Жуткая переписка в ВК с плакальщицей

— Чел, ты уже в городе?

— Ну да, час назад вернулся. Что хотел?

— Они знают, что это мы…Ну, ты понял…Что это мы Олеську.

— Кто они? Что знают?

— Сестры её шизанутые! Я думал, они пытаются на понт меня взять, но эти стервы в край обезумели!

— Успокойся. Что они сделали?

— Позавчера со страницы Олеськи начали приходить сообщения. По содержанию — что-то типа оплакивания на похоронах. Поначалу я подумал, что это тупая попытка заколебать меня, но сообщения приходили и приходили, и приходили и приходили, а затем…Её сестрички начали слать откровенную дичь. Мол, мы знаем, что ты замешан в смерти нашей Олесечки, что теперь я отвечу за это, что, типа, жить мне осталось недолго. Я их поблокировал всех, но буквально через минуту, мне на мобилу начали лететь смски с этой же ахинеей, что и со страницы Олеськи. Я даже в какой-то момент это как игру воспринял. Спецом проверял все профили и везде эти послания..Я вырубил нафиг комп и до конца дня просидел у окна, наблюдая за дверьми в подъезд, пока не заснул. Утром, меня разбудил звонок домашнего телефона. Я поднял трубку, а оттуда такой квакающий, ломающийся, глотающий звуки голос, зашамкал о том, на кого я их оставил, каким хорошим человеком я был и как без меня будет тяжело. Я к чертям выдернул провод из телефона и к компу. Захожу на ВК и вижу, наверное, не меньше сотни сообщений и на стене и в личке с какой-то полупустой страницы со свечёй на аватарке. Везде этот плачь по мне. Я хрен знает, что делать, решил ответить, мол что это за идиотизм такой? А мне в ответ: «Завтра, в полночь я за тобой приду» и по новой рыдальщину строчить. Я эту страничку в бан, так мне тут же с другой голой страницы это же посыпалось. Я личные сообщения от левых отключил, стенку закрыл и знаешь, что? В ленте новостей попёрли эти сообщения. Посты из групп, статусы друзей, это дичь была. Казалось, будто весь мир сговорился против меня или же я двинулся мозгами. Короче, до конца дня просидел дома, отключив электричество в щитке. Уснул только за полночь. А во сне, будто наяву, я как бы стою на какой-то просёлочной дороге, а передо мной, в паре десятков метров, появляется темная фигура со свечкой в руке, поворачивается боком и потихоньку движется в поле…Я за ней потопал, окликаю её, а она не оборачивается, продолжает идти. До речушки меня довела, и растворилась в ночи. Только свечка, которую держала, осталась гореть, упав на траву. Я поднимаю эту свечу, приглядываюсь, а не ней моё имя нацарапано. И тут, из воды, из кустов, из-за холмиков, фигуры в саванах полезли..Ко мне прут и противными голосами в разнобой заводят: на кого ты нас покинул, каким человеком ты был хорошим, что мы делать без тебя будем…И…Окружают меня, всё ближе карабкаются, всё громче стонут, рыдают скрипучими, заунывными голосами, а свеча начинает тухнуть и я просыпаюсь, после того, как одно из этих существ хватает меня за ногу…Валяюсь на полу, в луже мочи…и огарок свечки рядом пламенеет…И звонок в дверь..Я в глазок выглядываю — никого, дверь открываю осторожно — никого. Только листок бумаги сложенный вдвое перед дверью. Поднимаю его, а там сверху изгибистым таким, аккуратным почерком: «Сегодня в полночь я приду за тобой»…Ну, а ниже — куча причитаний. Я в комнату возвращаюсь, и, знаешь, ни свечи на полу, ни лужи, только комп включенный и таймер на весь монитор, с отсчётом до полуночи. Тут уж я вообще потерял связь с реальностью. Логически пытался объяснить, как сёстрам удалось всё это провернуть и нихрена не смог одуплить. Тебе опять звоню — ты не абонент. Просидел несколько часов, глядя на таймер и думая, что делать..В итоге полез в интернет, покопать по этой теме что-нибудь…И…нашёл некоторую инфу. Это вообще бредом показалось, но мать его, всё сходилось. Меня оплакивали, понимаешь? Заживо оплакивали. В каких-то приданиях нарыл, что существуют духи плакальщиц, причитающих по умершему человеку. Вот только я-то живой был. Они меня в могилу загоняли..живого..И выхода никакого, разве только те, кто натравил на тебя плакальщицу, отзовут её…Я сёстрам Олеськиным давай писать, умолять чтобы оставили меня в покое, а те только ржали в ответ. Заслужил, писали. Сам себя приговорил…Ну я и…Свалил в часовню…В ту, что возле запруды. Вот и сижу здесь, отмаливаюсь, да только не помогает…Сообщения, смски, как приходили, так и приходят..И до полуночи 10 минут осталось…

В общем, мне, по всей видимости, крышка, а у тебя есть еще шанс. Вали подальше от всей электроники. Не смей даже старыми кнопочными телефонами пользоваться, затихарись на время. Может быть сумеешь уберечься…А я вижу её…Стоит за окном, со свечкой…В чёрном саване..Свеча почти догорела…

— Что ты такое выдумываешь? Что это за бредни? Нервный срыв словил? Сиди там и жди меня. Я скоро буду. Покумекаем.

(Старая часовня. 00:15)

— Ванька. Ванёок. Ты тут? — заходя внутрь небольшой часовенки, позвал друга Никита. От входа, к алтарю, на котором лежала икона, вел красный половичок. На стенах вокруг, реденько висели иконки и горели свечи на полках. На стене над алтарём размещался резной крест. Никита, застыл, слушая тишину брусчатого строения, ответа друга не последовало. Шагнув вперёд, он тут же отскочил назад, увидев, как из-за алтаря, показалась и брякнулась о пол ладонь, выпустившая из безжизненных пальцев мобильный телефон. Помешкав, Никита ни цыпочках подошёл к алтарю, нерешительно заглянул за него и едва не поскакал без оглядки прочь из часовни от страха, увидев обезображенное гримасой неподдельного ужаса, вперившее пустой взгляд в него лицо друга. А секунду погодя, рот мертвеца исказился в зловещем оскале и часто-часто, задергавшиеся челюсти, клацая, запричитали: На кого же ты нас покинул, Никита? Что же теперь с нами со всеми будет без тебя? Как же теперь мы, Никита? Каким же ты, Никита, был замечательным человеком. Горе-то какое. Пришла беда откуда не ждали. Ой горе нам, горе, горе.

Никита, ошалело попятился назад, неотрывно глядя на часто-дергающиеся губы Ивана. Ещё два шага назад и он должен был вырваться из поля действия причитаний, заполонивших крохотное помещение, но тело его друга, продолжая изливать плач, поднялось на ноги, наклонило голову сначала в одну сторону, затем в другую, медленно подняло руку и резко сжало пальцы в кулак. В этот же миг, за спиной Никиты захлопнулась дверь. Свечное пламя заколыхалось, создавая жуткие образы теней на стенах и окнах, а в воздухе запахло солью и сырой землёй. Никита, запнувшись о приступок, проехался спиной по двери, осел на порог, мелко затрясшись всем телом. Иван приближаясь к нему, рыдал всё заунывней, старческим кашляющим голосом. Вдруг он остановился, вернувшись за алтарь и прекратив рыдать, буквально выхаркнул слово: «Признайся!». Никита вытаращил глаза, пытаясь не разрыдаться от страха.

— Признайся и я дам тебе шанс…Признайся, признайся, признайся…

— Признаюсь! Признаюсь! Это по моей вине погибла Олеська! Это я виноват в её смерти! Признаюсь! Признаюсь!

— Раскаиваешься в содеянном?

— Раскаиваюсь! Раскаиваюсь!

— Хочешь жить?

— Хочу! Очень хочу! Отпусти меня!

— Выбери свечу. — Обведя рукой помещение прохрипел Иван.

— Зачем?

— Выберешь верную — останешься жить. А нет — умрёшь.

— А как я пойму, что свеча верная?

— На ней твоё имя.

Придерживаясь за стену, Никита выпрямился, непослушные ноги предательски подогнулись в коленях, но он сумел устоять и шагнул к ближайшей полке.

— Выбирай, не спеши…Но не касайся, пока не определишься..

Молодой человек, протерев набухшие влагой глаза, сверху вниз оглядел первую попавшуюся свечу. На ней вмятым отпечатком, завиваясь, желтели буквы его имени. Он перевёл взгляд на рядом стоящую свечу — то же самое. На следующую — и на той его имя. Шагнул к полке напротив приблизив лицо к свечкам — на каждой из них его имя. Третья полка так же оказалась уставлена свечами с его именем и, не было ни одной пустой или инако именуемой. Он повернулся к трясущему челюстями другу.

— На них на всех моё имя.

— Уверен?

— Да.

— Что ж. В таком случае выбирай любую. Не ошибёшься, раз ты уверен.

— Это какая-то загадка?

— Всё возможно.

— Дай мне подсказку. Я не понимаю.

— Будь внимательным, осмотри всё!

— Пожалуйста?

— Этого достаточно.

Под замогильные стенания мёртвого Ивана, Никита вновь начал осмотр свечей. На этот раз он старался оглядеть каждый миллиметр, просканировать свечку за свечкой с каждой стороны, в то время, как, пламя постепенно съедало основу, оставляя парню все меньше времени на поиски нужной. Не обнаружив никаких различий между предметами выбора, в конец отчаявшийся парень, потянул было руку к первой попавшейся, как вдруг, краем глаза в отражении окна, заметил проблеск зловещей улыбки на посиневшем лице друга и свечу, горящую в его руке заложенной за спину. Остановившись, он нерешительно прошептал:

— Моя свеча у тебя.

— Разве ты видишь у меня свечу? – расплываясь в отвратительном оскале, произнёс Иван.

— Она в твоей руке, за спиной. Отдай мне мою свечу!

— Хочешь получить её? А как же расплата за содеянное?

— Ты обещал!

— Не припомню, чтобы я давал обещание. Хотя, впрочем…Забирай.. – протягивая парню тлеющий остаток свечи, расщедрился покойник. Никита боязливо принял дар.

— Что мне теперь делать? – Переводя взгляд с огарка на мертвеца, вопросил Никита.

— Задуй.

— И на этом всё? Ты отпустишь меня?

— На этом всё…

Молодой человек, глядя на слегка подрагивающие губы мертвеца, легонько дунул на пламя. Витиеватый дымок, потянувшийся с кончика фитиля, ударил приторным запахом в ноздри. Сердце парня тронула судорога. Взгляд расфокусировался. Мышцы вмиг ослабли, и тело Никиты разложилось на полу, громко брякнув костями о доски. Падая, он видел, злорадную, победоносную улыбку на синюшном лице Ивана.

— Глупец. Задул свечку плакальщицы, поставленную за упокой живого человека. – Хрипнул мертвец и рухнул неподалёку. Волна воздуха, принявшая очертания фигуры в чёрном саване, распахнула дверь часовни, покидая её, погасив оставшиеся свечи…


Смотреть страшилку «Жуткая переписка в ВК с плакальщицей»

186

Смотреть страшилки онлайн:
avatar