Неоконченное дело…

Пролог.

Дело «Кровавая роза» было окончено. Госпожа Анна Сизова, убивавшая возлюбленных ножом в горло, оставляя после себя окровавленную розу, находилась под стражей в СИЗО в ожидании суда. Ей светит пожизненное…

Начальство было в восторге от проделанной мной и Резниковым работы: убийцу не могли поймать несколько лет, а я обнаружил её буквально за один день. Моё имя звучало на весь Дальний Восток, меня показывали по федеральным канал, губернатор Хабаровского края жал мне руку. »

Оперуполномоченный Е.Н. Исхаков, в возрасте 27 лет, смог раскрыть жесточайшие преступления, совершаемые Анной Сизовой. Ему удалось в очень быстрое время найти неопровержимые улики, а затем удачно допросить подозреваемую. За проделанную работу ему присваивается медаль за заслуги перед Россией!»- так звучали везде оповещения. Однако в отделе от этой новости почти ничего не поменялось. Мне по-прежнему поручали заниматься самыми скучными делами, а мои коллеги стали относиться ко мне с издёвкой и завистью из-за нашумевшего дела. Только Резников, мой напарник, уже породнился со мной и иногда брал на «свои» дела.

Но больше всего у меня не выходила из головы эта Сизова, эта коварная женщина… Меня мучила её судьба становления убийцей и, в особенности , её изуродованное детство больным психопатом, который её когда-то похитил. Я начал вести собственное расследование: изучать базы данных за 2000 год, выискивать количество новостей о пропаже людей в Дальнегорске, искать адрес таинственного дома, где около года находилась восьмилетняя девочка и где зверски убивали людей. Это всё повергло меня в шок- за несколько десятилетий пропало около 300 человек! Но нигде, нигде я не мог найти весть:» Пропала ученица второго класса- Анна Сизова…»

Прошло почти два месяца, суд по делу «Кровавая роза» по-прежнему не назначали. Анна Сизова всё ещё находилась в следственном изоляторе. Я выпросил у начальства недельный отпуск и осмелился навестить Сизову в выходной день.

Глава 1. Всё тайное становится явным

Дорога приближалась к следственному изолятору. Снаружи он выглядел ужасающе: окружённое длинным забором с проволокой желтое здание с выходящими на обозрение решетчатыми окнами. Местные работники федеральной службы исполнения наказаний сразу восторженно встретили меня, видимо, узнав по телевизору:

-Да это же наш герой-Исхаков! Проходите, неужто к нам отдохнуть пожаловали?- шутливо спросил меня один из работников

-Упаси Господь мне у вас и на час в камере остаться!-смеясь, ответил я.- Мужики, такое дело: срочно нужно встретиться с госпожой Сизовой, той самой, что нож в горле оставляла… И розу.

-Понравилась что ли? Ты смотри, лейтенант, аккуратней, та ещё преступница. Так уж и быть, своих героев не забываем, организуем вам встречу.- колко подметил полицейский.

Я прошёл вдоль серых томных коридоров к комнате, где обычно часами ждали встречи матери со своими сыновьями-уголовниками. Вся эта атмосфера давила на меня, хотя я не раз сталкивался с тем, как слёзно умоляли меня преступники скостить им срок, замолвить словечко у следствия и прокуратуры. Но безотказно и жестоко я выносил окончательный вердикт и с легкостью приступал к очередному делу. Но это… Совсем другое.

Я вошёл в комнату переговоров, в ожидании томясь и покуривая сигарету. Затем вошёл кортеж полицейских и пойманная мною преступница. Но её безумные и жестокие глаза сделались за это время в тюрьме жалкими, опустошенными, беспомощными. А красивое, строгое лицо, которое я тогда ещё запомнил, стало бледным, исхудалым; мягкие и пышные губы- высушенными, слегка свернувшимися. В целом её вид показывал полную безнадежность. Мне прекрасно известно, как тюрьма меняет людей. Точнее, она уничтожает их полностью- изнутри и снаружи…

Увидев меня, вмиг Сизовой стало немного легче. Странно испытывать на себе, что человек, которого ты собственноручно посадил за решетку, станет надеяться на твою помощь. Но я не собирался её оттуда вытаскивать-это было невозможным. Мне хотелось найти и поймать того маньяка, который сделал Сизову больной, страдающей, поспособствовал её нахождению в этих серых казематах.

-Госпожа Сизова… Мне очень жаль, что всё так вышло. Но вы понимаете, что я как сопереживающий человек ничем не могу вам помочь…- стал я оправдываться.

-Вы ни в чём не виноваты… Напротив, вы даже помогли мне осознать свою вину и понести наказание, господин Исхаков.-с раскаянием отвечала девушка.- Но что же заставило вас со мною встретиться?

-Ваша история… О похищении… Долго мучит меня. Над вами издевались, сломали вам психику. Тот человек, который сотворил над вами такое, ещё на свободе, и я обязан его поймать…

Вмиг её лицо стало ещё бледнее от страха. Она начала дёргаться. Повышенным тоном она говорила мне:

-Нет! Не вздумайте! Это чудовище! Это не человек! Не надо, вы погубите себя…

-Госпожа Сизова!- прервал громким голосом я её истерику.- Это мой долг- хоть как-то вам помочь! Мне кажется… Я стал понимать вас. Никто не видит вашего горя, но я знаю, я чувствую, что вас принудили к злу. К тому же, убийца до сих пор на свободе! Обещаю вам-я его поймаю. Только если вы всё расскажете.- впервые за свой опыт работы я искренне дал обещание. Девушка немного успокоилась. Она в точности описала, как над ней издевался маньяк, как он её насиловал, как учил убивать людей.

За всеми этими кошмарами девочка наблюдала, стоя рядом, а он говорил ей всякую ересь:» Смотри, Аня, это- человеческое сердце. Люди верят, что оно отвечает за чувства. Скажи, ты что-нибудь чувствуешь?»- прислоняя к её уху орган человека, говорил он. Затем психопат заставлял её называть его «папочкой», давал ей уроки анатомии: где и как проводить правильно разрезы, как снимать скальпы… Всегда она спала в подполе дома, лежа рядом с убийцей на одном матрасе. Девочка боялась предпринимать любые попытки побега, терпела все его издевательства, и, в конечном итоге, смирилась ,подчинившись воле убийцы…

Затем она описала местоположение дома. Нужно было немедленно выдвигаться в Дальнегорск. Я уже собирался её покинуть, как вдруг она сказала:

-Господин Исхаков! Я вас предупреждаю! Почти никто оттуда не возвращается… А если и удаётся сбежать-прежнего остаётся очень мало. Вы рискуете стать другим, потерять всё, что имеете…

-Я рискую ради вас… Аня… Вы всех этих бед не заслужили.- горько сказал я, повернувшись к ней спиной и не оборачиваясь в её сторону. Затем я покинул это мрачное место.

На выходе я позвонил Резникову, чтобы предложить поехать вдвоём. Но он отказался, объяснив это тем, что его не отпустит жена. Я сказал ему, что еду в Дальнегорск, далеко за город, и затем отправился в путь. Один.

Глава 2. Дорога дальняя моя…

Дорога. Везде эта длинная, разбитая дорога. Кажется, я уже еду целую вечность. И в голове всплывают одни и те же образы: Аня; этот психопат, чью внешность я так и не знаю, и сотни жертв, убитых в проклятом доме у черта на куличиках. Уже вечереет, Дальнегорск в 15 километрах от меня. По дислокации я почти рядом, но густой туман мешает что-либо разглядеть. Лишь огромные оголенные стволы деревьев, виднеющихся с высоких холмов, преображают вид передо мной. Я давно свернул с главной дороги, проезжая всё дальше, вдоль по грунтовке. И где же этот монолитный дом?!

Вдалеке виднелась лишь маленькая деревянная избушка, с пристроенным гаражом, по видимости. Потеряв всю надежду на поимку убийцы, я решил остановиться либо на ночлег, либо в поисках помощи. Припарковавшись, я начал стучать в старую, истрескавшуюся дверцу. На удивление, мне открыли. Это был старенький, исхудалый мужичок, на вид- лет 60, не меньше. Борода его была длиннющей, достающей почти до живота, завязанной на конце в узел. Широкие, хитрые глаза смотрели на меня удивленно. Когда он раскрыл рот, я заметил, что его зубы сильно почернели( видать, от старости), почти что сгнили. Однако состоялась вежливая, даже дружная беседа:

-Эх-е! Путничек ,небось, ко мне в дом пожаловал? Заходи, заходи, сынок, гостем будешь!- старческим, хрипло-ехидным писклявым голосом, испуская радушие, говорил пожилой мужчина.

-Спасибо, но я лишь мимоходом иду. Ищу я серый монолитный дом, не встречался ли вам такой?- отвечал суровым тоном я.

-Э-э-э… Не видал такого, может, у Маньки, племянницы моей, дорогу узнаешь, но не думаю, что это тот дом,- начал мямлить старик.- Так, э-э, собсно, садись за стол, чаю испьем вместе, али не уважаешь ты щедрости моей?

Настойчивость старика поражала меня. Но ещё больше: что он делает в лесу, в глуши? Согласившись, я прошёл внутрь. Изнутри всё было свойственно типичной деревенской избе, где любят жить охотники ,или рыбаки, или обычные отшельники вдали от людей. Разве что меня смутила плотная веревка, лежащая на верхней полке, и старые покрышки, стоявшие у плиты. Когда я присел, дед стал наливать мне чаю в железную кружку, всю ржавую снаружи и изнутри, а затем поставил на маленький квадратный стол. После он сел напротив меня, держа в руке свою кружку чая, и продолжил разговор:
-Ну-с, говори, друг, к чему тебе этот монолитный дом сдался-то?

-Видишь ли, старик…- наклонился я чуть вперёд, смотря в его глаза и прибавляя в голосе.- Маньяк здесь, в этих лесах орудует. Действует по одиночке. И похитил одну мою знакомую… Когда-то очень давно…

— Это Сизову что ли?- смеясь ртом, наигранно,без искренности и без участия глаз, уставился он на меня.- Ту, что ты поймал..?

— Не понимаю…- одолел меня вдруг испуг. Я обомлел от страха, мешавшего мне говорить.

— Видишь ли, Исхаков… Твоя рожа засветилась на весь Дальний Восток… А я тех, кто губит близких мне людей… Не выношу. Капиш?- приостановившись, он пригрозил мне сидеть смирно.- Даже не думай что-либо делать. Я держу тебя на прицеле… Герой… Прямо под столом можешь ощутить мой пистолет. А теперь, если хочешь жить- пей чай. Быстро!

Я стал судорожно пить чай. Этот дьявол смотрел всё это время, не отводя взгяда, на меня, ехидно улыбаясь и показывая свои гнилые зубы. Когда я выпил, мы сидели минут 5 в немом молчании. Затем резко началась кружиться голова, и я упал на пол. В последние минуты, теряя сознание, я слышал его бурчание:

— Монолитный дом мне покажи… Ага.. Щаз-з-з! Скоро сам увидишь…

Глава 3. Злого любить- себя губить.

Я очнулся, ощутив пробирающий до костей холод. Подняв свои веки, я понял, что моя рука прикована накрепко наручниками к решетке, напоминавшей вентиляционный выход. Вокруг было узкое, маленькое, с низкими стенами, помещение, сырое и влажное. По полу бегали крысы, пахло отвратительно: видимо, мне «повезло» оказаться там, куда сливал маньяк свои отходы. Напротив сидела худая связанная девушка. Ко мне сразу обратился её слабый, тихий голос:

-Спокойно… Не кричи… Он придёт и будет всем плохо. Ещё нет рассвета, но скоро будет музыка. Главное, когда он тебя возьмёт- не кричи. Никогда не кричи…

Девушка билась головой об стену, свернувшись калачиком и шатаясь из стороны в сторону. Я кивнул и обратился шёпотом к ней:

— Кто ты? Как ты здесь оказалась? Сколько времени ты здесь провела? Есть ли ещё кто-нибудь?

Девушка не выдержала множества моих расспросов. Я действительно был обескуражен. Она начала психовать и орать:

— А-а-а! Отстань! Отстань! Много, много, очень много и очень долго! Он опять меня заберёт… Опять… Он идёт и смеётся… Я слышу его издалека… Опять!

Внезапно заиграла из динамиков громкая музыка. Это… Это что, Битлз? Одна из их старых песен. Знакомый припев

( Об- Ла- Ди, Об-Ла-Да)

Девушка стала плакать и судорожно скрипеть ногтями по полу, упав набок:

— Нет, прошу… Опять….

— Тише! Ты сама же просила…- стал я пытаться её остановить.

— Поздно… Он здесь.

Решетчатая дверь открылась, и нас облили… Помойной водой. Напротив стоял этот псих, но… Без рубашки и… Его тело: огромная перевёрнутая пентаграмма на всём туловище, выцарапанная ножом. Он был… Есть сам- Бафомет.

-А-а-а… Мой герой- Исхаков проснулся! Познакомься, напротив тебя- Иришка. Сегодня я её убью, благодаря тебе, Исхаков…-ехидно смеясь, твердил маньяк.

-Прошу…-завывая, умоляла девушка.- Не надо! Я терпела, как ты просил, я всё для тебя делала!

-Надо, Иришка, надо. Нечего было кричать, разве я не учил тебя, тупая ты скотина?!- громко крича, ударил псих её по лицу, а затем утащил с собой.- Ты, «герой», сиди и не рыпайся. С тобой позже поговорю….

Маньяк закрыл дверь клетки и ушёл вместе с девушкой. Боже… Из-за меня её убьют… И эта песня, как соль на раны.

(Об-Ла-Ди, Об-Ла-Да! Ла-ла-ла-ла…)

Господи…. Куда я попал….

Прошло несколько часов. Крики, жестокие, невыносимые крики этой девушки были слышны мне отсюда. Слышалось, как медленно раздавался звук пилы, затем опять крики. В моей клетке было очень темно, ничего не понятно. Я сидел и ждал, не зная чего именно. Как же одинока моя жизнь, как же я сам одинок. Никто не приедет меня спасать, никто даже не вспомнит. Даже этот Резников пустил мою больную голову искать себе приключений. И вот, я их нашёл. Прямо сейчас, по моей вине режут человека, а я сижу и просто боюсь.

Крики прекратились. Тишина. Минут 30 ничего и никого не было слышно. И как же страшно. Страшно от неизведанности, что будет дальше. Но сейчас- это самое лучшее для меня время. Боже. Шаги, шаг за шагом, кто-то идёт сюда. Все ближе и ближе, ближе и ближе- мой конец. Господи… Слезы навернулись. Но я должен держаться! Пока что я дышу…Дверь клетки громко отворилась:

-Ис-Хаков! Какая красивая фамилия! Пойдём, я буду делать из тебя мужчину! И только пискни, поросёнок,- зарежу!- смеясь и хитро оглядываясь, он потащил меня, предварительно избив до посинения.

Глава 4. Во тьме ночной…

В тот день мне многое пришлось увидеть. Разрезанный на мелкие кусочки труп Иришки ,и её голова, отсечённая от тела, жалостливыми глазами смотрела на меня. Маньяк заставил меня сортировать её органы по разным корзинам, держа на прицеле в руках винтовку. Судорожно перенося сначала сердце, потом кишки, потом остальное от одной корзины до другой, я громко всхлипывал. Маньяк представился мне- его звали Борисом Маркиным. Пока я занимался откровенно унизительным и ужасным для меня делом, он рассказывал о себе и о похищенной Сизовой. Говорил об её «глупом отце», и о всей бессмысленности и желчности самого человеческого существования. Убийца находил своё призвание в том, чтобы калечить людей. По его мнению, ничто так не воспитывает, как боль.

-Вот, Исхаков, боль-это самое лучшее, что можно испытывать. Выстоишь против неё, примешь боль- и я тебя отпущу. Анечка была очень умной, послушной девочкой. Она-то знает, что кроме боли других чувств нет. А ты взял и посадил Сизову. Учись у Анечки, Исхаков.- продолжал ехидным голосом говорить маньяк Маркин.

Часы превращались в дни, а дни-в месяцы. Больше года я торчу в стенах этого монолитного дома. Каждый раз, просыпаясь, я слышу одну и ту же музыку, один и тот же ужасный припев

( Об- Ла- Ди, Об-Ла-Да)

Это окончательно сводит с ума. Помимо меня приводят других бедных жертв, но никто не живёт дольше месяца. Не выдерживают. И эта музыка… Она давит каждый раз, выворачивая наизнанку всё, что сидит внутри человека. И хочется кричать, умоляя прекратить всё это. Но тщетно… Маркин приходил и изощренно, по-новому убивал тех, кто начинал кричать. А я… Как верный пёс, убирал за ним и слушал его бред. Об- Ла-Ди… Об-Ла-Да… Спасите меня, прошу….

(Ла-ла-ла-ла)

Каждый раз… Каждый раз эта музыка…

С того времени, что я здесь нахожусь, меня одолевает сильный кашель. Пробирает теперь так, что иногда выходит вместе с кровью. Здесь так сыро и влажно, что боюсь, это туберкулёз. Нужно бежать. Я больше так не могу…

-Исхаков! Мой верный пёс, мой поросёночек, пора опять идти! Сегодня-твой ответственный день!- с хитрой, паршивой улыбкой закричал рядом Маркин, избив меня, без того уже больного, до крови и забрав куда-то с собой.

Глава 5. Ответственный день

Всю дорогу, волочась до второго этажа, где Маркин резал людей, по монолитному дому, я чувствовал, как меня одолевал сильный кашель. Маньяк с улыбкой отреагировал на это, держа меня на прицеле своей винтовки:

-О, наш герой превратился в чахоточника! Эх, жаль, а у меня такие планы на тебя… Иди, скотина, не оборачивайся… У тебя сегодня- ответственный день.

Я молча слушался, сильно кашляя, и ковылял до того места. Войдя внутрь, я увидел, что на столе лежала прикованная девушка, очень молодая. Она была напугана и сильно кричала. Маркин встал напротив и передразнивал её:

-А-А-А! Кричи, давай вместе. А-А-А! Помогите! Никто тебе не поможет…- перестав издеваться над ней, он обратился ко мне.- Исхаков. Сегодня ответственный день. Ты ощутишь на себе всю власть над человеком и болью… У тебя есть два варианта: либо ты убиваешь её, и я позволяю тебе дальше жить… Либо, в противном случае, я убью тебя. Выбирай, Исхаков, все инструменты прямо перед тобой!

Я не знал, что делать. Я мог сбежать, спасти её, но Маркин, этот противный дед, был сильнее меня. Нужно было время…

Иногда… Иногда стоит пожертвовать человеком ради общего блага. Ведь так? Меньшее зло ради большего добра. Остановив психопата-убийцу, я прекращу волну смертей. Но если я умру, то он продолжит убивать…

Со слезами на глазах, я выбрал самый безболезненный из всех инструмент- нож- и покосился на сердце жертвы.

-Стоять! Медленно, Исхаков, пусть она страдает…- встряхнув винтовкой, пригрозил Маркин.

Её красивое лицо умоляло меня, жалостливо всматриваясь слезливыми глазами прямо мне в душу, пощадить её. Но я не мог…. Медленно разрезая живот, я слышал раздирающие от боли крики. Движение за резким движением, я медленно, по приказу маньяка, потрошил её внутренности…. Когда я закончил,маньяк, как я и рассчитывал, начал искриться от счастья. В самый подходящий момент я ударил его ножом, но попал лишь трясущимися руками куда-то в плечо, и затем быстро побежал из дома.

Выбежав из этого логова, я увидел, что кругом стоял тихий лес, было очень холодно. Кашляя на каждом шагу, я всё бежал в гущу деревьев. Не оборачиваясь, я слышал позади себя выстрелы мимо меня и крики Маркина:

-Стой, предатель, не убежишь далеко, я найду тебя и выпотрошу!

Отбежав достаточно далеко, я снизил темп и начал красться сквозь листву. Было очень холодно, начинало только светать. Голос и выстрелы тоже стихли. Вдали я узнал знакомую избушку- место, где схватил меня маньяк. Аккуратно, осмотревшись, я забежал внутрь и начал искать то, чем можно обороняться. Успел захватить только чашку. В окне я увидел, как медленно, рыская, подходил к избе маньяк. Не зная, куда деться, я спрятался в длинный шкаф в маленькой спальне. Самая дурацкая идея, ведь я мог легко себя выдать…

Дверь в избу медленно отворялась. Маркин трещал своей заряженной винтовкой. Тихо, хрипя своим голосом, он дьявольски трепетал:

-Поросёнок… Герой ты наш… Я знаю, как тебя вычислить. Чахотка тебя не вовремя застала, да? Хорошо, я подожду…

Я стоял по-прежнему в шкафу. Кашель снова начинал медленными темпами пробирать меня. Ощущая, как по всем легким идёт дрожь и дикая, невыносимая боль, я начал отхаркиваться, заплевывая всё своей кровью. Радостный, маньяк побежал в мою сторону. Не зная, что делать, я вылез и кинул в него кружкой, а он выстрелил, к счастью, мимо меня. Это сработало! Кружка прилетела ему в глаз, и я мигом подскочил, выхватив винтовку, и начал избивать его прикладом. Старик не выдержал и упал на пол. Затем я продолжил избивать его по лицу так долго, что тот потерял сознание.

Когда я связал его веревкой с полки, меня озарила идея. Я не хотел отдавать маньяка под суд по рамкам… закона.

Глава 6. Моя карающая длань.

Пока маньяк лежал связанный в отключке, я обратил свой взор на лежащие рядом покрышки. Ухмыльнувшись, я вытащил их наружу и расставил так, чтобы уместить в них тело. Затем дотащил до них самого Маркина. Надевая одну за другой покрышки на маньяка, я прислонил его к дереву. Затем я отправился к пристроенному гаражу…

Какое счастье! Целая канистра горючего, и, по иронии, целая пачка дешёвых сигарет с приложением- охотничьими спичками. Подойдя к маньяку, я стал поливать его бензином из канистры. От этой процедуры он пробудился. Увидев, как я готовлю настигающую его мучительную смерть, Маркин дико, гоготом рассмеялся:

-Чувствую, что я воспитал очередного убийцу…- смеялся ехидно убийца.

-Убийца здесь только ты.

-Неужели? Ха-ха-ха-ха.

А ведь он прав… Я ничем не отличаюсь от него. Но это мой долг- убить убийцу… Что-то со мной не так… Нет, я должен! Никакой пощады!

-Передо мной великое свершение: ученик превосходит своего учителя!- громогласно, с пафосом кричал Маркин- Но ты потерял одну важную деталь, мой юный киллер… Прислушайся…. Дальше, вниз по холмам.

-О чем ты?- испугался я.

-Твои друзья приехали…

Действительно. Громкий гул сирен. Очень знакомый и очень родной. Спасительный, праведный. Но почему я так несчастлив? Почему я так не рад этому?

Поднося зажженную спичку, я увидел, как тело Маркина начало гореть. Громкий, адский, скрежещущий крик- это крик боли. Но в перемешку… Со смехом. Маньяк меня победил.

Сильный кашель подоспел к горлу. Обессилив, я упал наземь, недалеко от медленно сгорающего тела маньяка. Кашель выплескивал за собой кучу крови. Уже рядом я слышал почти родной голос моего напарника- майора Резникова:

-Исхаков! Бог ты мой… Угораздило же…

Но мне уже всё равно. Ведь надо мной, высоко-высоко- чистое, голубое небо. Такое красивое и беззаботное. А за ним- сияющий свет восходящего солнца , подзывающего меня к себе…

Конец

Автор публикации

не в сети 4 дня

Dante

0
In pricipio erat verbum
Комментарии: 20Публикации: 4Регистрация: 18-02-2019
306

Читать страшные истории:
avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Златопуст Локонс Авторы недавних комментариев
новее старее большинство голосов
Златопуст Локонс
Гость
Златопуст Локонс

Куча воды это, а суть не раскрылась!! Вообщем, хуйня!