Гайка, Клюшка и Макар, ч. 3 Легенда о летящей тигрице, кн. 2 Дорогу осилит идущий

Аннотация:
Женская красота хуже, чем вино, так как опьяняет не только своего хозяина, но и зрителя.
Каждая женщина имеет полное право проснуться бессовестно счастливой, и выйти из дома, нагло красивой!
Красивые женщины редко бывают одни, но часто бывают одиноки.
(Хенрик Ягодзиньский)

Текст:

Пролог.

Незнакомка.

— Моя незнакомка из прежних столетий,
С картины сойди и на миг оживи…                                                                                     ________

blank

* * *
Последнее время Терри часто приходил в этот ресторан. Полгода назад за этим же столиком он встретился здесь с режиссером из Швеции Лукасом Мудиссоном, с которым был давно знаком. Коллеги иногда перезванивались. Обсуждая свои работы, тогда в ресторане, они коснулись фильма «Лили навсегда», снятого Лукасом пятнадцать лет назад. В тот вечер Мудиссон рассказал, что на главную роль своего фильма он просмотрел около тысячи детей и подростков, которым во время проб нужно было разыгрывать целые импровизации и различные темы в общении родителей и детей. А потом совершенно случайно встретил Акиньшину.
Так вот она представляла собой не такой образ Лилии, который он задумывал изначально. Оксана оказалась куда лучше этого. В итоге, благодаря этой почти никому не известной девочке его фильм был удостоен «Гран-при Астурии», заслужил «Специальный приз жюри» и победу на Международном кинофестивале в Хихоне 2002 году по категории «Лучшая актриса», потом получил 5 национальных кинонаград «Золотой жук» 2003 года Шведской Академии Кинематографии в категориях «Лучший фильм», «Лучший режиссёр», «Лучший сценарий», «Лучшая кинематография» и «Лучшая актриса», а также участвовал во многих номинациях самых престижных мировых кинофестивалей.
Мудиссон тогда поведал Джонсону:
— Русские – это прирожденные импровизаторы. Они мгновенно вживаются в роль практически без особой подготовки и на уровне подсознания предугадывают все оттенки неизвестного им ранее актерского мастерства.

* * *

С тех пор эта мысль не давала покоя Терри. Он тогда пожаловался Лукасу, что вот уже полгода не может найти актрису на главную роль своего нового фильма, сценарий которого он написал спустя год со дня смерти жены, после его внезапно осенившего вдохновения.
Главной героиней должна была быть неискушенная молодая, красивая девушка из довольно обеспеченной семьи русских эмигрантов, которой по сюжету сценария предстояло создать яркий драматический образ. Он пробовал на эту роль многих известных актрис. Но никому из них не удалось сотворить даже что-то близкое его сценарию.
— Я, наверное, никогда не найду свою героиню!
— Чтобы мечты сбывались надо уметь верить в чудеса…Или надеяться на его величество случай. Вот сейчас ты уже совсем потерял надежду, как вдруг откроется дверь в этот ресторан и появится та самая, единственная и неповторимая, твоя мечта…
* * *
С тех пор он стал часто заходить сюда, боясь признаться себе в том, что причина постоянных обедов в этом ресторане кроется не в отличном выборе изысканных блюд и даже не в приятном исполнении русского шансона. Хотя вот и сейчас негромко звучала песня на русском языке, которую пела уже не молодая, но все еще довольно популярная исполнительница шансона:

Студил Петербург разгулявшийся ветер,
По звёздному небу катилась луна.
Прекрасная дама летела в карете,
Вся в локонах тёмных, горда и нежна.

В далеком и страшном 1917 году бабушке Терри вместе с родителями удалось вырваться из Санкт-Петербурга и эмигрировать в Англию. Ей тогда было всего 8 лет. Через двадцать лет она встретила в Лондоне своего мужа. Потом у них появился отец Терри, считавшийся уже коренным британцем.
Но русский язык от бабушки и до Терри передавался по наследству с чисто русской настойчивостью. Вместе с языком передавались и многие привычки, в том числе и любовь к русской песне с её широтой и тихой грустью, как голос сердца, в котором тлела искра русской души.
Терри прекрасно владел русским языком, разговаривая практически без акцента, единственный из бабушкиного рода, кому это удавалось легко и непринужденно с раннего детства.
* * *
Ресторан помещался в знаменитом Лондонском отеле. Знаменитом именно тем, что Hard Rock Hotel часто посещали туристы из России. Он понимал, что найти актрису среди приезжих русских туристов, да еще и молодую, и красивую было делом безнадежным. Но что-то заставляло его приходить и обедать здесь почти каждый день.
В тот день он пришел слишком рано для обеда. Не было еще и двенадцати часов дня, а он уже заканчивал свою дневную трапезу за чашкой отменного латте. Пришедшие пообедать посетители понемногу заполняли зал. Терри легко различал их по одежде и манерам поведения: чопорные и надменные немцы, словоохотливые итальянцы, самоуверенные и немного развязные американцы. Наконец появились русские. Это были две уже немолодые супружеские пары, которые, как всегда робко и неуверенно высматривали по сторонам свободный столик. Никто пока из обслуги не спешил им в этом помочь.
— Сегодня их совсем немного, этих русских, — подумалось Тэрри, — и опять нет ни одной молодой женщины. Джонсон вздохнул и поднялся из-за столика. Пора было уходить. День снова улетал впустую. Он положил на нетронутую салфетку одну пятидесятифунтовую бумажку за свой традиционный обед и двинулся к выходу.
Уйдя в свои мысли Терри не заметил, как не пропустил в зал и чуть не столкнулся с молодой девушкой, рассчитывавшей на любезную уступку прохода. Терри посмотрел на девушку и побледнел. Потом схватился за сердце.
Почти девчонка, 17 – 18 лет, дивные роскошные темно каштановые волосы, уложенные в легкие, красивые волны, кротко падающие на почти детские плечи. Нитка ожерелья из благородного черного опала на нежной коже изящной шеи, скромное декольте и ухоженность безупречного платья подчеркивающие природную красоту стройного юного тела, и наконец лицо, от которого было невозможно отвести взгляд.
Терри тщетно пытался вспомнить, видел ли он за все свои 57 лет настолько прелестное создание. Она прошла в зал, сделала несколько шагов и остановилась. Терри опомнился и бросился за ней в след.
— Позвольте проводить вас, прекрасная незнакомка, — произнес Джонсон. Подвел ее к первому же свободному столику и помог ей опуститься в кресло.
Яркая белоснежная улыбка озарила красивые чувственные губы и Терри вдруг почувствовал, что утонул и навсегда останется в плену этих опьяняющих зеленых глаз,
Он заказал два самых изысканных кофе с пирожными. Девушке кофе и пирожные пришлись по вкусу. И это несколько ободрило и обнадежило слегка упавшего духом Джонсона. И он обратился к девушке.
— Милая девушка, позвольте представиться. Меня зовут Терри Джонсон. Я кинорежиссер и вот уже год безуспешно ищу актрису, девушку способную сыграть роль такой же, как и вы юной особы. По сюжету фильма она влюбляется в жениха старшей сестры и отбивает его у нее. Далее разыгрывается довольно острая драма и…. В общем вы идеально подходите на эту роль, и вам скорее всего придется играть как бы саму себя. Это будет фильм-шедевр. Вам будет обеспечена мировая слава и выплачен многомиллионный гонорар. В общем соглашайтесь не раздумывая.
— Спасибо вам за кофе! – Девушка встала из-за стола. – Я в Лондоне проездом и должна уже завтра быть в Москве. Извините, но вам придется поискать кого-то другого на роль героини фильма. Всего вам хорошего!
— Подождите, девушка! – Терри показалось, что с уходом этой девушки мир вдруг потеряет для него все свои яркие краски. – Умоляю, не отказывайтесь! Но даже если потом раздумаете, вот моя визитка. Я буду ждать вас, сколько понадобится – месяц, два, три, год… И шепотом про себя добавил:
— А может и всю оставшуюся жизнь…
Он вышел вслед за ней на улицу. Девушка подошла к стоявшему рядом с гостиницей такси, открыла дверцу машины и помахала рукой Джонсону на прощанье.
— В Мидлэнд Банк! – бросила она таксисту.
* * *
Лена смотрела в зеркало заднего вида. Джонсон одиноко стоял на ступеньках гостиницы. Перед глазами пожилого, знаменитого на весь мир британца, избалованного вниманием лучших мировых красавиц – звезд кино, на всю оставшуюся жизнь так и осталась в памяти картина с неповторимым по красоте лицом простой семнадцатилетней русской девчонки …
Он даже не смог узнать ее имени. А из открытой двери ресторана вслед ему летела грустная мелодия:

Моя незнакомка из прежних столетий,
С картины сойди и на миг оживи.
Проедем с тобой в золоченой карете
По грустным мгновеньям минувшей любви.

* * *
Глава 1. Сестрёнки
Казалось, что этот холодный сентябрьский день никогда не кончится. В газели Кира с Леной немного отогрелись. Потом, уже дома после ванной, запивая остатки малинового варенья горячим чаем с душицей им стало совсем тепло. И это тепло было не столько от чая, сколько от мыслей о том, что человек, ставший для них единственным родным и близким, жив. А главное — они для него дороги и очень-очень нужны ему, как старшие сестры для своего младшего брата. Хотя, вероятнее всего, в их сердцах тлела надежда на куда более нежные чувства, пусть даже пока еще совсем не доступные по месту и времени.
После своего ночного визита на могилу Макара девушки не спали всю ночь. Известие о том, что он живой, пусть даже еле живой от полученных ран, перечеркнуло весь прожитый драматизм минувшего дня. Они никак не могли наговориться, вспоминая почти каждый день, проведенный ими вместе с ним, отмечая эти события со всеми почти забытыми подробностями.
Под утро они, наконец, перешли к более практичным вопросам и стали строить планы встречи с Макаром, как с драгоценным подарком, выпавшим на долю их вовсе не сладких судеб. Кроме фразы о том, что девушки ему нужны, как воздух, Макар успел сказать еще 2 слова:
— Утром перезвоню!
Им нужна была информация, где он, как попасть к нему и когда можно будет его увидеть. Даже с их не богатым жизненным опытом девушки прекрасно понимали, в каком тяжелом состоянии он находится со столь серьезными ранами. И еще нужно было что-то решать с пекарней. Эта работа стала теперь неотъемлемой частью их жизни.
— По поводу пекарни давай так, — сказала, немного подумав Гайка. — Через несколько дней может выйти на работу Генка, а с ним и Валя. Он уже почти здоров. Будет или нет работать пекарня будем решать со всеми пекарями. Если не сможем их собрать до конца дня сегодня — соберем завтра с утра.
— Я могу съездить к Макару одна. А ты, как хозяйка, останешься на пекарне, – предложила Клюшка в надежде, что ей удастся побыть с Макаром одной. В тайне от себя она все еще продолжала ревновать Гайку к Макару. Уж слишком красивая была эта Ленка!
— Нетушки, нетушки! — сразу же закричала Гайка. За Макаром нужен будет круглосуточный уход. А я палатная медсестра, могу диплом показать. Да и опыт этой работы в нашей больнице у меня имеется.

* * *

Перед уходом на работу Гайка дозвонилась до Вали. Соскучившись по работе они с Генкой сразу же согласились через полчаса быть на пекарне. Когда Лена с Кирой прибыли в Универсам, Тома с Ниной как раз заканчивали свою смену. Минут через десять появились Генка и Валя.
— Ребята! – обратилась Лена к пекарям. — Нам с Кирой придется уехать из города может на пару-тройку месяцев, а может на полгода. Они с Клюшкой еще дома решили пока не говорить пекарям, что Макар жив. — Так вот, — продолжила Гайка, — давайте прямо сейчас решать, сможете без нас продержаться эти полгода или нет.
Все задумались. Потом высказался Генка.
— Кира! Я заходил на склад. Муки и масла, что привозили нам на прошлой неделе, осталось еще минимум на месяц. Дрожи и «добавки» нам каждую неделю подвозят ИПэшники. Все остальное (соль, сахар) мы берем в Универсаме. Значит нам тех денег, что возьмем за хлеб и булочки должно хватить и на зарплату, и на закуп всех комплектующих. С представителями наших поставщиков муки и масла я давно знаком лично. У меня даже их телефоны записаны. С остальным разберемся.
— А вы как? Не против? – спросила уже Кира у Томы с Ниной.
— Генка мужик серьезный. Мы его давно знаем. Справится со всеми проблемами. В общем мы согласны. Можете хоть завтра ехать. Все будет нормально, – заверили всех сёстры-пекари.
— Хорошо! – согласилась Гайка. – Но если будут проблемы, звоните в любое время дня и ночи. Поможем!
— Обязательно поможем! – поддакнула Кира.
Повестка короткого собрания была исчерпана. Валя договорилась со сменщиками о дне выхода их с Генкой на работу. Пекари разошлись по домам. Гайка с Клюшкой остались одни. Лена достала свой мобильник.
— Что же ты не звонишь ему? – вспыхнула Клюшка. – Там же у тебя его номер. Время десятый час. Уже давно пора… Звони скорее!
Гайка переключила телефон на громкую связь и набрала тот самый номер, с которого вчера звонил им Макар.
— Телефон абонента находится вне зоны действия сети! – услышали девчонки голос автоответчика.
— Наверно врачи отключили. Он потому и сказал, что сам позвонит, – Лена убрала свой телефон в сумочку. – Пошли домой, будем собираться к отъезду, хотя так и не знаем куда?
Они стали собираться домой. В это время зазвенел звонок телефона Киры, оставшийся лежать в кармане ее курточки, висевшей у входа на вешалке. Клюшка сломя голову бросилась к телефону, схватила трубку и заикаясь от волнения со слезами на глазах крикнула:
— Да Макар, милый мой! Я слушаю! Я слушаю тебя мой родной…

Глава 2. Титов
Подготовительный этап к сложнейшей операции на позвоночнике заканчивался. Одной из причин столь длительной подготовки была вторая пуля, что прошла в полутора сантиметров от сердца. Старший хирург их клиники Бельский Илья Сергеевич, еще пять лет назад получил ученую степень доктора медицинских наук по защите своей диссертации, связанной с новейшими достижениями хирургии именно в области лечения болезней позвоночника. Все эти три недели он сам лично ежедневно наблюдал за состоянием Макара и вовремя назначал ему все необходимые процедуры. Он же подробно объяснил Титу, что и как предстоит перенести больному прежде чем он начнет учиться не только ходить, но и сидеть.
После операции на позвоночнике наступает реабилитационный период – длительный (от 3 до 12 месяцев). Особенно тяжело будет в течении первых двух-трех месяцев, когда больной не в силах будет даже просто пошевелить рукой. И этот этап, в основном решает исход послеоперационного лечения. Пройти его следует со всей долей ответственности, как бы тяжело физически и морально не было. Многое будет зависеть не только от неукоснительного выполнения методики лечения, но и от четкого профессионального ухода за больным. Само общение с Макаром Бельский разрешил Титу лишь спустя неделю после того, когда принял Макара с двумя пулями в спине. После этого Игорь Евгеньевич рассказал Макару о предстоящем сложном и очень дорогом для него лечении.
Так он стал потихоньку готовить Макара к мыли о том, что за это лечение он должен хотя бы частично рассчитаться с его «обществом», которому и принадлежала эта частная клиника. Узнав о стоимости лечения, измеряемого «скромной» семизначной цифрой в долларах США, Макар, не раздумывая, сразу же заявил о том, что за всю свою оставшуюся жизнь он столько не заработает. Тит долго не решался высказать мысль о том, кто может помочь ему деньгами. И вот, кажется настал подходящий момент:
— Послушай, Макар! Ну а если кто-то из твоих близких сможет погасить хотя бы часть стоимости твоего лечения?
— Игорь! Но я уже говорил тебе, что у меня не осталось никого из близких родственников. Ты же сам мне сообщил, что та дальняя родня, которая взяла на себя организацию моих похорон, из-за этих расходов больше проклинала меня, чем жалела.
— Но я имею в виду вовсе не родственников…
— А кого же еще?
— У тебя есть девушка, которую ты рекомендовал нам в качестве эксперта по оценки бойцов для клуба «Зов фортуны». Если ты про нее забыл, то, мне кажется, она тебя хорошо помнит.
— Ты имеешь в виду ее наследство? Но эта девушка мне ничем не обязана. Да и в любом случае я никогда не осмелюсь просить ее о чем-то подобном.
— Но если тебе это сделать неудобно, то мне ничего не стоит обратиться к ней за помощью для тебя – моего друга? — Слушай, Игорь! Я не хочу, чтобы ты просил её беспокоиться обо мне, но и запретить тебе сделать это я не вправе. Поступай, как хочешь! В любом случае денег на лечение у меня нет и не будет. Я уже готов тому, что останусь на всю жизнь обездвиженным инвалидом.
— Но ты хотя бы позвони ей сам. Думаю, что она далеко не рассердится, узнав о том, что ты жив. Так же, как и ее подруга, та что стала твоей помощницей на пекарне. Их поддержка сейчас для тебя крайне важна, а после операции, к которой мы тебя практически уже подготовили, без их присмотра и ухода за тобой мы тебя просто не восстановим.
Макар не хотел просить о чем-либо Киру, догадываясь о её отношении к нему. Даже сам звонок ей с просьбой приехать к нему, выглядел бы, как игра на её чувствах. И он набрал номер Лены. Игорь слышал все-то немногое, что смог сказать в трубку Макар.
— Значит не стал даже намекать на помощь деньгами. Вот чистоплюй! – выругался Тит. — Ну ладно, — подумал он, — я завтра утром сам ей позвоню пока Илья Сергеевич с врачами будут его осматривать.
Дальше чем на пару-тройку дней операцию откладывать было нельзя. Бельский еще вчера предупредил об этом Тита. До операции должна быть полная ясность с финансированием всего процесса лечения. И конечно же, надо, чтобы перед трудной и ответственной операцией девчонки успели бы хоть немного поддержать Макара. Ведь исход такой хирургии на позвоночнике мало предсказуем.
* * *

Глава 3. Титов (продолжение)
На другой день утром пока врачи занимались Макаром он незаметно забрал у него мобильник. Закрыв за собой дверь в коридоре, Игорь Евгеньевич выбрал клавишу «Быстрый набор» в телефоне Макара. Там были забиты всего два слова: Гайка и Клюшка. Он нажал на клавишу с именем Клюшка.
Услышав в трубке телефона полные любви и отчаянья звуки ее голоса, Тит сразу все понял. Понял, что построил свой расчет абсолютно верно. Макар тогда случайно обмолвился, предупредив его о том, что Кира не просто так согласилась работать экспертом в разрез моральным принципам Шаолиня. И хотя повода для развития особых с ней отношений он не давал, но … Значит, так и есть. Эта девчонка безумно любит Макара. И этого её безумства вполне хватит на то, чтобы отдать не только свое наследство для лечения любимого человека. Она согласится отдать всю свою жизнь и, тем более, свои силы на том же ринге, чтобы спасти его.
Тит представился и поздоровался с девушкой.
— Это Кира Витальевна? Меня зовут Игорь Евгеньевич Титов. Я школьный товарищ Макара. Он вам не говорил обо мне? Ушлая Гайка, подскочившая к ней, успела нажать клавишу громкой связи на телефоне Киры. Расстроенная Клюшка, услышав незнакомый голос, ответила не сразу:
— Да, это я. Но мы ждали Макара. Он вчера вечером обещал нам позвонить с утра. Как он там и где он? Мы можем его увидеть? Мы нужны ему и хотим быть рядом с ним!
— Прекрасно, прекрасно! Именно об этом я и хотел вас просить. Макар чудом выжил. В ту трагическую ночь мне удалось забрать его из морга. Я почти не надеялся привезти его в нашу клинику в областном центре живым. Но судьба, к счастью, подарила ему шанс на жизнь и даже надежду на выздоровление. Ему теперь предстоит очень сложная и дорогостоящая операция на позвоночнике. Если она пройдет успешно, будет надежда в течении одного года вернуть его в строй. Но для этой операции и последующего лечения нужны очень большие деньги. Я уже не говорю о трудностях с уходом за ним на весь длительный период его восстановления. Но главное сейчас решить вопрос с деньгами и поддержать Макара перед операцией. Во всем этом мы надеемся на вас и вашу подругу. Адрес клиники я сброшу вам в СМС – сообщении. Итак, что вы решили? Ждать ли вас? И если решитесь, нужно выезжать как можно быстрее…
— Да!Да! – крикнула наклонясь к трубке Лена. — Мы с Кирой сейчас же едем на автовокзал, берем билеты и к вечеру будем у вас! Так ведь, Клюшечка?
— Конечно, конечно, Игорь Евгеньевич! Мы сегодня же приедем. И с деньгами попробуем помочь! Мы выезжаем. Ждем ваш адрес. Тит отключил связь на телефоне и устало откинулся в кресле. Предстояло теперь отшлифовать все детали привлечения этой Киры Витальевны к боям на ринге. Именно об этом ему сегодня предстояло докладывать двум постоянным членам их правления: ворам в законе Деду Резо и молодому и наглому Вене Томскому.

* * *

Старый Резо никак не хотел тихо доживать свой век. Он был из породы первых «воров в законе», что сформировались в конце Сталинских времен. Долгое время считал «впадлу» нынешнюю активную социальную жизнь законников, их контакты с правоохранительными органами, занятие бизнесом и тем более политикой. Но с годами как-то охладел к старым воровским понятиям. Тем более, что и он, как все «новые законники», постепенно оценил все прелести «вкуса жизни» по сравнению с голодным и холодным бытом замкнутого круга его давно почивших «крестных отцов», для которых тюремно-лагерные стены были естественной средой их обитания.
Веня Томский недавно справил свой сорокалетний юбилей. Был здоровым, наглым и вполне современным вором, получившим свой статус на зоне в последней отсидке каким-то мутным способом от законников, одним за другим покинувшим этот мир вскоре после его «коронации».
Целью их встречи с Титом была последняя проверка готовности к исполнению изложенного им на прошедшей сходке плана. Последняя, перед выдачей ему 10 «лимонов зелени», необходимых для реконструкции действовавшего уже более трех лет Колизея.
— Ну и что твоя супер-девка? – начал разговор Веня вместо обычного приветствия. Он не верил в проект Тита, как и в «сказочные возможности» этой китайской монахини. Русская баба, килограмм под сто весом, была бы для Вени куда более весомым аргументом в плане веры в ее бойцовские возможности.
— Будет ли она здесь в самое ближайшее время, и как ты ее заставишь работать для нас на ринге?
— Да Тит! Общество поручило нам принять сегодня окончательное решение по выдачи тебе «бабла» в полном объеме. Расскажи нам, как продвигаются твои дела с этой бывшей монахиней?
— Я вызвал эту девушку к нам сегодня на вечер. Они с подругой уже едут сюда на рейсовом автобусе и будут в городе в течении ближайших трех-четырех часов
— Ну, приедет она к нам, ладно! А какие гарантии, что она будет на нас работать, причем ни день и ни два, а хотя бы полгода, пока ты, Тит, не отобьешь наши десять лямов?
— У нас в клинике находится человек, которому требуется довольно сложное и дорогое лечение. Так вот, для нашей супер-девушки нет ничего и никого дороже этого человека. И ради него, точнее только ради него эта девушка отдаст на ринге все свои силы, чтобы добыть деньги, столь необходимые для того, чтобы спасти ему жизнь. Это и есть гарантия того, что она будет и будет выходить на ринг, пока не покроет нам все издержки и затраты на лечение любимого для нее человека.
Веня Томский закурил, потом нагло ухмыльнувшись недовольно хмыкнул в ответ:
— Послушай! Ты не помешался на этой бабе и на ее сказочных возможностях! Ты сильно рискуешь, Тит!
Дед Резо поднялся со своего кресла:
— Без риска, наша жизнь ничего бы не стоила. Я верю тебе, Тит! Можешь завтра получить свои деньги. Десять «лямов зелеными» ждут тебя в нашей кассе!
— Но помни, отвечаешь за это дело ты и только ты, — скривился в ехидной ухмылке Веня. Ведь случись что — спрашивать мы умеем!
— Я знаю! – коротко бросил Игорь в ответ ворам.

* * *

Глава 4. Клиника
До областного центра они добрались без задержки. Едва выскочив из автобуса, они бегом бросились на стоянку такси.
— Вот адрес, — закричала Гайка, сунув водителю прямо под нос листок с названием улицы и номером дома, — Жми на всю катушку!
— Для такой красавицы — долетим, как на ракете! – водитель, молодой парень, восхищенно глянул на Лену и с силой надавил на газ. Двигатель взревел, иномарка чуть не сходу набрала сотню, и они рванули в больницу. Клиника находилась почти на выезде из города в некогда лесной зоне, вытесненной последними домами застройки и занимала довольно большую территорию. С того места, где их высадил таксист никаких построек уже не было видно. Кругом теснились высокие, нетронутые березки и осины. Кое где зеленели молоденькие сосенки. Первое, что их поразило, когда они вышли из машины, это длинный высокий железный забор, мощные ворота, калитка проходной с наглухо закрытой массивной стальной дверью и кнопка вызова на панели видеодомофона. Над входом висела видеокамера.
— Смотри, Клюшка. — Гайка обвела взглядом всю эту преграду. Прямо не верится, что это больница!
— Действительно, какая-то странная клиника, — согласилась с ней Кира. – А какая нам разница, если здесь Макар? — со вздохом добавила она.
— Ага! Здесь всё для того, чтобы не столько лечиться, сколько томиться…
С этой минуты к ним незаметно подкралось и долго не покидало чувство тревоги. Гайка нажала на кнопку вызова. В динамике что-то щелкнуло и послышался глухой мрачный голос:
— Кто такие и что вам нужно? — Как из могилы, — шепнула Лена. — Мы из города … Приехали к лежащему у вас больному родственнику.
— Кто санкционировал ваш приезд?
— Игорь Евгеньевич Титов. Мы здесь в том числе и по его просьбе…
Почти минуту микрофон молчал. Потом тот же голос сообщил :
— Вас проводят!
Дверь открылась. Вышел человек в форме с надписью «охрана» на спине и махнул им рукой, чтобы следовали за ним.
Трехэтажное здание клиники виднелось чуть дальше сквозь растущие вокруг деревья и кусты. Сразу за воротами начиналась длинная, метров сорок дорожка из красной тротуарной плитки, что тянулась прямо ко входу в клинику. В пяти метрах справа от дорожки шел параллельно ей ровный асфальтовый проезд. Вокруг было довольно живописно. Все тонуло в зелени берез, кленов и лип, рядом с которыми росли красивые кустарники с поздними осенними цветами типа синих гиацинтов, с очень нежным и приятным сладковатым запахом. Над этими цветами все еще кружились пчелы и бабочки.
— У нас в монастыре росли такие же цветы. Наставница говорила, что это Буддея Давида. Её еще называют Осенняя сирень. Клюшка сорвала и понюхала одну метелочку соцветия.
Меж кустов во все стороны от дороги и проезда убегали узенькие аллейки из той же плитки, шириной под инвалидную коляску. Аллейки тянулись к удобным скамейкам красивой формы, огибали их и уходили дальше вглубь парка.
— Недурно! – бросила Гайка и они зашли в стеклянные с тамбуром входные двери.

* * *

Охранник проводил их на второй этаж до двери с табличкой Директор клиники. Офис Тита располагался совсем в другом здании почти в центре города. А этим кабинетом он пользовался лишь изредка, когда его дела касались вопросов медицины. Особенно ее острых для него проблем.
Как и сейчас, когда на кону была вопрос жизни его товарища, почти друга, как считал он сам. Но главное, этот вопрос очень непросто, но очень нужно было увязать с более важной для него проблемой. Нужно, чтобы эта девочка, практически без особых условий сама согласилась бы на выступление в Колизее. Эта мысль постоянно терзала и мучила Тита. Насколько это было бы для нее опасно — ему даже думать не хотелось! Практически со всеми дежурными охранниками Колизея был жесткий уговор:
— Если во время будущего боя с этой китаянкой, кто либо почувствует, что ей грозит опасность сразу же стрелять в ее противника из травматики. Хотя не дай-то бог, если такое случиться…

* * *

Глава 5. Тит
Охранник постучал. Тит сам открыл дверь и вышел навстречу к девушкам.
— Прошу! Заходите, присаживайтесь. Будем знакомиться! — и протянул руку первой Кире. Клюшка подала ему в ответ свою и представилась:
— Верхоглядова Кира Витальевна. Тит галантно поцеловал её руку. Он помог Кире сесть на гостевой стул возле его стола, повернулся к другой девушке, взглянул на нее и вздрогнул.
На него смотрела умопомрачительной красоты девушка, чем-то похожая на его бывшую, которая бросила его два года назад. Но только намного красивее. Она смотрела на него каким-то чуть насмешливым и немного изучающим взглядом. Смотрела своими огромными зелеными глазами, чуть приоткрыв нежные чувственные губы. Темные волнистые волосы, падавшие на еще юные плечи, нежная кожа стройной шеи – все это просто поражало нетронутой девичьей красотой. Никогда и ни перед кем не смущавшийся Тит вдруг понял, что просто растерялся от неожиданности.
— Да-а! Вот почему Дикий, говорят, прямо затрясся, когда первый раз увидел её. Вот почему он первой похитил ее, а не наследницу…
В это время Гайка представилась:
— Смирнова Елена Викторовна!
Гайка тут же почувствовала какую-то паническую искру энергии, исходящую от него, когда Игорь бережно взял её руку и нежно прикоснулся к ней губами.
— Похоже готов! — С каким-то чисто женским садизмом подумала Гайка. – Это хорошо! Надо будет это иметь в виду, пригодится…

* * *

Два года назад Игоря бросила жена. Они прожили вместе почти 8 лет. Познакомился он с ней сразу после отсидки, когда собирал налоги на рынке. В тот зимний день у него уже были помощники, и он в основном принимал собранную ими «выручку». Тогда, в кладовой, его «шестерки» доложили, что одна баба, молодая, «трется» здесь уже третий день с дешевыми джинсами. Косит их «под фирму», налог платить отказывается.
— Обработаем сегодня на выходе из рынка и все бабло, что будет с нею, заберем, как штраф за несвоевременную оплату – предложил его старший помощник.
Тит решил вначале посмотреть на эту бабу. Они втроем незаметно подошли к ней. Возле девушки стоял высокий пижон в крутой кожанке и отчитывал ее за то, что она не продала за полдня ни одни брюки. Ира оправдывалась:
— Дорого мы просим. Клиент пошел грамотный. Разбирается и в качестве шва и даже в самих нитках, что торчат из этих кривых швов. В общем видят, что это «самопал», а не фирма!
Хозяин джинсов стал орать на нее, требуя, чтоб она не давала их особо рассматривать и больше нахваливала фирму-изготовитель с вшитой этикеткой. Она что-то резковатое сказала ему. Пижонистый фраерок замахнулся на нее… Тит кивнул головой в сторону этого пижона и пренебрежительно бросил шестеркам:
— Успокойте фрайера!
Два накаченных бойца подошли к хозяину джинсов с двух сторон и врезали ему «под дыхло». Пижон осел на снег. Тит с гордым видом подошел к девушке, взял у неё из рук джинсы и произнес:
— Верните ему это барахло. А если вам очень нужна подработка я могу предложить вам на реализацию с десяток фирменных «Ли», «Райфл» и «Вранглер». Так они познакомились.
Потом стали встречаться. Прошло полгода, и они с Ириной поженились. Не сразу, а лишь спустя пару лет она поняла, что ее муж напрямую связан с криминалом. Потом еще через какое-то время она узнала от его помощников, что Тит — страшный человек. Что ему забить до смерти «терпилу», как «два пальца об асфальт». Потом ей сказали, что у мужа в подчинении профессиональные киллеры. Незаметно она привыкла и к оружию, что носил с собой постоянно Игорь. А вот к тому, что у него в руках оказалось два борделя привыкнуть она так и не смогла. Ира стала искать пути отступления от мужа.
Тут случайно она встретилась с бывшим одноклассником, что работал продюсером на одной из Питерских киностудей. Пару недель они встречались с ним в гостинице. Он сделал ей предложение. Сначала она отказалась, побаиваясь мужа. Потом как-то расхрабрилась, написала ему длинное обидное письмо. Оставила всё самое дорогое, что дарил ей Игорь, взяла немного вещей из одежды и махнула с продюсером в Питер.
Тит конечно же мог наказать этого «одноклассника», тем более, что найти его в Питере никакого труда для киллеров не составило бы. Но он плюнул, переболел, забросил свой дом, прожил полгода в одном из своих борделей и стал забывать тот дорогой образ, что запомнился ему тогда зимой на рынке, восемь лет назад.

* * *

И вот эта девчонка. Он немного ушел в себя. Перед глазами Игоря промелькнули десятки женских лиц из тех, что хоть немного запомнились ему, в том числе и лицо жены за день до ее бегства. Все это было не то. Он еще раз взглянул на эту Лену. Её лицо, большущие зеленые глаза и нежные губы сразу заслонили образы всех его женщин.
Гайка не выдержала это несколько затянувшееся молчание.
— Извините, но нам некогда! Вы просили приехать – мы здесь. Что мешает нам увидеть Макара?
— Для начала дайте мне ваши паспорта, чтобы снять с них копии и сделать вам пропуска. У нас здесь все строго, как на режимном объекте.
— Да уж. Мы сразу заметили!
Клюшка достала из сумочки свой паспорт и подала Игорю. Гайка тоже отдала ему свой документ. Тит снял с паспортов копии и вернул их своим хозяйкам. Потом начал разговор.
— Да, действительно. Времени у нас не так много. Сейчас у Макара обход. Врачи его задержат еще минут на тридцать. Потом я провожу вас на третий этаж в его палату. Тит встал, подошел к окну, сделав паузу для остроты момента и произнес:
— Вы уже догадываетесь о том, что Макар сейчас в очень тяжелом состоянии. Я вывез его тайно прямо из морга, оставив взамен труп человека, очень похожего на Макара. Именно его потом и похоронили на кладбище. Макар каким-то чудом перенес четырехчасовую поездку из вашего города. Как я уже говорил, наши волшебники-врачи спасли ему жизнь, удалив обе пули. Но одна из пуль раздробила главный позвонок у него в спине, и Макар может на всю оставшуюся жизнь оказаться привязанным даже не к инвалидной коляске, а к кровати. Это самое страшное, что может только случиться с человеком.
Девушки молчали. Потом слово взяла Клюшка:
— Вы, наверное, знаете от Макара или кого другого, что я смогла оформить документы, дающие мне право на наследство в английском банке на сумму 10 миллионов долларов. Так вот я официально заявляю, что готова передать их вам все до копеечки для его лечения.
— Да я в курсе вашего наследства. И как друг Макара выражаю вам глубокую признательность за вашу помощь. Чтобы отправить эти деньги в Россию за ними придется ехать в Лондон. По-другому не получается!
— Я готова хоть сегодня! Только после встречи с Макаром, — поправилась она.
Тит сел в кресло. Потом собравшись с духом произнес:
— Тут вот какое дело. Вот ведь какая штука получается. Прямо скажу, штука очень и очень нехорошая.
Он снова подошел к столу и присел в кресло, словно собираясь с духом сообщить самое важное:
— Наши экономисты выяснили такой момент. Эти десять миллионов были вывезены из СССР перед самой войной через дипломатическое ведомство, практически нелегально. Как только эти деньги наличными или в форме перевода попадут в нашу страну, они тут же будут арестованы и прежде всего налоговым ведомством, ну заодно уж и органами ФСБ. Начнется проверка правомерности способа их появления, которая вообще неизвестно, когда и чем закончится. Чтобы этого не произошло предстоит сделать в Лондонском банке перевод на указанный нами счет. И потом в течении приличного времени всю сумму нужно будет обезличить с этого счета и постепенно переправить к нам сюда.
— Что значит обезличить? – спросила Кира.
— Это значит либо превратить ее в быстроликвидный товар в той же Англии, скажем в автомобили, и продать их здесь в России. Либо произвести какие-то платежные операции, связанные с закупом сырья в нашей стране. В любом случае на это уйдет не мало времени. А деньги на операцию нужны в самое ближайшее время, хотя бы даже частями, причем стабильно пополняющимися.
— А сколько времени уйдет на это ваше обезличивание? — спросила Гайка.
— Думаю, что минимум полгода, но может и больше.
Лица у девчонок побледнели и даже как-то осунулись от практически неразрешимой проблемы.
— И что же делать? Что бы вы посоветовали нам?
Та самая тревога, что сидела в сердцах у девушек, как только они попали на территорию клиники, резко и всей тяжестью навалилась на них.
— Ну, во-первых, нужно будет лететь в Англию и оформить там перевод.
— Я уже сказала вам, что готова выехать хоть сегодня.
— Не спешите Кира Витальевна. Основную долю проблемы предстоит решать здесь, причем именно вам. Так что придется остаться в городе.
— И что же вы мне предлагаете сделать для решения этой проблемы?
— Самое главное вы должны понять, что эта клиника принадлежит очень влиятельным людям. Вы слышали такое слово – олигарх? Так вот клиникой владеют несколько олигархов, которые руководят почти всем бизнесом в области. Ваш покорный слуга является простым служащим у этих людей, которые и поручили провести мне с вами переговоры.
— Ну и что же хотят ваши олигархи?
Гайка бросила на Игоря презрительный взгляд. Тита опять словно током обожгло. Черт! Какая же ока красивая! Её взгляд словно пронзает сердце… Игорь с трудом вернулся к чуть не потерянной мысли.
— Наличие перевода, подтвержденное банковскими бумагами будет сигналом к проведению операции. Дальше должна будет начаться дорогая и длительная терапия по восстановлению его функций движения. Понадобятся постоянные лечащие врачи, массажисты и опытные сестры-сиделки, которым нужно будет платить и хорошо платить. Я уже не говорю о хирургах, что готовили Макара к операции и будут проводить её.
Клюшка вскочила с дипломом в руках.
— У меня как раз опыт такой работы, и я готова ухаживать за Макаром год, два… сколько угодно бесплатно день и ночь.
— Спасибо! Это все пригодится. Но самое главное — нужно обеспечить постоянный приток денежных средств. Только при этом условии может начаться его лечение. А это 80-90% всех необходимых затрат.
— И кто и как будет обеспечивать этот приток?
— Этот денежный ручеек сможете обеспечить только вы, Кира. Чтобы спасти Макара вам придется выступать в течении этого времени, необходимого для трансформации всей денежной массы, в роли бойца на ринге. Таком же ринге, что вы курировали в бывшем клубе «Зов фортуны».
Ошарашенная Кира молчала, печально опустив голову. Потом она заговорила:
— Но вы же знаете, что моральный кодекс Шаолиня категорически запрещает нам участвовать даже в спортивных боях, не то что в боях за деньги.
— Ну! В наше время все спортивные состязания – это такая же битва за деньги.
— Мне этого никогда не простят: ни руководство Юнтая, ни самого Шаолиня, ни сами наши монахи и монахини. Молчавшая все время Гайка взорвалась:
— Да если бы я владела твоим искусством я бы без проблем каждый день била б морды мужикам, ради денег для Макара. Соглашайся милая моя Клюшечка! Соглашайся моя родная! Ты же любишь его! К черту твои монастыри! Ты же не хочешь возвращаться туда! У нас нет другого выхода…
И Гайка, гордая и суровая девчонка, обняла Киру и опять, как на кладбище, заплакала. Кира обняла Гайку и сквозь свои рыдания и всхлипы произнесла:
— Да, да… я согласна. Я не смогу без него…Я люблю его!
Тит вздохнул с огромным облегчением, словно свалил с плеч большущую тяжесть:
— Как только деньги будут обезличены ваши выступления на ринге сразу же прекратятся, а заработанные вами деньги мы вам вернем с ваших Лондонских накоплений.
— И еще! Нужно будет при встрече убедить Макара принять вначале эти десять миллионов. А про бои до операции лучше вовсе не говорить. А то он, такой дурень, что задумает что-нибудь с собой сделать…

* * *

Глава 6. Макар
К тому времени, когда Тит завел с ним разговор на счет оплаты за операцию и лечение, Макар понял, что ситуация — практически не разрешимая. После своего вызова к ним Киры и Лены он поблагодарил Игоря за уже всю, оказанную ему помощь, и сказал:
— От операции я отказываюсь. Все равно платить мне за неё нечем. Если сможешь, помоги с приобретением инвалидной коляски. Как только смогу ею пользоваться — уеду из клиники домой. Тит в ответ покрутил пальцем у своего лба и сказал:
— Пока есть надежда на твое выздоровление, я буду работать в этом направлении. Ты будешь знать о всех моих подвижках в этом деле. В общем набирайся сил и готовься к операции. Завтра приедут твои девчата. Думаю, что это добавит тебе и сил, и надежд на выздоровление.
В этот вечер на обходе после осмотра его врачами Макар попросил Бельского задержаться и задал ему всего один мучавший его вопрос.
— Можно ли мне обойтись совсем без операции? Бельский подождал пока лечащий врач и медсестра выдут из палаты и сказал ему:
— Операция дает надежду на полное восстановление твоим телом всех двигательных функций. Отказ от операции потом, в любое время может привести к полной потере функции движения. То есть даже если ты освоишь эту инвалидную коляску. И он показал на больничную коляску, забраться на которую у Макара так и не хватило пока сил. Он даже не мог чуть приподняться на локтях, оставаясь все время практически в лежачем положении. Старший хирург немного помолчал, потом, как бы жалея его, добавил:
— Было два варианта операции:
— вариант замены разрушенного 21 позвонка на искусственный имплантант;
— вариант сборки и восстановления его из трех частей.
Изучение последнего рентгеновского снимка показало, что 21 т-позвонок имеет лишь две трещины. Одна из них с микросмещением, другая – практически без смещений. Значит лучший вариант – восстановление, а не замена позвонка. Во время операции мы поставим на этот позвонок два специальных сжима. Думаю, что через два-три месяца все три части позвонка срастутся, что позволит убрать сжимы и начать восстанавливать твои движения. Организм у тебя еще молодой, и это дает нам все шансы на успех. В то время, как вживление имплантанта, может привести к его отторжению организмом. И тогда на всю оставшуюся жизнь — полная неподвижность…
Тогда Макар понял, что надежда оставалась лишь на операцию. Другого выхода не было. Позднее, перед сном, когда зашла медсестра, он стал просить у нее яда. Девушка в ужасе убежала к дежурному врачу…

* * *

На следующее утро после обычного осмотра Бельский сказал ему:
— Сразу, как мы уйдем, я разрешу твоим родственникам свидание с тобой. Десять-пятнадцать минут, не больше! Предупреждаю: чтоб ни каких движений телом! Только руками и то совсем немного, не отрывая локти от матраца кровати. Это понятно? И больше никаких встреч! Завтра последняя подготовка и потом операция. Давай, держись сынок! Все должно быть хорошо…
Клюшка и Гайка залетели к нему в палату, протиснувшись в дверь сразу вдвоем. Они упали перед его кроватью на коленки и гладили его волосы, и обнимали, и целовали его одновременно с двух сторон.
— Живой! Слава Богу! — Макарчик! Милый! Любимый мой!
— Мы здесь, мы будем с тобой!
— Мы так счастливы…
У Макара текли из глаз слезы. Девушки думали, что это от счастья, от встречи с ними. Макар плакал больше от бессилия и безысходности. Но и от радости конечно тоже. От радости, что обе его сестренки живы. Он плакал и думал о том что, если б нужно было, он бы и сердце свое поставил прямо под пули еще и еще раз, чтоб спасти этих двух ставших родными для него девочек.
Немного успокоившись, Клюшка сама начала непростой разговор о его операции.
— Макарчик! Родной! Я знаю, что для твоего лечения нужны очень большие деньги. Забери все моё наследство. Мне не нужны эти деньги без тебя! Если ты откажешься и не заберешь их, я умру от горя.
— Кира! Милая ты моя Клюшечка! Спасибо тебе родная! Но не все так просто… Об этом ты должна переговорить с Игорем. Это мой старый школьный друг. Это он спас мне жизнь, выкрал из морга и чудом привез полумертвого сюда. Это его врачи вытащили меня с того света.
— Макарчик, родной! — запричитала Гайка, — мы отблагодарим твоего Игоря и его врачей. Обязательно! Я буду с тобой после операции. Ты же помнишь, как я была с твоей мамой…Я не брошу тебя и буду рядом, пока совсем не поправишься. Держись, милый!
Игорь, незаметно зашедший в палату и стоявший у входа, молча ждал, пока они не налюбуются друг-другом. Макар обнимал обеих девушек и гладил им волосы, забыв про острую боль в спине бьющую при каждом легком движении рук. Бельский, наблюдавший за Макаром из коридора, заметил бледность лица и капли пота на его лбу от напряжения.
— Так, мои дорогие! Заканчиваем! Вашему другу уже достаточно эмоций. Ему нужно отдыхать. Встретиться теперь разрешу только дня через три-четыре после операции. Всё, всё… Идем на выход.

* * *

У двери их снова встретил Тит:
— Вот ключи от 208 номера на втором этаже. Все удобства в номере. Холодильник, телевизор, компьютер с интернетом, телефон – все в вашем распоряжении. На каждом этаже круглосуточная дежурная сестра. Что понадобится – обращайтесь. Кафе-столовая на первом этаже. Работает с 8:00 до 20:00. Можете заказать еду в номер. Меню и телефонный справочник на столе. Утром после завтрака в 10-00 жду вас у себя в кабинете. Обсудим все подробно. А сейчас – обедать и отдыхать. До-завтра!

* * *

Глава 7. Выезд
В 10:00 утра они были у его кабинета. Тит поздоровался, едва осилив отвести взгляд от милых глаз Гайки. Лена при этом немного усмехнулась, но больше про себя:
— Давай, Давай! — Она, как настоящий сердцеед-стратег неслышно шептала: — Я деньги за просмотр не беру. Спрошу потом …
Тит начал разговор: — Через полчаса здесь будет нотариус. Она подготовит для перевода денег генеральную доверенность на вас, Елена Викторовна. В Лондон поедите вы. Поездка займет три-четыре дня, не более. Все документы, необходимые для перевода будут для вас в этой папке. Тит достал из-под стола очень красивый плоский кейс, открыл его и положил на свой стол. — В кейсе будут лежать: свидетельство о праве на наследство с заверенными нотариусом копиями, генеральная доверенность от наследницы, также заверенная нотариусом и письмо-заявление, за подписью доверенного лица о денежном переводе на указанные там реквизиты. Знайте также, что в банке хранится завещательное распоряжение на Киру Витальевну. Оно также имеет законную силу, равную свидетельству о праве на наследство. Кира Витальевна останется здесь. Сколько вам нужно времени на подготовку к боям? Можем дать только два дня.
— Мне хватит одного. Уже вчера на вашем газоне я провела здесь полный цикл тренировочной разминки. Свои медитации я не прекращала ни на один день.
— Ну тогда завтра еще одна тренировка, потом осмотр арены и на следующий день — в бой!
— Однако, хочу напомнить, что я не волшебница и неизвестно, какие будут у меня соперники…И потом, мои травмы меня не волнуют, а вот травмы соперников…
— Все, кто запишутся на поединок с вами подпишут обязательство не иметь никаких претензий к вам по результатам боя, в том числе и за полученные травмы. Вашу жизнь на ринге обеспечат наши опытные охранники-наблюдатели на ринге. Первые несколько дней – не более двух-трех поединков в день. Сегодня мы уже дали объявления в небольшой финансируемой нами местной газете, где предложили помериться силами с вами пока лишь представителям женского состава бойцов ММА. Эти бои создадут вам необходимую репутацию-рекламу. Пока бои будут проводится в старом здании нашего Колизея. Но еще в прошлом году мы начали строительство нового корпуса, с ареной в два раза больше старой. Из-за нехватки средств строительство было приостановлено. Сейчас деньги нам выделили и новое здание будет достроено самое большее – за полгода. Но вы, Кира, может закончите свои выступления еще до сдачи объекта в эксплуатацию. Будем надеяться на это.
Клюшка молча кивнула головой и ушла в свои мысли, мечтая о том, когда вновь увидит Макара после операции. Все остальное её практически не занимало и было отодвинуто на второй план. Тит поднялся с кресла и посмотрел на Лену. Почти сразу же он не выдержал встречного взгляда и отвел глаза в сторону.
— Теперь вернемся к вам, вашему заданию. Сегодня вам заказаны четыре билета на самолет: один на завтра на утро до Москвы, второй через два часа до Лондона. Два других билета на обратный путь. В аэропорту Хитроу будете к вечеру. Из аэропорта доедите на такси до гостиницы Hard Rock Hotel. Там также на два дня вам забронирован одноместный номер. Номер оплачен и оплачены два трехразовых питания на два дня. На дополнительные расходы мы выдадим вам командировочные. Все дела с банком должны решиться за один день. Я предварительно переговорил с менеджером Мидлэнд банка. Вы должны быть там в 14:00. Доложите о себе на входе. Вас встретит ответственный работник банка, который ведет наследственное дело Верхоглядовой, открытое еще по запросу вашего нотариуса. До конца дня банк проверит все документы, что будут с вами, переоформит депозит на Верхоглядову и примет заявление на перевод. В крайнем случае, документы, подтверждающие принятие перевода к исполнению, вам выдадут утром следующего дня. Этих документов нам будет достаточно и на этом ваша работа в Лондоне будет считаться выполненной. Загранпаспорт на имя Смирновой Киры Витальевны будет готов сегодня после обеда. Его вам передадут в номер вместе с остальными документами, в том числе: авиабилетами, документами по наследству, письмом на денежный перевод, платежками за гостиницу.
— Все понятно! – Клюшке уже надоел этот Игорь с его монотонным голосом и нескончаемыми взглядами на нее. Не смотрит, а прямо поедает с ног до головы…Скорей бы в номер…
А Тит все не решался отпустить девушек. Оставалась одна маленькая подробность.
— Послушайте Кира! Я тут еще хотел вам сказать, точнее предложить…
Игорь вчера вечером кое-что подобрал дома и принес для Киры.
— Будет лучше, если вот это все вы наденете на себя. Эти вещи придадут вам более изысканный вид, а значит и уверенности в себе.
И он достал шикарное черное платье и костюм жены, которые она так и не носила. Потом открыл футлярчик и достал колье из крупного очень редкого по красоте, благородного черного опала. Напоследок вынул из бархатной коробочки дорогой перстень с таким же камнем. И еще добавил ко всему этому красивую тёмно розовую дамскую шляпку.
Все это он подарил Ирине на её тридцатилетие. Этот набор обошелся Титу в тридцать тысяч долларов. Он тогда, на вопрос жены о расходах на подарки, пошутил ей:
— Всего лишь по тысяче долларов за каждый год прожитой тобою жизни…Я не продешевил?
Клюшка взглянула на эти наряды, покраснела и сказала:
— Я ни за что не одену это все. Вы что, смеетесь?
— Я не смеюсь! На Западе людей встречают именно по одежде. Это вам пригодится не только в банке, но и в отеле. И вообще, считайте, что я выдал вам что-то вроде спецовки…Все, возражений не принимаю! Хотите примерить — сзади вас дверь в небольшое служебное помещение. Это моя комната отдыха. Там зеркало в полный рост… Не хотите забирайте и примеряйте у себя в номере…
— Ну, нет уж! — подумала коварная Гайка. — Я тебя сегодня достану… Посмотрим, что ты запоешь, когда увидишь меня во всем этом.
Она забрала все вещи и храбро нырнула в эту маленькую комнату. Через десять минут она выплыла из примерочной. Все, что было на ней сидело идеально. Тита просто парализовало. Она была бесподобна. Если бы проводился мировой конкурс красоты — девушка была бы вне конкуренции.
— Гайка! – с завистью воскликнула Кира, — ты там в Лондоне всех банкиров с ума сведешь.
Тит еле-еле смог оторвать от неё свой взгляд:
— Все! Я что-то устал сегодня… Пора немного отдохнуть…
— Может буря магнитная? – ехидно подколола его Гайка.
— Итак, если не увидимся вечером, утром я обязательно провожу вас. Завтра мой водитель отвезет вас до аэропорта. Позвольте откланяться, милые дамы! До вечера!

* * *

Девушки прошли в свой номер. Кира переоделась в спортивную форму:
— Я спущусь на газон. Начну готовиться … Выполню разминку. Вечером тренировка и медитация. А ты закажи что-нибудь на обед в номер. Не хочу я идти к ним в столовую…
Кира вышла на улицу. Теплый солнечный день бабьего лета немного успокоил её. Еще не улетевшие на зиму птицы заливались трелями в где-то в густых кронах берез.
— Пойте свои песни, милые! Последние теплые денечки скоро улетят, и вы понесетесь за ними,
Клюшке стало немного грустно. Вот так и у людей, Она подумала о Макаре. Только наметились счастливые дни, как налетел вихрь непогоды, разметал все светлое и доброе, потом выбросил их в черный водоворот этого непонятного и непредсказуемого бытия. Но Гайка права. За Макара нужно бороться.
— Раз нет другого выхода – значит буду драться за него!
И она начала свою привычную разминку.

* * *

В это время на посту у входа собрались дежурные охранники, смеясь и споря между собой, кто за кем пойдет на обед. Один из дежурных заметил Клюшку: — Мужики! – крикнул он остальным, — вы только гляньте! А? Во дает! — Вадим! Ты с детства в секции восточных единоборств занимался. Потом в армии в ВДВ. Предложи ей короткий спарринг. Что, слабо?
— Да нет, ни слабо! Обычный тренировочный бой. Но ведь это женщина. — Ну да! Она вправе не согласится. На нее-то мы не обидимся. А вот на тебя да, если откажешься…
— Ладно! — Махнул рукой бывший десантник. – Покажу ей нашу школу, если согласится. Вадим подошел к девушке.
— Привет! В какой школе занималась — Тэквондо или Айкидо? Может спарринг?
— Ну давай! — девушка повернулась к нему, выполнила короткую медитацию стоя и заняла красивую боевую стойку.
Вадим как всегда сделал пробный выпад в ее сторону, надеясь на её испуг и движение назад. Однако девушка слегка приподнялась на носках пальцев ног, как на пружинах, и словно взлетела в воздух…

* * *

Он лежал на траве. Рядом трое друзей, приводили его в чувство: шлепали по щекам, терли шею и даже пытались сделать искусственное дыхание.
Девушка, как ни в чем не бывало продолжала свою тренировочную разминку. Можно было бесконечно любоваться ее грациозными движениями, как она, словно танцующая тигрица, меняла их ритм с плавного кошачьего на мгновенно быстрые, как броски кобры.
Вадим встал. Друзья молчали, засмотревшись на эту девушку.
— Да-а! – протянул один из них. — Вот выскочишь за такую, не дай бог шагнуть налево… Убьёт!
— Точно убьет!
— Не глядя!
— Так что же это за борьба? – спросил Вадим.
Кира, остановилась. Взглянула на него. Потом произнесла:
— Ты извини! Я немного не рассчитала. У нас в монастыре девчонки били сильнее.
— Где-где? — переспросил десантник.
— Монастырь Юнтай. Это женский филиал Шаолиня. А борьба эта — разновидность стиля кунг-фу, вьетнамо-китайская школа Нга-ми. Она взята с одной из самых сильных боевых и оздоровительных систем в мире – Багуачжан.

* * *

Глава 8. Лондон
Перелет из областного центра до аэропорта Хитроу в Лондоне занял у Лены полдня. Отель «Hard Rock London» располагался в самом центре Лондона, на углу улиц Оксфорд-стрит и Парк-лейн. У нее был забронирован одноместный люкс. Вечером она уже была в своем номере. Ужин Клюшка заказала в номер, решив и завтра питаться исключительно в номере. Командировочных ей выдали предостаточно. Она это поняла, увидев, как Тит, не глядя, небрежно «отстегнул» ей пол-пачки стодолларовых купюр. Наутро, приняв завтрак и обед у себя в номере, она решила перед поездкой в банк все же зайти в ресторан отеля и хоть за чашкой кофе, немного посидеть на людях, посмотреть, как держатся англичане, да и другие гости отеля.
У входа она чуть не столкнулась с пожилым англичанином респектабельного вида. Он о чем-то задумался и забыл пропустить Лену ко входу в ресторан. Но потом спохватился, догнал её извинился перед ней, предложил ей столик и помог ей присесть, вместо официанта. Её больше поразило то, что этот англичанин прекрасно изъяснялся по-русски. Он заказал ей кофе и пирожных. И это было кстати. Лена улыбнулась этому англичанину. Она вдруг почувствовала, что он смотрит на неё, как на чудо. И ему это чудо очень и очень нужно…
И тут англичанин представился. Она еще в детдоме мечтала стать актрисой, впрочем, как и все молоденькие девчонки. В тринадцать лет, с разрешения директора детского дома, её взяли на пробы в один фильм на роль девчонки-беспризорницы, руководившей стайкой малолетних преступников. Она здорово сыграла эту героиню. Но фильм так и не вышел на экраны. Пожилой режиссер не успел снять последние сцены. Он умер от инфаркта. В последний день съемок уже больной режиссер сказал ей:
— Ты очень талантливая девочка и просто рождена для сцены. Со временем она забыла эти слова. И вот сейчас глядя на этого холеного англичанина, она вспомнила того старенького режиссера, что вечно ходил в мятых потертых брюках и давно полинявшей рубашке.
На сцене появилась пожилая певица и к удивлению Лены, запела довольно старую песню на русском языке, правда с акцентом, коверкая многие слова.
Когда она, отказав Джонсону встала из-за стола, ей показалось, что этого старика с горя тоже хватит инфаркт. В его виноватом взгляде и нерешительных словах она почувствовала отчаяние. Лене стало жалко режиссера. Она сначала не хотела брать визитку, но потом все же взяла её. Уже в такси, глянув в зеркало заднего вида на его одинокую фигуру, что осталась стоять на ступенях отеля, она уловила в его глазах отголоски тоски, как от несбывшейся мечты.

* * *

В банке, как только она представилась менеджеру у входа, её сразу же проводили в кабинет юриста. Потом довольно быстро оформили все необходимые документы. Ей даже показалось, что все эти бумаги были для неё подготовлены заранее. Она мельком просмотрела их, в том числе и копию платежного документа о денежном переводе, проверила наличие печатей, как просил её Тит и поспешила покинуть банк.
Она вышла из банка. Невдалеке на стоянке Лена увидела свободное такси. Она подошла к машине и открыла заднюю дверку. И тут с двух сторон к ней подошли развязного вида три молодых парня. Двое мгновенно схватили ее с обеих сторон за руки. Третий открыл заднюю дверку. Клюшка повисла на руках бандитов, оттолкнулась ногами от приоткрытой дверки. Один из бандитов ослабил захват, и ей удалось вырвать у него свою руку. Гайка мгновенно выхватила из кармана гирьку на цепочке и со всей силы опустила её на голову держащего её за вторую руку парня. Тот упал. На густой шевелюре показалась кровь. В это время третий бандит выхватил из-за пояса пистолет навел на девушку и кивком головы показал ей на открытую дверку. Клюшке ничего не оставалось, как опустится на заднее сиденье. Два парня сжали ее на заднем сиденье с двух сторон. Третий, зажав платком пробитую голову, сел рядом с водителем и крикнул:
— Go! Quickly, Quickly!

* * *

Братья Хью и Питер были ирландцами и уже лет пять как обосновались в Лондоне. Перебиваясь случайными заработками они как-то в ночном кафе встретили Ричарда Фостера. Ричард оказался деловым парнем. Он второй день искал пару крепких ребят, которым позарез были нужны деньги. Двоих его крутых подельников недавно взяли копы. Ирландцы приглянулись Ричарду, и он решил взять их с собой на пробу. Фостер уже несколько лет числился в банде, что занимала не последнее место в Лондонской секс-индустрии. В тот день двух молодых телок они зацепили прямо в этом клубе. На следующий день им повезло, и они сдали куратору-албанцу еще двоих. Потом их чуть не повязали полицейские. Девчонок, что они приметили, пасли другие парни, которых прикрывала полиция. Они чудом ушли от погони. Дальше они стали действовать хитрее. Фостеру удалось уговорить примкнуть к ним одного таксиста. С машиной охотиться стало легче. Потом они освоились и у них появились наводчицы. Работая в разных местах, они за приличные деньги отслеживали одиноких и красивых девчонок, потом звонили Ричарду. Одна из наводчиц, что работала уборщицей в Мидлэнд банке, влюбилась в Ричарда. Албанка Замира помогала ему практически задаром. Но в банк редко захаживали молодые девушки, особенно красивые. И тут… Она заметила Гайку, когда Лена собиралась уже уходить и спрашивала у менеджера, где ближайшая стоянка такси. Замира тут же вышла в коридор и набрала номер Фостера:
— Ричард! Срочно подгоняй машину к банку. Здесь такой для тебя подарок… Ей лет восемнадцать, не больше. Одна и видно при деньгах… Уже уходит, будет искать такси. Похоже русская. Ты знаешь, она просто бесподобно красивая. За такую требуй от Ардиана не меньше десяти штук баксов. Когда они затащили девушку в машину, Ричард разглядел её. Девчонка была молода, классно одета и главное она была страшно красива. Фостер и раньше считал, что русские девушки – самые красивые из всех иностранок. Но эта была просто бесподобна.
— Какие там десять штук? Да я за такую цацу пятьдесят тысяч баксов возьму у твоего братца. Спасибо, Замира! Уж я-то рассчитаюсь с тобой!
Мотор взревел, и машина рванула со стоянки. В это время стоявший рядом мотоциклист выскочил вперед их и перед самым выездом на шоссе перегородил им путь. Водитель такси надавил на сигнал. Мотоциклист слез с сиденья и виновато развел руками, показывая, что мотоцикл заглох. Ричард тронул за плечо своего водителя…
— Пошли выкинем с дороги эту рухлядь, — показал он на мотоцикл. Они вышли из машины. Худой, высокий мотоциклист профессиональным движением мгновенно выхватил из-за пазухи пистолет с глушителем и сделал всего четыре выстрела. Затем он подошел к дверке, взял Лену за руку и помог ей выбраться из машины. Потом подал ей свободный шлем, показал на свое заднее сиденье и спросил.
-Тебе обязательно нужно заехать в гостиницу? Если нет – едем сразу в Хитроу.
— Поехали в аэропорт!
Сойдя с мотоцикла, Клюшка сняла шлем и подала его своему водителю:
— Спасибо вам большое! Вы спасли мне жизнь.
— Не стоит благодарностей, — услышала она в ответ. Это моя работа. Благодарить будете Игоря Евгеньевича… — и умчался на своей Ямахе.
Лена еще долго глядела ему вслед, пока его куртка и шлем с желто-черными полосами не растаяли вдали.
* * *
Вечером Джонсону позвонил Мудиссон.
— Привет, Терри! Завтра утром я буду в Лондоне. Встретимся в ресторане часов в 11 утра?
— Давай! Я буду за тем же столиком!
_______

Они сидели уже больше часа. Не пьющий Терри все наливал и наливал себе русской водки.
— Что с тобой дружище? Ты что, нашел свою актрису?
— Нашел, — заплетающимся языком отвечал Джонсон.
— И где же она? Здесь в отеле?
— Уехала, вернее улетела!
— Куда?
— К себе в Россию!
— Что ж так быстро?
— Русские они все такие…, ненормальные!
— Да! Непонятные они для нас…
— Зато знаешь, какая она красивая? Ты бы видел её! Как сейчас стоят передо мною: её лицо, глаза, чудные волосы… Она вся, как прелестная картина… Словно из прошлой жизни…
Маленький оркестрик на сцене опять заиграл шансон. И та же немолодая певица на ломаном русском начала свою песню:

— Я свечи зажгу и у зеркала сяду,
И там, в Зазеркалье, пригрезится мне
Прекрасная дама с заплаканным взглядом
И ветер студёный забьется в окне.

blank

Мудиссон откинулся на спинку кресла. Он с жалостью посмотрел на седого Джонсона с поникшей головой.

— Снится будет теперь, каждый день. Эх, Терри, Терри…

blank 27
Ваша оценка post
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments