Лариска

История реальная, из жизни. О трагической и в чём-то мистической судьбе моего давнишнего знакомого по имени Кирилл. Подробности, о которых я не знал раньше, поведал мне наш общий приятель совсем недавно.

Кирилл со своим лучшим другом Андреем затеяли свой первый совместный коммерческий проект году в восемьдесят девятом – девяностом. В самый разгар, так называемой, перестройки. Числились тогда оба старшими продавцами одного из магазинов Нижнего Тагила. Руководство торга, в свете новых задач, поставленных Коммунистической партией всем предприятиям страны, принялось агитировать трудовые кадры, особенно комсомольские, на создание кооперативов. На базе имеющихся в хозяйственной обойме магазинов. Начали, конечно, с самых мелких и убыточных. Кира с Андрюхой, хоть и не были комсомольцами-активистами, но заинтересовались темой. Проявив недюжинные организаторские способности, подтянули молодых коллег и развернули частный бизнес в нескольких небольших торговых точках.

На удивление сомневающихся, дело пошло. Да и как не пойти, если прекратилось традиционное воровство. Товар стали закупать не через закоснелый торговый отдел, а самостоятельно. Масштабно расширив ассортимент и гибко регулируя цены. С ростом товарооборота и про персонал не забывали. Зарплаты продавцов в их магазинчиках неуклонно шли вверх. И если на старте проекта Кирюхе с Андрюхой пришлось приложить немало усилий, чтобы сагитировать в свою «авантюру» товарищей комсомольцев, то теперь от желающих влиться в успешную команду отбоя не было.

Постепенно бизнес разросся в доходную торговую сеть. Потом к торговле подтянули и производство. Денежка к друзьям-партнёрам потекла рекой. Жить бы да радоваться. Но вот только правило «не хочешь потерять друга – не строй с ним совместный бизнес» никогда не давало осечку.

Постепенно братанские встречи стали уступать место деловым. Домашние посиделки в гостях друг у друга стали редкостью. А прежние совместные многодневные походы в лес, на рыбалку-охоту, и вовсе позабылись.

Всё чаще между лучшими друзьями возникали споры – кто больше выкладывается в совместной битве «за урожай», то бишь, за прибыль от общего дела.

В этих, пока ещё мирных, разборках Кирилл чувствовал себя неоправданно обделённым. Как же? Все ключевые переговоры с партнёрами всегда проводит Андрей. С городской управой, банками и налоговой тоже он вопросы улаживает. Взять бухгалтерские документы – те опять, в основном, за его подписью идут.

Кириллу же достаётся чёрная работа – командировки да тёрки с персоналом.

С нарастающим беспокойством он замечал, как общий бизнес потихоньку смещается под управление друга Андрея. Но ничего не мог с этим поделать. А делать что-то надо было срочно…

Как-то летом, засидевшись вечером с Андреем в офисе, предложил тому за рюмочкой коньяка:

– Слушай, брат, а не тряхнуть ли нам стариной? Вспомни, раньше мы чуть не каждую неделю выбирались вместе то поохотиться, то порыбачить. Мы же лучшие друзья! Так давай забудем на пару дней всю эту коммерцию и махнём на наше любимое место!..

А место действительно было. Да какое классное! О нём лет пять назад они узнали от кого-то из знакомых рыбачков. Добираться, правда, сложновато. Сначала на машине, желательно вездеходе. Потом пешком километров пять с резиновой лодкой и мотором за плечами. Затем опять километра два пешком. Уже до второго озера. Бездонного и живописного. С чистейшей водой и трофейной рыбой. Выловить там окуня килограмма в два было обычным делом. Про пудовых (а то и поболе) щукарей и говорить нечего. Охота под стать. Место почти нехоженое, окружённое непроходимыми болотами. За весь сезон лишь с дюжину рыбаков-охотников сюда добиралось. И то самых отъявленных. Таких, как Андрюха с Кирюхой.

На берегу этого глухого озера чьи-то добрые руки возвели небольшой, но крепкий сруб из сосновых брёвен. Самое оно для культурного отдыха в лесу на два-три дня, а то и на неделю…

На удивление, Андрей с радостью поддержал предложение. «Может, зря я гонял чёрную думку? – с надеждой подумал Кирюха. – И старый кореш до сих пор всё тот же надёжный, проверенный в походах дружище?..»

Не откладывая затею в долгий ящик, через пару дней уже тряслись на Кирюхином УАЗике по лесному бездорожью, до зубов вооружённые соскучившимися по добыче ружьями и спиннингами.

Поехали без посторонних, вдвоём. Вернее, втроём. Андрюха прихватил свою любимицу – ручную крысу Лариску. С ней он не расставался почти никогда. Чудак-человек! Даже в своём рабочем кабинете грызуну специальное место – живой уголок отвёл. И все деловые переговоры старался проводить в её присутствии. Считал зверька своим талисманом, что ли.

Кстати, обстоятельства, при которых забавная крыска появилась у Андрея, заслуживают отдельного отступления.

***

Андрюха всегда был любителем живности. И теперь содержал дома маленький зоопарк. Среди его питомцев особенное место занимал питон. Пока ещё небольшого размера, но с перспективой на вырост. Вот на обед этому змею заботливый хозяин регулярно поставлял из зоомагазина живых мышат да крысят.

И как-то в одной партии попался необычный крысёныш. Шёрстка на тельце у него была серая, как у обычной крысы, а вот голова розовая, голая. Из-за этого мордашка выглядела почти человеческой. Но самым необычным в зверьке оказалось другое.

Прожорливый питон срубал всю партию свежего мяса, в которой прибыл розовоголовый крыс, а его не тронул. Андрей поначалу думал, что ловкий грызун просто исхитрился каким-то невероятным образом улизнуть от пресмыкающегося. Но и спустя неделю пушистый комочек с длинным хвостом бодро разгуливал по аквариуму, ничуть не страшась жуткого соседа. Наоборот, иногда даже мирно подрёмывал в его кольцах, шевеля во сне усиками. Или сидел, присев на задние лапки и старательно умывая передними довольную розовую мордочку, в нескольких сантиметрах от змеиной головы.

Андрей даже запереживал – не заболел ли часом питончик?

Но когда новая партия крысят была с аппетитом проглочена (опять же кроме розовоголового), успокоился. Грызуна достал и пристроил в персональную клетку. Раз уж такой счастливчик, пусть живёт.

А со временем и вовсе привязался к нему, как к родному. Зверёк оказался на редкость умный и сообразительный. Любил, когда его брали в руки. Уютно чувствовал себя в кармане пиджака или куртки хозяина. Никого и ничего совершенно не боялся. Быстро подрос, превратившись в упитанную крысу приличных размеров. Оказалось, что это самочка. Не мудрствуя лукаво, Андрюха нарёк её Лариской. И так привязался к животинке с почти человеческим лицом, что даже жена ревновала. В шутку, конечно…

Хоть считается, что крысы живут не больше трёх лет, Лариска в свои четыре года чувствовала себя бодрячком и умирать совсем не собиралась.

***

Погода радовала. Без особых трудностей к вечеру утомлённые путники добрались до места.

Развели костерок возле сторожки, успев натаскать пяток увесистых окуней. Основная рыбалка, конечно, ожидала с утра. Но что за ужин в таком сказочном месте без запечённых на углях полосатых красавцев?! Да ещё с устатку после долгого пути. Под неё родимую…

Водочка, наверное, и сыграла свою коварную роль. Быстро захмелевший на свежем воздухе Андрюха вновь завёл разговор о возможном разделе бизнеса. И с явным намёком не в пользу закадычного друга.

Обида захлестнула Кирилла. Он старается, чтобы у них с Андреем всё было, как раньше. По-братски, по-честному. А тот, оказывается, только за бизнес печётся. Да ещё и отжать чужую долю, похоже, намеревается!..

Чёрные мысли с новой силой нахлынули в разгорячённую алкоголем голову. Словно подталкиваемый дремавшим доселе в душе злобным бесом, Кирюха поднял с земли полено и, подойдя сзади, обрушил его на голову мирно сидящего у костра товарища. Как это вышло, позже он сам себе объяснить не мог.

Андрей негромко крякнул и, повалившись набок, затих.

А Кира уже не мог остановиться. Как запрограммированный, подхватив подмышки обмякшего напарника, поволок к воде. Взгромоздил в резиновую лодку, завёл мотор. Отойдя на сотню метров от берега, сбросил бесчувственного кореша в воду. Тот, не шевелясь, выпуская редкие пузыри, исчез в тёмной глубине.

Кирилл же вернулся обратно. Допил остатки водки. Долго сидел в одиночестве у догорающего костра. В голове была пустота. Словно сам он улетел куда-то далеко, а на ночном берегу в лесной глухомани осталось чужое, не его тело…

***

Версия Кирилла о том, что крепко подвыпивший Андрей, по своей же неосторожности утонул на рыбалке, как говорится, проканала.

После недолгого расследования дело закрыли. Тело утопленника выудили из озёрных глубин и с почестями похоронили.

Весь общий бизнес Кира взял в свои руки, выкупив не задорого у убитой горем вдовы. Она была женщиной домашней, совершенно далёкой от коммерции, потому совсем не торговалась.

Казалось, вот удача наконец-то повернулась к Кириллу лицом. Но дела у незадачливого коммерсанта шли всё хуже и хуже. Один, без опытного Андрея, он попросту не справлялся. А брать в партнёры ещё кого-то опасался. Всё по той же причине, по которой избавился и от близкого друга.

Ко всему прочему, собственная жена Оксанка стала сторониться. После трагедии с Андреем она резко изменилась. На похоронах рыдала едва ли не громче овдовевшей супруги. Тогда уже у Кирилла промелькнула предательская мыслишка: «А не изменяла ли жёнушка ему с его лучшим другом? С чего бы её тогда так убиваться?»

Да, он и раньше замечал её игривые взгляды в сторону Андрюхи на совместных вечеринках. Особенно, когда супружница находилась подшофе.

Или в семейных походах без детей, когда они, не стесняясь наготы, голышом купались в горных речках и лесных озёрах. В такие моменты, при приближении Андрея, от флюидов Оксанки, казалось, вибрирует воздух.

Не поспоришь, парнем Андрюшка был видным. Под женским углом зрения. Кирилл невольно комплексовал, находясь неглиже рядом с другом. Тут уж ничего не поделать – природа… А впрочем, размер же не имеет значения.

Конечно, ничего крамольного в отношениях друга и его Оксанки ни разу замечено не было. И Кирюха сам всегда отгонял от себя такие гнусные мысли. Но вот опять вспомнилось…

А вскоре утвердилось в Кирюхиной голове ещё больше.

Потому что Оксана регулярно стала заикаться о разводе. Теперь любая их, даже мелкая, ссора заканчивалась подобным умозаключением с её стороны. И случались ссоры всё чаще, чаще.

Чувствуя приближение неминуемого разрыва, Кирилл втайне от жены спешно начал распродавать активы. Вскоре от былого внушительного бизнеса не осталось ничего. И хотя он здорово потерял в цене, свой чемодан с не одним миллионом наличных долларов поимел.

Дабы раньше времени жена ничего подозрительного не заподозрила, уговорил новых собственников, чтобы подержали директором на прежнем месте ещё пару месяцев.

Заветный чемоданчик с баксами, под предлогом рыбалки, вывез в лес и спрятал в укромном месте. Под полом бревенчатой сторожки. На том самом глухом озере, где он своими руками поставил жирный крест и на дружбе с Андрюхой, и на его жизни.

***

Спустя месяц-два супруга Кирилла официально подала на развод. Конечно, для неё было шоком с опозданием узнать, что хитромудрый муженёк успел распродать весь бизнес. А её мечта о райской жизни на Гавайских островах свободной, и ещё весьма привлекательной, дамы накрылась медным тазом.

Кирилл же, втайне искренне радуясь, что коварной бабе не удалось заполучить лакомый кусок в виде половины нажитого его непосильным трудом капитала, по-джентльменски отказался в пользу жены от квартиры с дачей и двух семейных авто. Оставив себе лишь видавший виды УАЗик.

На нём, когда суматоха с разводом и разделом жалких остатков совместного имущества поутихла, и отправился в лесную глухомань к озеру. Забирать свой билет в заграничный рай. Потому что рисковать здоровьем и жизнью, строя бузинес в России лихих девяностых, больше не желал…

На дворе был октябрь. Но дни ещё стояли теплые.

Оставив УАЗ в привычном месте, Кирюха взвалил на спину рюкзак с резиновой лодкой и вёслами. Тяжёлый мотор брать не стал. Промежуточное озеро можно пересечь и на вёслах. Лишь бы волны встречной не было. Немного пораздумав, прихватил ещё спиннинг. Порыбачить напоследок. Где он там, на Мальдивах-Канарах ещё таких пудовых щук половит?..

На удачу, самый трудный остаток пути прошёл без сучка, без задоринки. На ближнем озере – полный штиль и безлюдье. Понятное дело. Летом-то мало кто отваживался сюда забираться. А глубокой уральской осенью и подавно.

Переплыв на противоположный край, бросил лодку, не сдувая. На дальнем озере порыбачить можно и с берега. Лучше побыстрей налегке добраться. Ведь основная цель – совсем не рыбалка.

До бревенчатого сруба успел ещё засветло. Первым делом осмотрел свой схрон. Всё в порядке. Место не тронуто. Присыпано сверху опавшей хвоёй и пожухлыми листьями.

До темноты не стал тратить время на выкапывание. Собрал спиннинг, натянул вейдерсы и пошёл вдоль прибрежных камышей пытать рыбацкую удачу.

Но всегда богатое рыбой озеро разочаровало. Словно вымерло. Ни одной поклёвки.

Уже в быстро сгущающихся сумерках мужик сделал последний заброс и… Есть!

На крючке переваливалось что-то тяжеленное! Без сомнения, щука. Да какая! По сопротивлению – кило на двадцать, не меньше. Ай да подарок напоследок!.. Главное, чтобы леска выдержала…

Рыбина шла у самого дна, почти не сопротивляясь. И к лучшему. Наверное, очень старая, решил Кира.

Осторожно подтянув к берегу, начал приподнимать добычу к поверхности. Вот уже пошли буруны по воде. В темноте было плохо видно.

Но то, что всплыло за леской у ног, заставило ошарашенного рыбака вскрикнуть и отбросить спиннинг, словно ядовитую змею. Над озёрной гладью приподнялось нечто тёмное, совсем не похожее на рыбу. Медленно перевернувшись, оно обнажило полуразложившийся, оскалившийся зубами, череп. По инерции продолжая движение, следом из воды к Кириллу потянулась костлявая рука, как будто пытаясь схватить и утащить в неведомые чёрные глубины…

Неудержимая дрожь ужаса и отвращения, словно ток, прожгла от пяток до кончиков волос. Мужик, как сумасшедший, выскочил из воды и что есть мочи пустился к спасительной лесной сторожке. Какой уж тут спиннинг!..

Успокоиться не мог минут десять. Всё тело передёргивало, будто в лихорадке. От такого ужаса не стать бы заикой! Для проверки даже произнёс вслух несколько слов… Нет, вроде нормально. Пока разговариваю…

…Кто же это мог быть?!.. Скорее всего, непутёвый рыболов. Может, сердце нежданно прихватило. Или в сетях запутался. Или ещё чего…

Вполне возможно, и без криминала не обошлось…

Судя по степени разложения, давненько горемычный здесь под водой плавает.

Когда дрожь в руках и коленках немного улеглась, Кирилл решил, не откладывая дальше, достать на божий лунный свет своё сокровище.

Бережно откопал чемодан и приподнял его над ямой. В ту же секунду с резким писком снизу выскочили два или три крысёнка. Мужик вздрогнул от неожиданности.

Повернув чемодан обратной стороной и осветив фонариком, заметил на боковой стенке дыру размером с кулак. Из неё сыпался мелкий мусор.

С нарастающим ужасом, Кирилл судорожно дёрнул замок-молнию.

Верхняя крышка откинулась и…

Над затихшим ночным лесом раздался оглушительный вопль безмерного отчаянья:

– Твааааарииииии!!!..

Содержимое чемодана представляло собой сплошную бумажную труху, измельчённую крысиными резцами. От миллионов бакинских (не комиссаров) не осталось ничего…

Опустошённый душевно и материально мужчина пришёл в себя уже глубоко за полночь. Последние несколько часов жизни не сохранились в памяти. От пережитого стресса он не сразу вспомнил, где и зачем тут находится.

В полной прострации побрёл к дверям избушки…

У входа невольно остановился.

На пороге, присев на задние лапки и старательно умывая передними довольную розовую мордочку, чинно восседала до боли знакомая крыса.

На подошедшего человека она не обращала ни малейшего внимания.

В приливе неистовой ярости Кирилл схватил прислонённый к крыльцу топор. Вложив в удар всю душевную муку и ненависть, обрушил звенящую сталь на маленький шерстяной комочек, перечеркнувший его жизнь.

Но шустрый зверёк ловко отпрыгнул в сторону, а топор, соскочив со ступеньки крыльца, вонзился рубщику в сапог.

И вновь оглушительный рёв разнёсся над спящим лесом:

– Твааааарииииии!!!..

Сапог Кирилла моментально наполнился кровью. Метнувшись в сторожку, мужик упал на пол и задрал раненую ногу вверх. Чувствуя, как по бедру побежали тёплые струйки.

Рана оказалась глубокой. Хорошо ещё сапог несколько смягчил удар острого лезвия. А то вообще без конечности мог остаться.

Кое-как перебинтовав ступню и остановив кровь, Кирюха взгромоздился на деревянный настил-полати. Поднял вверх ногу и, уперев её в стену, попытался уснуть. Но всё усиливавшаяся боль не давала раствориться в спасительном сне.

И этот непрестанный крысиный писк с шебуршанием под полом.

Наконец забылся в полудрёме…

До полудня отлёживался на жёстких досках, не в силах подняться. Лишь пробовал встать, как тут же из раненой ноги начинала сочиться кровь. Сильно кружилась голова – сказывались утомление и потеря крови. А ещё голод. Еды с собой ведь не взял, понадеявшись на хороший улов к ужину. И задерживаться не планировал.

Когда до захода солнца оставалось часов пять, всё же решил возвращаться. Силы от пустого лежания не пребывали. А с раненой ногой обратный путь, хоть и порожняком, станет серьёзным испытанием. К тому же, с утра резко похолодало. На береговой кромке озера образовалась наледь. Если мороз усилится, и промежуточное озеро покроется льдом, пиши пропало. На резиновой лодке уже не выбраться. Так что надо поторапливаться…

Отрезал от пробитого сапога подошву. Примотал её тряпками к раненой ступне, соорудив подобие шлёпанца. Нога заметно опухла и постоянно саднила. Опираясь на палку, двинулся в путь. Каждый шаг отдавался пронизывающей болью от раны до самой макушки. Обмотки уже с первых метров пропитались кровью.

Периодически останавливаясь и валясь на землю с вытянутой к небу ногой, всё-таки дошёл до оставленной лодки на берегу промежуточного озера. Открывшаяся перед взором картина повергла в отчаяние. Прибрежная полоса воды метров на сто была скована первым льдом. Не успел… Пытаться прорваться на лодке даже не стал пробовать. Ясно, что, и так хрупкая на холоде, резина треснет под острыми краями наледи.

Чтобы не замёрзнуть ночью насмерть в осеннем лесу, двинулся в обратный путь к сторожке…

Добрался уже в темноте. Кровь из ноги продолжала сочиться, но боль притупилась. Или уже привык к ней.

Из последних сил развёл огонь в печке и без чувств рухнул на полати…

Как долго пролежал в забытьи неизвестно. Очнулся посреди ночи в полной темноте. Дрова догорели, и печь остыла, безнадёжно сдавая позиции пробирающемуся снаружи холоду. Надо бы встать и подкинуть дров, но силы совершенно оставили Киру. Усилием воли он всё же повернулся на бок и обмер…

На деревянной лавке напротив сидел человек. Тусклые лунные лучи, льющиеся сквозь маленькое оконце, освещали недвижный силуэт. На плече у фигуры вертела мордочкой крыса, посверкивая глазками-бусинками. С остановившимся сердцем Кирилл прошептал:

– Андрюха… Прости меня…

Слёзы сами полились из глаз. Кирилл не чувствовал страха перед невесть откуда взявшимся привидением. Лишь глубокое раскаяние разрывало грудь на части. На минуту он потерял сознание. А когда очнулся, тёмной фигуры на лавке уже не было.

Утром заметно потеплело. А когда выглянуло солнце, Кирил, не теряя драгоценных минут, вновь отправился к лодке. Пробитую топором ногу он уже не чуял до самого колена.

К счастью, лёд на большом озере растаял, обнажив водную гладь. В полузабытьи, потеряв счёт времени, мужик работал вёслами, как робот. Добравшись до противоположного берега и немного передохнув, преодолел последний пеший участок на пути к своей машине.

Увиденное зрелище чуть не лишило рассудка. От УАЗика остался лишь обгоревший остов. Все пять колёс (вместе с запаской) исчезли. Под открытым капотом лишь чёрный от копоти двигатель. Панель приборов в обгоревшем салоне вырвана с корнем. Всё остальное, что можно снять – снято и увезено в неизвестном направлении. Завести УАЗик местные, не особо подкованные в технике, жулики не смогли – у Кирилла был установлен блок-секретка против угона. Видимо, с досады и спалили раскуроченную машину.

Тем самым обрекши хозяина на медленную смерть в безлюдном осеннем лесу вдали от дорог.

От верной гибели обессиленного путника спасло чудо. В таёжный тупик нагрянули высокопоставленные браконьеры, чтобы подстрелить нагулявшего жир к зиме и ещё не залёгшего в берлогу косолапого. Сжалившись над умирающим мужиком, вызвали спасательный геликоптер.

Но ногу Кириллу пришлось ампутировать. Сначала выше колена. А на второй операции по самый пах.

Бывшая жена и дочь в больнице его не навещали.

Узнав о бедственном положении Кирюхи, моментально порастерялись почти все прежние друзья-приятели. Один лишь старый друг забегал иногда попроведать. Ему и рассказал при последней встрече свою историю-исповедь непутёвый Кира. К тому времени, от пережитого у него развилась тяжёлая неизлечимая болезнь. Друг не посчитал нужным доводить содержание Кирюхиной исповеди до компетентных органов.

Да и протянул после этого Кирилл недолго. Скончался в родительской квартире, позабытый всеми.

Утром, в день похорон, малочисленные близкие пришли попрощаться с покойником. За последние месяцы жизни Кирюха сильно исхудал и изменился так, что страшно было смотреть. Поэтому в открытом гробу его лицо на ночь прикрывали простынёй. Когда же откинули саван для прощания, присутствующих передёрнуло от увиденного. На лице и вокруг головы умершего мелким горохом лежали чёрные крысиные шарики.

Откуда взялась эта скверна в благоустроенной городской квартире на верхних этажах дома образцового содержания, так и осталось загадкой…

08.01.2021

blank 625
Читать мистические истории:
guest
4 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Марина
Марина
09.01.2021 19:59

Здравствуйте! История, как всегда, отличная! Я очень Вам благодарна за ваш труд! Я поздравляю Вас с Наступившим Новым годом и Рождеством! Желаю, чтобы вдохновение не покидало Вас и чтобы Вы вновь и вновь радовали нас своими историями!

Евгения
Евгения
17.02.2021 23:11

Петя Камушкин всегда с удовольствием читаю ваши истории,хорошо что вы публикуетесь на разных сайтахг где бы не увидела радуюсь как родному💋💋💋

PetyaKamushkin
PetyaKamushkin
Ответ на  Евгения
07.03.2021 20:28

Спасибо большое! )))