Рассказы натуралиста. Часть первая.

Всем доброго времени суток. Сегодня я постараюсь припомнить как можно больше историй, виденных/слышаных мною за долгие годы жизни про некоторых необычных зверей, рассказы друзей биологов (я сам кандидат биологических наук). Буду делиться догадками по личному опыту, но при этом вводить вас, читателей, в научные дебри не собираюсь, многие просто не поймут, кто-то заснёт от скуки, кто-то пролистать, по – сему особо ударяться в подробности наук не буду. Приятного прочтения!

История произошла, пожалуй, достаточно давно. В то время я, зоолог, относительно, опытный, узнал от знакомого о довольно интересном месте, урочище Тёмное. Там была заповедная зона, много интересных зверей, и редких. Я как раз помогал другу с работой о фауне того региона а также с работой по поводу различий в тональности криков лягушек. Место где это говорить не буду, как выяснилось, оно ещё и очень опасное.

Небольшой лес мешаный, сосенки большие да редкие осинки да берёзки, дуб был с клёном кое где. Влажная, покрытая мхами почва, внизу, в овраге – длинное болото, затянувшееся русло маленькой речки, заросшее камышом и всякой водной растительностью. Никакого признака присутствия человека, неудивительно, что урочище Тёмное. Мне понравилось даже тут. В лесу пели иволги, скворцы, зеленушки, щеглы, стучали дятлы, ухала где-то в чаще сова. Вдалеке пару раз видел лису, из кустов то и дело вспархивали фазаны и рябчики, прекрасный большой чёрный аист гордо поймав крупную рыбу вспархнул и полетел к гнезду. В болоте плескалась рыба, воздух буквально трещал от весеннего брачного “концерта” лягушек. Полянки медуниц и первоцвета, красота, лесной воздух, не осквернёный привычными многим запахами города. Так вот, с магнитофоном, то есть, простите, диктофоном, я проходил так до вечера, записывая по тихонько какие-то заметки в свой блокнотик, не чувствуя даже холода под ногами апрельской воды…

Только когда выпирающие впереди заросли, да и впринципе всё болото заволокло туманом, я понял, что пора возвращаться. Вот только это теперь оказалось труднее – в сумраке и лёгком тумане болото поменяло свой облик. По торчащим повсюду кустам, корягам, камням и камышам ориентироваться было невозможно, споткнуться/запутаться, пффф, легче лёгкого. Собственные следы в более – менее сухих местах и островках суши были просто неразличимы, да и то их уже наверняка затянули вода или житкая грязь. Нависающий лохматый ивняк, поразивший меня днём своей красотой, теперь прекрасным не казался, а вот жутким – да пожалуйста. Лягушки орали уже как то пугающе и истерично, ухал большой филин, очертания которого я различил на высокой иве неподалёку, добавились какие-то всплески, будто играла большая и маленькая рыба.

Решив, что большая ива с филином и кусты ростут около берега или на нём самом, я поспешил к ним. От меня то и дело уплывали змеюки с шумом и разбрызгивая воду прыгала рыба. И тут из переплетения всевозможных растений и веток послышались какие-то тихие звуки, а потом раздался громкий, удовлетворённый вздох, как у сытно превышено человека. В ужасе я бросился бежать, но получил неплохую порцию неудачи. Споткнулся о подводную корягу, второй ногой поехал на скользком иле и плюхнулся в холодную воду распугивая рыбу и жаб. Вынырнув, начал плеваться и протирать лицо. Подходить к кустам не хотелось. В сером небе носились летучие мыши, козодои и небольшие совы.

Внезапно из кустов почти передо мной появилась человеческая фигура. Хотя я её скорее всего просто не замечал среди зарослей. Человек окликнул меня громким, хриплым голосом.

– Ты чего тут по ночам шляешься, делать нечего?

Я опрометью бросился к фигуре, ещё раз споткнувшись о корягу и уже поплыв к ней в незапнрм углублении. Дальше снова встал на ноги.

– Простите, мил человек. Заблудился я тут. Понимаете, зоолог я – сказав это я, наверное, слегка покраснел, многие за это надо мной подшучивали.

– Вижу, что заблудился… Точно зоолог? И что ты тут делаешь, учёный?

–Да какой там учёный… Я лягушек изучаю, да вот просто приехал место посмотреть, зверей поизучать, знакомый рекомендовал, говорил много чего редкого есть – а сам присмотрелся к человеку. Лица не видно, одет в куртку – энцефалидку, сам тоже в грязи.

– Хорошо, а я то уж думал кто-то опять не в сезон охотиться приехал, браконьерничать – сказал он уже добрее. А сам я подумал, что это, видать, лесник. Услышал всплески, пришел проверить, что да как. И в кратце рассказал ему о вздохе в кустах. Он улыбнулся и сказал:

– Лось воду пил – а затем показал куда то мне за спину. Посмотрев Тула, я разглядел очертания лося чуть выше нас. Красавец самец с огромными рогами. – Пойдём, отведу тебя в избу, а то у тебя уж зуб на зуб не попадает. – я и правда от души замёрз.

Лесник взял меня за руку. Ладонь у него была широкая, вся в грязи. Недолго мы прошагали, вылезли из оврага, прошли немного по лесу, и вот появилась лесная изба. Из трубы весело валил по немного дымок, окна тепло светились.

– Ты в избу ступай, там егерь с племянником. – сказал мой проводник – спаситель и повернул назад к болоту.

– А как же вы?

– У меня дела ещё есть, занят, а ты ступай, ступай – сказал лесник, и, развернувшись, зашагал к туманному болоту оглядывая лес.

Я постучал в избу, всё ещё стуча зубами. Открыл мне парнишка молодой, младше меня, лет 16 – 17. Заметив меня показался и сам егерь, высокий, крепкий, усатый. Стуча зубами, я поздоровался и попросил пустить. Впустили меня без всяких вопрос, дали сухую одежду, кинув пару слов, усадили у печки, поставили всё моё оборудование на стол, а блокнот сушиться всё к той же печке. И только дав мне чашку горячего чая, Алексей Григорьевич начал меня расспрашивать. Я изложил произошедшее и поинтересовался у него, кто ж меня вывел, авось помощник какой его, или ещё кто-то.

– Так то егерь был.

– Погодите, я думал что вы егерь!

– Да, но я теперешний, а то другой был – Алексей Григорьевич начал объяснять. – Хороший был человек, лес любил, мы все его дядей Максимом звали… Да вот убили его не так давно, год – другой назад.

Я смотрел на собеседника во все глаза, едва не поперхнувшись чаем.

– Браконьеры убили, те, что лосей и оленей круглый год бьют. Мы с Пашкой – он указал на племянника, прилёгшего на кровать и с интересом слушаещего наш разговор – консервы, патроны да еду ему привезли, да и просто проведать, поговорить. Глядим, сыр и хлеб с плесенью на столе, патроны рассыпаны, в пыли всё. Долго искали, даже с вертолёта. В болоте был. Приезжал следователь, предложил, как дело могло быть. Услыхал Максим выстрелы, прибежал, а охотнички те его и хлопнули. Горло ему сволочи прострелили, не сразу умер… – горько договорил егерь, а я вспомнил хриплый голос лесника и похолодел.

– Убийц не нашли? – спросил я.

– Нашли. Там же и следы от машины, и патроны с гильзами валялись. Да вот Максим с ними сам разобрался. Приехали милиционеры, арестовывать их, то братья Вязниковы были, да опоздали, два мертвеца. Один висит животом на рога как на шампуры нанизаный, а второй под ним, сердце не выдержало. В квартире нашли два полных холодильника лосиного и оленьего мяса, и Максимову двустволку… С тех пор бережёт место это Максим. Было, нашли утопленника в болоте, так и что ты думаешь? При нём ружьё и сумка, а в ней тетёрка, их стрелять нельзя, они на гнёздах как раз, и горностай небольшой. Тоже Максим постарался. Тех кто в лесу шумит, сорит, бывает так напугает… А если какой нормальный охотник, турист или вот такой как ты учёный заблудиться, то он поможет, выведет. Хороший егерь Максим, хоть и строгий…

Через день я уехал с утра, поблагодарив за приют Алексея Григорьевича. Материала предостаточно собрал, жаль, блокнотик так и не восстановил,и его сожгли. Прошло несколько лет, а я вот до сих пор благодарен как живому, там и умершему егерям. А в урочище я больше не ездил.

Ещё одну историю рассказала мне коллега, тоже кандидат биологических наук.

В тот день моя знакомая и ещё три кандидатки наук в сопровождении двух проводников (тоже учёные экологи) поехали в район реки Сейм на територии тогдашнего УССР (Нынешняя Украина). Прошли километров 15, потом решили найти какую-нибудь рощицу и натянуть там палатки, чтобы и в тени, и хворост был. Прошли немного, и вот она, полянка как на заказ, рядом речка. А у реки стол стоит длинной метра 3 – 4, диаметром метров два, скатертью накрытый. Еды, видимо – невидимо. Картофель печённый и жареный, поросёнок молочный, курица запечённая, домашней колбасы несколько колец, докторская колбаса, шашлычок, помидорки – огурчики, арбуз, хлеба несколько батонов и белого и чёрного, лучок, каравай с пол метра диаметром, тортик, пироженки, здоровенная бутыль самогону… Путники только слюну проглотили и подальше отошли. Костёр разожгли, тушёнку стали варить. Вечер уже был, а стол стоит и никто к нему не приходит.

В общем, утром они проснулись, вылезли из палаток, глядь – на столе ничё не тронуто, никто не припёрся. Тут один из проводников не выдержал. Налил себе в флягу самогону, сам откушал, закусювать начал, колбаски взял, поросёнка немного откушал. В итоге объевшись разными разностями довольный собой вернулся к лагерю. Ну, остальные над ними и подшучивают, мол, нечего тебе делать, эколог фигов, только алкоголь халявный пить. Потом стали заниматься делами своими, снялись и ушли.

Через день возвращались они тем же путём. И угадайте с одного раза, что поменялось на столе? Ничего не поменялось. Тут же и решили остановиться. И только устраиваются, кто-то крикнул “Смотрите, волки!”. И правда на другом берегу два волка прямо галопом скачут. Прыгнули, и давай плыть. К слову, Сейм на територии УССР самая быстрая река и сейчас, если память не изменяет. Она хоть и равнинная, но течение на лодке плыть не даёт нормально то толком, а тут волки. Учёные было напугалися, но те только прыгнули на стол и жадно сожрали абсолютно(!) всё, разве что самогону не откушали. Закончив пиршество, с разгону плюхнулись в воду и переплыли на другой бережок. Всё стояли как вкопанные, пока волки не скрылись из виду.

После того экспедиция ещё день пробыла там. А хозяин застолья так и не объявился. А мужик который на том столе пообедал чуть от ботулизма коньки не откинул. Видать таки подцепил чёт на столе, обжора.

Хочу ещё сказать, перед тем как данную историю закончить, хочу сказать, что из странных мест или мест где происходило что-то странное я вещи не беру. Пару страненьких историй расскажу, но они очень очень короткие.

Один раз нашел я во дворе кости зяблика. Но из черепа почему-то торчали рожки. Мне это показалось странным, отнёс одному своему знакомому, а тот оказываеться от своего ученика похожую получил находку. Засмеял и меня. Через неделю попал в психушку, причём при странных обстоятельствах и долго нёс околесицу какую-то.

Как-то раз принес мне мой друг труп собаки. У этой собаки, как бы это объяснить, не было головы. И она была не оторванна. Просто труп собаки, из шеи торчит шерстяной полумесяц и два метровый рога. Друг нашел это во время вылазки в тайгу. Потом он пропал. Нашли его в квартире с отрубленной головой.

Ещё одну историю рассказал мой друг. Они в походе как-то раз нашли трупик мышки… С крылышками. Кстати, таких я тоже находил пару штук, но они у меня пропадали, жутко конечно. Так вот. Они хотели его забрать в лабораторию. По приезду в город их сцапали, начали допрашивать откуда это, хотели статью какую-то приписать. С миллицией этот индциндет разобрали.

Потому, больше я такое обычно не собирал какое-то время, а потом накопилась небольшая, с позволения сказать такая коллекция… Но об этом в следующий раз, частей будет несколько.

50
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments