдоль стены и концом упирающуюся в угол, около которого была дверь: встав на стульчик, он доставал щеколду и открывал дверь. Таким образом и ночью, когда, уставшие от дневных забот, все засыпали, юный молитвенник открывал дверь и выходил в лес, на опушке которого стояла изба Кашиных, творить молитву горячо любимому Богу. В лесу был большой камень, на котором маленький Федор долго по-детски горячо молился. Однажды во время молитвы был к нему голос: «Камень, на котором ты молишься, – Раев». Так он и называл его: «Раев камень».

Семья, в которой рос Федор, была большая, и собирались все вместе обычно во время обеда: тогда небольшая изба едва вмещала всех жильцов. Однажды, когда все собрались к обеду и уселись за стол, от Святого угла, прямо из икон, вылетел голубь. Покружив, он сел на ручку Федора, тот с любовью погладил его, а мать сказала: «Отпусти голубя, хватит тебе с ним играть, надо кушать». Федор поднял голубя на руке, насколько мог, голубь поднялся с детской ручки и скрылся за иконами. Все очень удивились такому чудному гостю и обрадовались, а спустя много лет мать уразумела, какое это было чудное посещение.

Отец со старшими детьми трудился во дворе или на поле, а мать, управив дела на кухне, садилась за прялку. За этим занятием она всегда пела своим певучим приятным голосом псалмы и молитвы, а Федор, примостившись у ног матери, любил их слушать и, не отходя от нее, запоминал слова. В детстве все называли его Батюшкой, помня слова повивальной бабки. Так он и рос в своей семье тихим, спокойным молитвенником, укрепляясь духом и телом.

После трехлетнего возраста случилось ему выйти на берег реки; там он увидел баржу, на которую вносили груз и входили пассажиры. Вошел и Федор вместе с ними на палубу; никто не обратил на него внимания. Как взрослый, никому не докучая, он молча сидел, углубившись в себя. Только через два дня, когда баржа была далеко от дома, на него обратили внимание и стали спрашивать, где родители. Он ответил, что у него нет родителей. Тогда у него спросили: «Куда же ты едешь?» – «На Афон, в святую обитель», – ответил он. Все были удивлены его ответом: малыш, а дает такой умный ответ. Оказалось, что среди пассажиров были паломники, направлявшиеся в святые места, а поскольку мальчик был таким тихим и смиренным, никто не мог его оттолкнуть; так он вместе с паломниками и приехал на Афон как сирота.

На Афоне паломники подошли к воротам «Положения Пояса Богоматери». У ворот стоял привратник. Мальчик упал в ноги, поклонился и попросил позвать игумена. Не понять нам Промысла Божия, не понять, кто научил дитя такому поведению, – все в руках Божиих. Привратник пришел к игумену и говорит: «Какой-то маленький чудесный ребенок просит вызвать игумена». Игумен удивился и подошел к воротам: там стояло несколько мужчин и с ними мальчик, который поклонился игумену и сказал: «Примите меня к себе, я буду Боженьке молиться и буду вам все делать». Игумен обратился к мужчинам с вопросом, чей это мальчик; оказалось, что ничей, одинокий; рассказали игумену, что он ехал на пароходе в обитель как сирота. Игумен еще больше удивился и, увидев своими духовными очами Промысл Божий, принял его в обитель и устроил на жительство. Там мальчик рос, обучался грамоте и был на послушании. Жизнь в монастыре была суровой, но мальчик переносил все невзгоды с любовью и смирением.
Когда Федору исполнилось 14 лет, Афон посетил русский генерал. Он привез свою больную жену, одержимую нечистым духом, для получения исцеления, так как больной было во сне сказано, что на Афоне она получит исцеление. Вход в Афон женщине воспрещается, и она находилась на пароходе, а генерал отправился в обитель к игумену, рассказал ему все и просил у него помощи, сказав, что во сне жена видела молодого монаха, который должен исцелить ее.

Игумен велел всей братии, кроме Федора, отправиться на пароход. Но среди них женщина не нашла того, кто был показан ей в видении: она объяснила, что видела совсем юного монаха. Игумен велел позвать Федора, и, когда тот подошел, женщина увидела его и закричала бычьим голосом: «Вот этот меня изгонит». Все были очень удивлены, так как считали его последним между братии. Игумен спросил его: «Кому ты молишься, что так сильна твоя молитва?» – «Золотенькой Божией Мамочке». Игумен велел Федору взять икону Божией Матери, полить на нее водичкой и принести ему эту воду. «Отче, дай мне подержать пост три дня» – просил Федор. Игумен благословил его на трехдневный пост, а по прошествии его Федор взял икону Казанской Божией Матери, полил ее водичкой, горячо помолился и с игуменом принес эту воду на пароход больной женщине. Как только женщина увидела их идущих к пароходу с водой, она стала громко кричать: «Куда ты меня гонишь?». Отслужили молебен над больной, покропили ее водичкой, напоили, и она исцелилась. Генерал в благодарность за исцеление жены дал Федору большую сумму денег, но он их не взял, а сказал: «Отдайте это игумену, на святую обитель, а я великий грешник, недостойный такой награды, ибо сам Целитель душ и телес наших через свою Пречистую Матерь помог больной избавиться от ее недуга, их и благодарите». Это было первое чудо, сотворенное послушником Федором.

Федор должен был принимать постриг, и игумену было открыто, что у Федора есть родители и он должен взять у них благословение. Игумен позвал Федора и сказал ему все, что ему было открыто в видении и, благословив, отпустил его к родителям. И отправился Федор в далекую Пермь на поиски своих родителей.

Отыскав местечко, где, по видению игумена, должны проживать его родители, и расспросив местных жителей, он наконец подошел к своему родному дому и с благоговейным трепетом и волнением в груди как странник попросился на ночлег.

Встретила его мать и на просьбу о ночлеге впустила в дом; сама присела на лавочку у окна, где всегда неизменно пряла пряжу, и стала расспрашивать, откуда он и по каким делам. Справясь с волнением, Федор коротко рассказал о себе и в свою очередь стал расспрашивать у нее об их житии, кто чем занимается, кто жив, кто отошел ко Господу. Мать всех называла, обо всех рассказывала и потом со слезами стала рассказывать, как пропал в лесу у них малолетний ребенок и что она в печали и не знает, как его поминать. Прошло много лет, а сердце материнское не хочет успокоиться и горю нет конца, если бы, мол, знала, что умер, похоронила бы, как подобает, тогда и не предавалась бы такой печали.

Федор с участием расспрашивал о мальчике, спросил, какие приметы у него были. Мать, вся в слезах при этих воспоминаниях, сказала, что за правым ушком у него была большая родинка. Тогда Федор, не выдержав нахлынувшего волнения, рукой отбросил прядь волос с правой стороны и показал за правым ухом большую родинку. Мать, увидев родинку и вглядевшись в его лицо, со слезами радости и волнения припала к груди найденного сына, и, казалось, радости ее не будет конца. Кто может передать материнскую печаль и радость!

Родители благословили Федора иконой Казанской Божией Матери, и он, радостный и счастливый, с благословением родителей отбыл снова на Афон в свою обитель. По прибытии в обитель он принял постриг в иноки с именем Феодосий. Спустя непродолжительное время его рукоположили в иеродиакона, а затем – в иеромонаха.

Позже иеромонах Феодосий отправился в Иерусалим. Прибыв в Святую Землю, он обошел святые места, поклонился всем святыням. Обойдя Святую Землю, Феодосий пришел в Иерусалим и остался служить у Гроба Господня. К тому времени Господь дал ему дар говорить на 14-ти языках. У гроба Господня в Иерусалиме о.Феодосий прослужил 60 лет.

В 1879 г. отец Феодосий отправился на Афон – место начала своей духовной жизни, своего детства и принятия пострига. Вернувшись после столь длительного отсутствия в обитель Положения Пояса Богоматери, он, по откровению свыше, остался служить в ней в послушании настоятеля Иоанникия до 1901 г., а с 1901 г., после смерти отца Иоанникия, он, по преемственному праву, стал настоятелем обители. Отец Феодосий тяготился своими новыми обязанностями, ибо надо было много хлопотать по руководству обителью, а его влекло к живой молитве к Богу, и в 1907 г., по усиленнной просьбе, он освободился от должности настоятеля и отправился в Иерусалим, где принял схиму.

В 1908 г., по Промыслу Божию, в Иерусалим из России, из станицы Платнировской, заехал отставной генерал и, встретившись с отцом Феодосием, настоятельно просил его приехать в Россию. После некоторых хлопот он получил разрешение на выезд отца Феодосия в Россию. Иеросхимонах Феодосий возвращается в Россию и поселяется в станице Платнировской, где прожил больше года. Молва о необыкновенном старце мгновенно распространилась среди окрестных жителей. К нему стали стекаться паломники. Люди увидели в нем истинного служителя Божия и молитвенника к Богу о людских нуждах. Обладая даром духовного прозрения, он многих исцелял от болезней, иных врачевал словом. Ко всем относился чутко и с участием, направляя на путь спасения.

По откровению Божию, отец Феодосий из станицы Платнировской переселился в пустынь в 27 км от г.Крымска, недалеко от теперешнего поселка Горного. Там в ущелье на большом камне он молился, не сходя с него, 7 дней и ночей, чтобы Господь указал ему, где должно построить церковь. Ему явилась Матерь Божия и указала место, где должен быть храм и просфорня. На этом месте зеленел барвинок, да и до сего дня те два места покрыты барвинком, а больше его нигде нет в ущелье.

На склоне двух горных возвышенностей, на небольшой поляне, на указанном Богородицей месте отец Феодосий с помощью близживущих крестьян построил небольшую церковь и просфорню, а также кельи в виде куреней из жердей и соломы.

К источнику живой воды, исходящей из уст благочестивого старца Феодосия, потянулись жаждущие и ищущие пути ко спасению, ищущие наставлений и утешений в слове Божием. Он принимал до пятисот человек в день. Здесь же по молитвам о. Феодосия забил из-под земли цельбоносный источник.

В 1925 г., за две недели до Пасхи, Батюшка велел матушкам Талиде и Елене печь пасху и красить яички. Они очень удивились: такой пост и еще двенадцать дней до праздника – и вдруг печь пасхи, но послушание выполнили, и все было сохранено до страстной пятницы, а в страстную пятницу Батюшка отслужил обедню, освятил пасхи и яички и сказал: «Будете разговляться, а меня с вами не будет, потом вы езжайте в Минводы и будете там жить».

Как только он это сделал и сказал, пришли трое военных и сказали: «Отец, собирайся, мы приехали взять тебя в гости». «А я вас уже жду» – ответил Батюшка.

У матушки Фионы попросил тазик с теплой водой, омыл матушкам ноги, накормил их, сам им прислуживал, затем пошел в свою келью, помолился, взял крест, перекрестил все четыре стороны кельи, благословил всех, кто там был из пришедших и живущих в пустыни. Все плакали, а он сказал: «Что вы плачете, молиться надо, Господь в эти дни страдал, молитесь». Еще раз благословил всех и сказал военным: «Я готов». Его увезли в Новороссийск, где он пробыл месяц. Через месяц этапом он был отправлен в ссылку на Соловки. Этап проходил через Краснодар, там он тоже пробыл месяц, еще месяц – в Ростове, а затем отправили, уже без задержек, до места назначения.

В ссылке отец Феодосий пробыл 6 лет. В 1931 г. его освободили и он приехал в Минводы. Здесь батюшка приобрел себе хату и принял подвиг юродства: ходил по улицам, одетый в цветную рубашку (тогда это считалось смешным), играл с детьми и дети его называли «дедушка Кузюка». В Минеральных Водах он продолжал духовно наставлять и спасать людей – о.Феодосий принадлежал к Катакомбной Церкви – тайно служил, совершал требы, постригал в монашество.

Через несколько дворов от Батюшки, на улице Озерной, жила женщина. Она несколько лет отбывала тюремное наказание, а ее дочь была в приюте. Возвратившись из заключения, она забрала дочь, но жить было нечем, а через несколько дворов на квартире стояли военные, и вот она замыслила свести туда свою дочь, чтобы та блудом добывала себе пропитание.

Поздно вечером эта женщина брала воду из колодца и видит, что отец Феодосий что-то бросил ей в дверь, какой-то узелок. Она подошла, взяла узелок, а там много денег, одни тридцатки. Она подумала, что старик выжил из ума (он ведь юродствовал), спутал свой двор с ее двором и по ошибке бросил деньги, как бы спрятал их, – юродивый ведь, и вид у него такой, не знает, по своему неразумению, куда бросить деньги. Утром она пошла к нему с этим узелком и говорит: «Дедушка, вы вчера по ошибке принесли мне узелок с деньгами, вот возьмите». «Когда диавол вложит в ум нехорошие мысли, то Господь говорит моему дяденьке (так он всегда говорил о себе) и посылает в тот дом отвратить зло и погибель души», – ответил ей Батюшка. Она не поняла, что он говорит о себе, и говорит ему: «А я никакого дяденьку не видела, а вас, дедушка, видела, как вы в мои сенцы бросили этот узелок». «Бери эти деньги, Господь послал тебе помощь, чтобы ты дочь не ввергла в зло», – сказал ей Батюшка. Поняла тогда женщина, что ведомы ему ее мысли, упала на колени и со слезами благодарила Бога и Его милосердие, обнимала ноги Батюшке и слезами омывала их. Он же поднял ее и сказал: «Благодари Господа и Его Пречистую Мамочку за Их бесконечное милосердие к нам, грешным, молись Богу и расти свою дочь в благочестии». Дочь этой женщины действительно выросла благочестивой и смиренной, вышла замуж за хорошего человека, родились у них трое детей, которых она воспитала честными, добропорядочными людьми. Одному Господу ведомо, откуда Батюшка взял такую большую сумму денег, ведь юродствовал, сам жил бедно, ничего не имел, иногда за целый день не было у него куска хлеба, а тут вдруг такое богатство, и ведь себе не оставил ни единой бумажки.

Ночью как-то пришел Батюшка к железнодорожнику Петру и говорит: «Пойдем скорее на угольный склад». Дочь их Люба поднялась и пошла за Батюшкой, дорогой вспомнила и говорит: «Я книжку угольную не взяла» – «Сегодня она не нужна, иди быстрее», – ответил Батюшка. Подходят к воротам склада, а у ворот стоит молодой человек. Батюшка говорит ему: «Что же ты хочешь делать с собой, подумал ли ты, куда пойдет твоя душа! Воспитывай детей своих и молись Богу. У тебя ведь жена и двое детей, а ты собрался душу свою отдать диаволу». Люба осмотрелась и видит: над его головой на воротах – веревочная петля. Человек собирался повеситься, а Батюшка спас его душу, не дав диаволу его добычу. Не допустил Господь погибели, но ждет покаяния.

За год до войны раба Божия Александра приехала к отцу Феодосию, а он ей говорит: «Будет война, такая страшная, как Страшный Суд: люди будут гибнуть, они отошли от Господа, забыли Бога, и разнесет их ветер войны, как пепел, и признака не останется, а кто будет призывать Бога, того Господь спасет от бедствия».

Во время Отечественной войны 1941-1945 гг. отец Феодосий показал себя одним из самых ревностных молитвенников о победе России, служа панихиды по погибшим воинам, тем более, что Господь открывал ему даже имена некоторых из них. Используя свое положение юродивого, он дерзновенно проповедовал, назидая людей, и, опять-таки, совершал необыкновенной силы чудеса.

Когда немцы подступили к Минводам, был такой случай. Быстро-быстро подбегает отец Феодосий к детсаду и говорит детям: «Гулю, гулю… деточки, бегите за мной, бегите». Забавы ради дети побежали за дедушкой, а воспитатели за детьми побежали. В это время снаряд угодил прямо в здание детсада и разрушил его, но никто не погиб, все ушли за дедушкой, и он их спас.

Городская больница находилась рядом с железнодорожными путями, а на путях стояли три вагона со снарядами. Стрелочник смотрит, а дедушка Кузюка бежит быстро-быстро, в одной руке держит крест, а другой пытается столкнуть нагоны с места. Стрелочник думает: «Ну дед чудной, ему ли сдвинуть такую силу». Только он так подумал, глянул, — и глазам своим не верит: вагоны потихоньку сдвинулись и покатились от того места, где стояли, и тотчас же в это место упала бомба, не причинив большого вреда ни больнице, ни людям, работающим невдалеке.

Много таких случаев хранит народная память. Некоторые из свидетельств записаны, другие передаются из уст в уста.

В последние годы своей жизни отец Феодосий жил с послушницами в небольшой хатке. Там было сыро, потолки низкие. Батюшка почти все время лежал, а вставал по веревочке, привязанной над кроватью. Почти все время молчал. Своих духовных детей он учил: «Скажешь не больше семи слов в сутки – спасен будешь». Креститься учил не только одним крестом, а с умной молитвой. Говорил перед смертью: «Кто меня будет призывать, с тем всегда рядом буду…»

Евангелие он знал наизусть. Порой без всяких книг читал вслух без перерыва, лампадка и свечки в его комнате сутками не потухали… Советовал своим чадам читать почаще «Откровение Иоанна Богослова»: «Тогда страх Божий у вас будет».

Подошла однажды Антонина к отцу Феодосию, а он говорит ей: «Молил я Боженьку: «Возьми меня Боженька, сколько же мне жить?»А Боженька сказал: «Поживи еще немного, у тебя миллион духовных детей, ты их всех любишь и всю тварь жалеешь». Стало быть, я еще немножко поживу».

Советскую церковь сергианскую схимонах Феодосий никогда не признавал и в нее никогда не ходил… Но однажды его начали усиленно приглашать те «священники», которых он не признавал таковыми, хотя бы придти в храм посмотреть, что все у них «по-старому». И старец отправился, везя за собой саночки. Была зима. Он с трудом добирался. И уже у самого храма поскользнулся, упал и сильно разбился. Его окровавленным доставили домой. Так Господь показал на этом праведнике, что даже и заходить в храм тех, кто признает советскую власть властью «от Бога», – даже заходить в такой храм нельзя.

Скончался о.Феодосий  8 августа 1948 года. Когда он отошел ко Господу, то в святом углу, как на Пасху, зазвонили колокола. Чин погребения совершён неизвестным катакомбным священником.

Перед выносом на кладбище люди просили сфотографировать батюшку, но не смогли этого сделать, потому что от гроба исходило такое сияние, что сфотографировать было невозможно. Тогда фотограф сказал: «Кто был этот человек? Такое сияние вокруг него!»

Когда вынесли гроб и донесли до окраины города, к гробу подошли четыре юноши, такие красивые, с длинными волосами, в белых сорочках, в черных брюках и легких сапожках, подняли на руки гроб и несли до самого кладбища. Когда гроб опустили в могилу, засыпали, собрались уходить с кладбища и идти поминать, захотели пригласить тех юношей, но их не оказалось среди присутствовавших и никто не видел, куда они подевались. Так никто и не знает, кто это был.

И после смерти отец Феодосий не оставил своих духовных чад. На его могилки и до наших дней совершаются неисчислимые чудеса.

Какие еще чудеса явит нам иерусалимский старец? Скольких исцелит, скольких приведет к вере, скольким поможет? Его молитвами да спасет нас Господь!

Почитание и вопрос о канонизации

В декабре 1994 года в Ставропольском епархиальном управлении на епархиальном совете был поднят вопрос об изучении жизни иеросхимонаха Феодосия и о народном почитании его как угодника Божия. Синодальная комиссия по канонизации святых в общей сложности пять раз отказывала в канонизации Феодосия Кавказского, однако митрополита Гедеона это не остановило.

11 апреля 1995 года, во вторник шестой седмицы Великого поста, в городе Минеральные Воды совершилось торжественное обретение честных останков исповедника.

8 августа 1998 года, в пятидесятую годовщину кончины «старца» было совершено перенесение его останков из Михаило-Архангельского храма в во вновь построенный Покровский собор г. Минеральные Воды. В крестном ходе и богослужениях приняло участие более семидесяти тысяч жителей города и паломников, прибывших со всего Кавказа, Москвы, Санкт-Петербурга, Сибири, ближнего и дальнего зарубежья.

Тем не менее, почитание Феодосия Кавказского и поныне поддерживается священноначалием Русской православной церкви. Сайт Православие.ру сообщает, что 10 августа 2015 года «По благословению Высокопреосвященнейшего Феофилакта, архиепископа Пятигорского и Черкесского в Минеральных Водах торжественно отметили память преподобноисповедника Феодосия Кавказского. Тысячи и тысячи людей из разных уголков России и зарубежья стремятся посетить в эти дни Покровский собор, где пребывают святые мощи преподобного». На официальном сайте Владикавказской епархии значится, что «11 августа 2016 года по благословению епископа Владикавказского и Аланского Леонида состоялась традиционная паломническая поездка прихожан Георгиевского храма г. Ардон во главе с настоятелем протоиереем Иаковом Фрилингом в Минеральные Воды к мощам святого преподобного Феодосия Кавказского».

Имя Феодосия Кавказского носит улица в посёлке Горячеводский города Пятигорск.

blank

Рассказ о чудесах преподобного Феодосия Кавказского в наше время

До 11 июля 1997г. я проживал в г. Грозном. В начале 1997г. мы с женой решили поменять место постоянного проживания. По совету соседей я приехал в Северное, подыскал подходящий по моим деньгам домик и вернулся в Грозный. Купить дом в Северном я мог только после предварительной продажи квартиры в Грозном. С продавцом дома мы договорились о крайней дате моего приезда для покупки дома.

Я надеялся на быструю продажу квартиры в Грозном, так как одна чеченка более года ходила к нам с целью покупки квартиры. И вот, когда мы договорились о покупке дома в Северном, предложив ей купить квартиру в Грозном, она отказалась. Мы с женой оказались в сложном положении. В курсе всех этих событий был мой знакомый монах Владимир, служащий в церкви г. Грозного (в миру его фамилия Кораблев).

По его настойчивому совету решил съездить к мощам Феодосия Кавказского с просьбой заступничества перед Господом в решении моих дел о купле-продаже.

Я приехал в Минводы, нашел храм Архистратига Михаила, поставил свечу у мощей, помолился Господу и одновременно просил заступничества у Феодосия. Затем я обратился к служительнице, продающей свечи в церкви, чтобы она рассказала мне, как пройти на могилу Феодосия. Одна из посетительниц сказала мне: «Подождите меня, я сейчас тоже пойду к могиле».

Когда мы вышли из храма, моя новая знакомая поинтересовалась, откуда и с какой целью я здесь.

Выслушав меня, она сказала: «Он поможет в ходатайстве перед Господом». Придя к месту бывшей могилы о. Феодосия, я поставил свечу, сотворил молитву Господу и попросил еще раз заступничества у о. Феодосия. Затем я поехал в Северное для повторного договора с продавцом о дате моей покупки.

Когда я с попутчицей шел из храма к могиле, она поведала мне о том, что в 1990г. она болела раком печени. После заключения консилиума врачей Ленинградского онкологического института, предсказавшего безнадежность положения и бесполезность лечения, она решила съездить к могиле тогда еще не канонизированного о. Феодосия. По ее словам, она месяц жила в селе, где находится храм, ежедневно ходила на службу в церковь, а затем к месту могилы и молилась. К концу месяца почувствовала облегчение, вернулась в Ленинград, попросила повторного консилиума у тех же врачей. Повторное обследование дало результат — «здорова». С тех пор она ежегодно на 2–3 дня приезжает в Минводы к мощам с благодарной молитвой к Господу и о. Феодосию.

Но самое интересное и удивительное для меня случилось потом.

Я поразительно удачно доехал до села Северное, договорился с продавцом о новой дате покупки дома и на попутном транспорте на следующее утро к 8 часам добрался до своего дома в Грозном. Когда я зашел в квартиру, моя жена, удивившись моему быстрому возвращению, сказала: «Вчера вечером приходили покупатели, муж с женой, чеченцы, и я им сказала, что ты должен приехать завтра, они ответили, что придут, мол, сегодня к 7 часам вечера». Представьте наше состояние, когда я поведал обо всем моей супруге. Вечером к 7 часам пришли мои покупатели. Мы обговорили с ними все интересующие нас вопросы и решили с Абу, главой семьи, ехать через два дня в Северное для покупки нам дома. В течение этих двух дней я сделал подсвечник, отлил к нему соответствующую свечу, и в оговоренный день мы выехали автобусом.

В свободное время я поехал в храм Архистратига Михаила, передал подсвечник и свечу священнику и вновь обратился с просьбой к о. Феодосию о благополучном переезде. Что впоследствии и осуществилось. После моего переезда в Северное я, будучи в храме, от незнакомого церковного служителя выслушал просьбу обо всем этом написать и переслать в комиссию по канонизации, что и делаю.

 Афанасенко Евгений Павлович, Северное, Александровского р-на Ставропольского края

+ + +

На вторые или третьи сутки после открытия мощей преподобного Феодосия Кавказского в Свято-Андреевском кафедральном соборе совершалось всенощное богослужение. Послушник Куков Николай дал мне кусочек дерева от гроба преподобного. Я, прости меня, Господи, отнесся к этому скептически, но из уважения к Николаю положил этот кусочек в левый нагрудный внутренний карман куртки. Во время службы в храме этот кусочек как-будто начал согревать область моего больного желудка. Прошло несколько минут, я почувствовал облегчение, и болезнь чудесно прошла. Вечером, после службы, положил этот кусочек в коробочку в святой угол, под Казанскую икону Божией Матери.

Утром, перед молитвой, открыл коробочку со святыней, и комната наполнилась благоуханием, подобного запаха прежде я не знал. После этого каждый день открывал коробочку, чтобы вдохнуть этот аромат. Спустя несколько дней рассказал знакомым о благоухании… и вновь произошло чудо – благоухание исчезло.

Кусочек дерева от гроба преподобного и теперь хранится в том же месте. Два года назад заболел зуб. В военной поликлинике лечат плоховато. Я обратился в платную поликлинику, но оказалось, что средств на лечение зуба не хватит, пришлось ждать получку. Боль тем временем усилилась так, что не давала спать несколько ночей кряду. Ничего не помогало. Решил положить на зуб прополис, но прежде – положить его на коробочку со святыней и помолиться. Начал читать вечернее правило. От усталости, как я успел подумать, начало клонить в сон. Не помню, как уснул тут же, на полу. Проснулся только к утру, зуб не болел. Господи, прости меня, грешного! Преподобный отче Феодосие, моли Бога о нас, грешных!

Молитва Преподобному Феодосию

О, преподобне и Богоносне отче Феодосие! Призри на нас, грешных, тебе моление сие приносящих, и умоли о нас Господа Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь, Богородицу и Приснодеву Марию, во еже избавиться нам исцелением от недугов многоразличных плотских и духовных, и хворей, и порчи, и получити нам от Господа Бога прощения согрешений наших, и стяжати Духа Святаго, Господа Животворящего, во вспоможение брани на супротивныя и залога Царствия Отца нашего Небесного…

Создателю и Господу Богу нашему, яко Благ и Человеколюбец еси, поклонимся и воздадим славу, и превознесем Пречестное и Великолепное Имя Его, Отца и Сына, и Святого Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

blank

Русский символ веры (Молитва Св. Феодосия Кавказского).

Верую, Господи, в Православное, Царское Самодержавие, Духом Святым клятвенно утвержденное на вечные времена освященным Собором и русским народом для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения души, как учили о том же и все святые угодники Божии русские последних веков. Аминь.

blank 12
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments