Рукописи не горят

Уродливая, мрачная каморка с низкими потолками словно покрыта налетом запустения и безжизненности. Вытянутая в длину она больше походила на гроб, а не жилое помещение. В одном углу стояла грубо сколоченная из досок кровать с дырявым матрацем, набитым прелой соломой. Пола не было, вместо него – сырая, влажная, холодная почва. В другом конце – такой же грубый стол. Крохотную каморку освещала единственная свеча, света которой едва хватало, чтобы видеть на вытянутую руку.

Слеповато щурясь, старик упорно и немного нервно водил пером по листу бумаги.  Болезненно закашлявшись, он бросил перо на стол и оставил большую кляксу на исписанном листе бумаги.

– Да сейчас, – прокашлявшись, огрызнулся он за плечо и снова взял перо в руки.

– Не видно ни зги! – выругался он и, встав немного выпрямить спину, снова зашелся кашлем.

Темнота за кругом света была непроглядной, но старика это не смущало. Он прожил в этой грязной подвальной комнатке столько лет, что привык к передвижению в темноте. Тяжело переставляя ноги, он обошел небольшой стол по кругу и взял глиняную кружку с настойкой от кашля. Пока здоровье позволяло, он летом собирал в лесу корешки и лекарственные травы, сушил на зиму и, продавая их, обеспечивал себе пропитание. Но в этом году чахотка разыгралась. Постоянные боли, слабость и кровяной кашель не давали возможности насобирать лекарственных трав, и старик долечивался остатками с прошлого года. Осталось мало, облегчения настой не приносил, но без нее было совсем худо. Сделав первый глоток склизкой, воняющей помоями настойки, старик поперхнулся, пролил остатки, уронив кружку на пол и новый приступ кашля заставил его упасть на колени.

– К черту, – вскрикнул он, обращаясь в угол каморки, – сдохну так сдохну! Оставьте меня в покое!

Утерев рот от крови после кашля, оперся рукой о стол, силясь подняться. Боль в ребрах заставила громко охнуть.

– Помню я, помню, – старик уже не злился, – сказал же, что успею!

Поднявшись, оперся обеими руками на стол и попытался выпрямиться, гулко стукнувшись о низкий потолок.

Стон отчаяния вырвался сам собой. Вскипев от злости за секунду, он ударил кулаком по столу. Тот жалобно скрипнул и покосился. Стопка исписанных листов упала с края стола на землю.

– Да что за напасть!

Найти и собрать листы в темноте было невозможно, поэтому старик, наугад переступив вперед, вернулся к своему месту. Поправив стол на сколько хватило сил, он снова взял перо в руки.

– Да, да, – выдохнул в сторону, – я успею.

Перо заскрипело по бумаге под тяжелое, свистящее дыхание.

Сильный удар в дверь заставил старика вздрогнуть всем телом. Он обернулся через плечо.

Входная дверь была больше украшением, чем защитой. Из тонких досок, едва державшаяся на петлях, сейчас она лежала на земле. Лунный свет очерчивал в проходе две крупные фигуры.

– Кто вы? – старик усиленно щурился, пытаясь понять, кто же так нагло вломился. Вряд ли воры – старик всю жизнь был беден, как церковная мышь. Единственная ценность, которая у него была, это исписанные листы бумаги. Да кому ж они нужны? Бредни выжившего из ума писателя.

Ворвавшиеся тяжелой поступью направились к нему, не проронив ни слова.

Старик нервничал. Ничего хорошего это не предвещало.

– Кто вы? – настойчивее повторил старик.

– Твоя судьба, – низкий бас словно гром прогремел в темноте каморки.

Старик отшатнулся назад, упершись спиной в стол. В углу послышалось легкое шебуршание.

– Тебе говорили, старик, – подойдя почти вплотную, мужчина огромного роста навис над ним, – платить нужно вовремя. Тебе по доброте душевной предоставили шикарные хоромы. Живешь тут, проблем не знаешь, а платить не хочешь? Не хорошо.

Зловонное дыхание изо рта мужчины ударило в нос. Сморщившись, старик немного отвернул голову.

– Он еще и морду от нас воротит, – хохотнул мужчина, обратившись за свою спину, ко второму, стоявшему бессловесной тенью.

– Мне нечем платить, – старик дрожал от страха, – я не смог продавать лекарства. Я болен, умираю.

– А нас это не касается, старик! – высокий мужчина схватил старика за грудки и, с силой подняв, швырнул на землю.

Впервые за долгие годы старик не проклял отсутствие пола в каморке. Упав на землю, он сильно приложился затылком. Если бы такой удар пришелся на деревянные доски, его череп совершенно точно не смог бы выдержать. Зашедшись кашлем, подняться он не смог. Когда отпустило, он вытер рот рукой и попытался подняться. Под руками что-то зашуршало. Листы. Исписанные листы бумаги, его детища. Они же промокнут от земли и испортятся.

– Не надо, не надо, не надо, – старик быстро наощупь собрал листы и теперь прижимал их к груди, повторяя как мантру – не надо, не надо, не надо.

– Сумасшедший, – сказал мужчина с отвращением и сплюнул на землю.

– Старик, – ткнул ногой сидящего на земле второй мужчина, – ты или плати, или проваливай. На такой дом найдутся другие жильцы.

– У меня нет денег, – старик повернулся на бок, продолжая крепко прижимать листы к груди и поднял взгляд в самый темный угол комнаты.

— Значит, вали отсюда, – тон второго мужчины был достаточно тихим, отчего наводил ужас.

– Но мне некуда.

– В работном доме всегда есть места, – громогласно захохотал первый.

Работный дом. Последнее пристанище нищих и бездомных. Черный труд за скудную еду. Многие умирали от истощения, многие от непосильного труда. Работный дом – это тюрьма, из которой вызволить может лишь смерть.

– Я болен, – тихим голосом произнес старик, – я умираю. Дайте дожить свои дни здесь. Я не все сделал, я не закончил. Я должен закончить!

– Сдохнешь на улице, – разозлился высокий мужчина, – проваливай!

– Нет, – старик не без труда поднялся, – я не пойду. Я должен закончить.

– Упертый старик, – усмехнулся второй и шагнул вперед, оказавшись практически лицом к лицу со стариков, – а упертых нужно перевоспитывать. Успев бросить последний взгляд в темный угол, старик громко охнул от удара чем-то тяжелым по голове и осел.

– Не надо, – тяжелый шепот вырвался из уст, – дети, не нужно.

Второй удар с хрустом проломил ему череп и старик упал навзничь, широко раскинув руки. Исписанные листы разлетелись и улеглись вокруг мертвого тела.

– Зачем ты его так? – мужчина наклонился к бездыханному телу старика, – теперь тащить его отсюда. Сам бы ушел да сдох где-нибудь.

– Да надоел, – напарник поднял с земли исписанный лист и, поднеся свечу, осмотрел.

В левом верхнем углу был небольшой рисунок. Простой набросок непонятного существа с большими крыльями, как у летучей мыши. Текст почти не читался – пролежав на земле, бумага впитала влагу из почвы и чернила поплыли, образуя большое пятно. На втором и последующих листах было также – в верхнем углу непонятные, жуткие существа, а ниже текст.

– Тьфу, сумасшедший старик, – мужчина поднялся и швырнул листы на землю.

Непонятный шорох донесся до его слуха с того места, куда они упали.

– Тут еще и крысы, – бросил он напарнику без тени брезгливости.

Тот не ответил. Обернувшись, мужчина вытянул свечу впереди себя, вглядываясь в темноту.

– Эй, ты где?

Тишина.

Мужчина обогнул стол с вытянутой вперед свечой, аккуратно шагая.

– Не смей разыгрывать меня, шутник чертов, – мужчина сделал еще шаг и споткнулся. Упал он тихо, на влажную землю. Выругавшись про себя, поднял с земли чудом не потухшую свечу и направил к ногам, рассмотреть обо что споткнулся. На земле лежал его напарник. В любой другой день он бы подумал, что его напарник мертвецки пьян – развалившись на земле, его руки безвольно лежали рядом, а голова, упершаяся в стенку, завалена набок. Он бы даже мог подумать, что напарнику стало плохо и он лишился чувств, как нежная баба, но вытаращенные глаза лежавшего на земле отчетливо давали понять – он в сознании и очень испуган.

– Эй, ты чего? – непонятный, не осознанный страх холодил нутро. Что произошло? Ведь было совершенно тихо.

Тут мужчина почувствовал острый укол в шею, словно от жала пчелы. Схватившись рукой за место укола, он снова выругался.

– Какие пчелы ночью? – успел подумать он и рука его безвольно упала на землю. Попытки подняться результата не принесли – ног он не чувствовал, как и второй руки. И вот, за считанные секунды, он уже лежал рядом с напарником – не имеющий возможности двигаться, лишь тараща глаза.

Попытавшись успокоиться, он глубоко вдохнул. Глубоко – это сильно сказано. Все внутренности тоже были словно парализованы и воздух тяжело проходил в легкие.

– Первое и главное – нужно успокоиться, – думал он про себя, – и найти решение. Оно должно быть.

В полной тишине каморки он водил глазами по кругу, силясь увидеть хоть что-то в темноте. Что-то, что поможет ему выбраться отсюда.

Снова шорох. В том самом углу, в который улетели записки старика. Только крыс ему еще не хватало! Именно сейчас эти твари представляли опасность. Наглые, прожорливые – они могут хорошо его погрызть, пока он обездвижен. Мужчина сделал то, чего не делал никогда:

– Чертов Господь, – поднял он глаза к низкому потолку, – если ты существуешь, докажи, что ты не ублюдок! Пусть эти крысы займутся стариком. Он уже сдох, ему все равно.

Шорох повторился. Еще раз. И еще. Мужчина напряг глаза и тут ему захотелось закричать во всю силу легких. Из угла, самого темного, потянулась длинная, членистая паучья лапа. Ступив на землю, она зацепилась за почву коготком и появилась вторая, такая же длинная, с коготком на конце. Медленно это существо вытягивало из угла свою тушку. Уже через пару минут жирный, ворсистый паук полностью вылез. Таких огромных мужчине еще не приходилось видеть. Он был гораздо больше его головы.

Издав странный, стрекочущий звук, паук медленно пополз в сторону лежащего на земле старика. Глаза понемногу привыкли к темноте и разглядеть этого монстра было проще. Мужчина с ужасом наблюдал, как мерзкая тварь, цепляясь коготками, взбирается на старика, тянет свое неподъёмное брюшко по его трупу и уверенно подбирается к лицу.

– Спасибо тебе, Господи! – взмолился про себя мужчина, – если он меня не тронет, подстригусь в монахи и буду вечно служить тебе. Помоги!

Тем временем паук добрался до лица старика и, быстро перебирая лапками, изучал его лицо.

– Отттеееееец, – донесся до мужчины свистящий шепот.

Что? Он не ослышался? Это чудовище назвало старика отцом?

Задрав мерзкую морду вверх, паук издал противный писк, похожий на плач. Пот бежал по лбу и спине мужчины. Тело все еще не слушалось его, и он был готов потерять сознание от того, что видел

Шипящий звук. Другой. Не от паука. Переведя глаза на угол, мужчина чуть не лишился чувств. Подтягиваясь на руках, из угла выползала мерзкая старуха.

Дряхлая, с лицом, усыпанным коростами. Длинные, седые спутанные волосы висели грязными паклями, а на черепе почти светились в темноте проплешины. Нижняя губа, отвисшая до подбородка, оголяла гнилые зубы. Обвисшая грудь болталась, как две тряпки и доходила до пояса. Вытаскивая свое тело руками, она тяжело кряхтела и сопела. Вопреки всем ожиданиям, из угла показались не ноги старухи. Там был толстый змеиный хвост. Он извивался кольцами во все стороны и тошнотворно пульсировал. От одного взгляда мужчина потерял сознание.

Придя в себя, мужчина не сразу понял, где находится. Темно. Минута у него ушла на то, чтобы понять, где он. Воспоминания вернулись все разом, ударив по голове, как наковальня. Попробовав аккуратно пошевелиться, он понял – паралич не прошел, значит без сознания он был не долго.

Вокруг него, казалось, было тихо, но если вслушаться – то тут, то там раздавались шорохи, скрипы, вздохи. Когда глаза немного привыкли к темноте, он заводил ими вокруг и ужас накрыл его всецело. Огромный паук, удобно усевшись на груди напарника, медленно выедал его лицо. Уже отсутствовал нос, губы, глаза и дьявольское отродье опускало мордочку ниже, вглубь, прогрызая все глубже. Его длинные лапы попеременно прикасались к лицу напарника, словно выискивая места повкуснее, а пузико подрагивало от удовольствия. Добравшись до глаза, тварь вонзила в него свои клыки и, лопнув, глаз брызнул на лицо мужчины. Его затошнило, но он не мог даже наклонить голову, чтобы рвота вышла наружу. Над головой кто-то пролетел, шурша крыльями и обдав ветерком. Кажется, мужчина знал, кто это. Тварь с рисунка, с огромными крыльями. Все они – твари с его рисунков. А старик сам сатана. Не зря они называли его отцом. Другого объяснения мужчина не находил.

Что-то ударило его, потом сильно придавило сверху. Он опустил глаза вниз. Змеиный хвост старухи, пульсируя, лежал на его ногах. Сама старуха лежала на полу и, невероятно разинув рот, пыталась…. Страсти христовы! Невозможно! Чертово адское создание впихивало в свой рот ноги напарника! Медленно, понемногу, она пробиралась вперед, ноги же входили все глубже в ее безразмерную глотку.

– Ммм…. Мммм….мммммм. – мужчина изо всех сил попытался вернуть себе возможность если не двигаться, то хоть говорить. Убежать от них он все равно не сможет, он понимал. Но может его крик кто-то услышит и придет на помощь?

– Ммм…. Поо…. Помогииите! – завопил мужчина. Получилось! Голос вернулся, значит действие паралича проходит.

Твари замерли. Мужчина тоже. Он так хотел спастись от окружающего его кошмара, что не подумал – первые, кого он привлечет криком – эти твари.

Адские создания пару минут прислушивались и снова вернулись к своей трапезе, довольно стрекоча и урча. Нужно переждать. Просто переждать, пока пройдет паралич и убежать. Надеюсь, они насытятся к тому моменту и не будут за ним гнаться.

– Господи, великий Боже, помоги мне, рабу своему, – мысленно взмолился мужчина, – спаси меня, спаси меня, спаси меня.

Мужчина молился беспрестанно, закрыв глаза и стараясь не слышать то, что происходит вокруг. И неожиданно для себя отметил, что вокруг стало тихо.

Напарника не было. На его месте лежала раздувшаяся старуха, блаженно закрыв глаза. Паука тоже видно не было. Может он уполз в свой угол, переваривать?

Мужчина попробовал шевельнуть пальцев левой руки. Тяжело, но палец поддался и согнулся. Попробовав по очереди все, мужчина приподнял кисть и почувствовал ее. Чуть не вскрикнув от радости, он осек сам себя и, стараясь не шуметь, пошевелил ногой. Нога откликалась хуже, чем рука, но немного сдвинулась. Чудо! Значит скоро он сможет убежать отсюда, оставив мерзкие создания ни с чем. Я не умру сегодня!

Немного расслабившись и прикрыв глаза, он тут же распахнул их. Нет, терять бдительность нельзя.

Какой-то странный, назойливый звук раздражал слух мужчины, словно муха в жаркий полдень.

Попробовал повернуть голову – она поддалась. Немного покрутив ею влево и вправо, ничего не увидел.

– Наплевать, – подумал мужчина, – после увиденного сегодня мне абсолютно плевать на какие-то там звуки.

И тут его посетила мысль. Если он все правильно понимает, то его правая сторона лежит у стены, а значит тварям ее не видно. Можно попробовать расшевелить правую руку незаметно, будет хоть какая-то возможность отбиваться.

Попробовал пошевелить – не вышло.

– Черт, – выругался про себя мужчина.

Аккуратно повернув голову вправо, сердце мужчины чуть не разорвалось. Руки до локтя просто не было. А на оставшейся культе был присосан какой-то то ли червь, то ли хрен еще знает, что за дьявольщина! Имея множество присосок с сотнями мелких, острых зубов, эта богомерзкая тварь поочередно прикладывала их к руке и за считанные секунды на этом месте не оставалось ничего.

– П… П… Помогите! – завопил мужчина, взбрыкнув всем телом, пытаясь одновременно и сбросить с себя червя и встать на ноги. Червь на секунду замер и снова неторопливо приступил к трапезе. Старуха-змея лишь недовольно на него покосилась и снова блаженно прикрыла глаза.

Но неожиданно мужчина почувствовал острый укол в щеку. Как прежде в шею. Он скосил глаза на щеке и увидел что-то длинное, похожее на жгут, впившееся ему его щеку. Проследив за ним глазами, он увидел, что заканчивается он во рту паука.

– Отпустите меня, твари! – из глаз полились слезы – отпустите!

– Тыы….убиииил….. отцаааа, – втянув мерзкий отросток обратно в пасть, свистяще просипел паук. Онемело лицо, губы, язык, говорить мужчина не мог. Единственное, что ему оставалось – наблюдать как огромное порождение ада спускается по стене к нему, перебирая длинными лапами. Когда коготок на конце длинной лапы зацепился ему за зрачок, мужчина уже не мог даже кричать.

– Лучше бы крысы, – проскочила последняя мысль прежде, чем он провалился в темноту.

blank 51
Читать страшные истории:
guest
6 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Owl2221
19.06.2021 13:18

Рассказ отличный! Ошибок ни смысловых ни грамматических вроде как нет, сюжет интересный. Браво!
UPD: что-то название и сама идея знакомы… где-то я что-то похожее уже видел… Вы случаем нигде не публиковали этот рассказ? Или брали идею откуда-то?

Owl2221
Ответ на  Platova Lidiya
19.06.2021 18:18

Спектакль Джо – Рукописи не горят. Эта песня, верно?

Alex333
28.06.2021 15:57

Очень хорошо написанно! Мне понравилось.