Последняя роза

Пролог.

После громкого дела о Диме Назаренко меня похвалило начальство и перевело в другой отдел «по особо важным делам». Отметив мою добросовестность( что, конечно, не совсем так) и доблестное исполнение долга, мне поручили раскрывать самые кровавые и жестокие преступления. Да и как звучит-то:»Оперуполномоченный по особо важным делам Исхаков Егор Николаевич». Однако на практике мне предстояло столкнуться с реально серьезной проблемой- бюрократия. Долгое время новое начальство не ставило меня ни во что, позволяя только заниматься оформлением «бумажек» и протоколов: какую-то бабку зарезал внук-наркоман; мать-алкоголичка выбросила из окна своего ребёнка; депутат переехал на большой скорости пятерых школьников (дело в архиве). Всё это становилось дотошным, и я начал скучать. Но в один день ко мне подошёл мой «шеф» и обратился грозным тоном:

-Исхаков!

-Так точно…- лениво отвечал я и, не обращая внимания, всё раскладывал кипу сшитых томов.

-Ты нужен на деле. Будет интересно.- начальник достал папку с делами трехлетней давности и фотографию нового места убийства. Затем он продолжил- Давно ищем этого маньяка. На счету 10 жертв. Все-молодые люди, мужчины, 16-28 лет. Поедешь с Резниковым. За работу!

Радостный, я с удовольствием прихватил свой дневник и изгрызенный карандаш.

Глава 1. Железная дорога

Напарник мой, Сергей Резников, не отличался красноречием и говорливостью. Всю дорогу мы ехали молча, только изредка он указывал мне, сидящему за рулём, куда ехать:

-Здесь налево. Здесь прямо. Потом сюда…

Я невольно успел рассмотреть его лицо: лысая голова, уставшие и выстраданные глаза, жесткие, шершавые руки, прямой нос, узкие, тонкие нижняя и верхняя части губ, суровый взгляд. Это был немолодой человек, средних лет, с басистым голосом. Представился он в звании майора.
Мы выезжали из Хабаровска. Справа от нас шла только одна железная дорога. Этот город ничем не знаменит, кроме своей старой железной дороги. Всю жизнь мой дед работал кочегаром, только к старости удалось ему побыть директором в Дальневосточной железной дороге. И вот теперь я еду мимо этих путей и не вижу ничего в ней такого примечательного.

-Приехали.-пробурчал мой напарник.

Мы вышли к месту. На железных путях лежал труп молодого парня. Его переехало пополам. Всё бы ничего, нас бы не стали вызывать, ведь такое часто случалось на этой грёбаной железной дороге, но в горле парня торчал длинный кухонный нож. Помимо странного обстоятельства, рядом лежала окровавленная белая роза. Почерк убийцы был похож на судьбы предыдущих жертв. Осмотрел розу: бутон и острые шипы были обмазаны засохшими каплями крови. Предположил, что труп лежит уже больше дня. Резников меня похвалил. Рядом стояла группа полицейских и перепуганный машинист. Я начал проводить допрос:

-Почему труп переехали, гражданин?

-Т-т-так ведь… Н-нельзя. З-золото в-везём, товарный поезд же…-стал заикаться машинист.

Теперь стало понятно, чем так «славится» эта проклятая железная дорога. Жуть.

Глава 2. Улики

Резников остался там для полнейшего изучения того, как было совершено убийство, чтобы затем передать тело, вернее, его части в морг( интересно было бы посмотреть, как они это доставляли). Меня же майор отправил в квартиру убитого( при обыске нашли паспорт). Он жил в старых районах Хабаровска. Это ближе к станции, где переплетаются железнодорожные пути. Дома там ещё «хрущевские», с виду выглядят обветшало. Поднявшись на этаж, я достал ключи убитого и вошёл в квартиру. Внутри были ободраны стены, на кухне стоял старый холодильник( доел сэндвич, очень вкусно). Далее, пройдя зал со средненьким внутри телевизором с шатающейся антенной, я вошёл в его комнатушку. Внутри всё напоминало жизнь типичного студента: разбросанные носки, футболки,прямо, на столе, была свая всяких научных книг, ноутбук; слева стояла кровать, справа-книжный шкаф.

Естественно, я залез в его компьютер и начал искать фотографии. Нашёл семейные фотографии за 2003 год с семьей на курорте, видео с пьянками на чужой квартире, школьные альбомы.

Но затем я обнаружил странную папку:»Королева Магдалена».

С интересом, я наткнулся на множество фотографий молодой, весьма красивой девушки. Черные, немного кудрявые волосы, строгие черты лица, средний рост, выдающаяся грудь, стройная фигура. На всех фотографиях она никогда не улыбалась, пристально всматриваясь в объектив камеры. И её глаза… Что-то ужасное, безумное таилось в них. Огромные, широкие, голубые и так манящие глаза… Нашлись и фотографии, где они были вместе. Но нигде ни он, ни она не обнимались, не целовались, не даже держались за руку-просто стояли рядом.

Затем я подошёл к огромному книжному шкафу. Стояло много отечественной литературы. И среди неё- в дорогом переплёте желтый дневник. Я открыл его. Первые строчки показывали инициалы и фамилию убитого. А далее название:

«Стихи о моей любимой- Анне Сизовой»

Обрадовавшись, что появились зацепки, я уже было хотел звонить Резникову. Но пролистав сборник из 33 стихов, я заметил, что последняя страница вырвана. Это меня ошеломило. Теперь я уже звонил не напарнику, а прямиком начальству, прихватив с собой и книгу, и ноутбук.

Глава 3. Королева Магдалена

Вернувшись обратно в отдел, меня встретил Резников. Майор сходу начал выражать восхищение в своей особой манере:

-Молодец, Исхаков. Заслужил премию. Жду вечером в баре. Сейчас идём вместе допрашивать подозреваемую. Нашли её быстро.

Я был крайне удивлён. Этот опытный, хоть и дотошный, человек умудрился даже найти свидетеля, который видел двоих вместе рядом с местом происшествия до убийства. Анна Сизова, на удивление, проводила с одним из наших в отделе время за обедом. Когда я сообщил начальству о подозреваемой, он тут же привёл её в комнату допроса. Все смотрели на меня с гордостью, начальник впервые улыбнулся. День удался.

Мы зашли с Резниковым в комнату допроса. Это была она, та, которую я видел на фотографиях. Опознав её, я увидел как… Её пристальный взгляд не отходил от меня. Она с ног до головы осматривала меня, как будто вглядывалась в душу. Резко её отрешённое, спокойное состояние сменилось презрительной гримасой. Её челюсть стала постукивать зубами, руки-трястись. Глаза наполнились неистовой яростью, будто готовы уже заполонится кровью. Дыхание стало прерывистым, то глубоким и затяжным на вздохе, то быстрое и короткое на выдохе. Ноздри расширились, и её оскал заставил меня даже дрогнуть. Мне стало не по себе. Мы сели напротив неё, я открыл свой дневник. Резников громко, суровым, свойственным ему голосом, начал первым допрос:

-Гражданка Сизова! Говорите, что делали в субботу вечером.

-Гуляла. Это имеет значение?- она стала язвить. Резко вдруг состроила она глазки то майору, то мне. Она игралась.

-Вы знакомы с гражданином Колесниковым?-не сдавая в голосе, продолжал мой товарищ.

-Может, и знакома. Виделись несколько раз.

-Тогда вот вам известие: его нашли мертвым. Свидетели говорят, что видели вас с ним незадолго.- морщина выскочила на лбу Резникова. Ему всегда нравилось чувствовать страх в преступниках, когда их ловят с поличным. Но девушка не показала и знака того, что испугалась.

-Ах… Боже… Какой ужас! Я ведь была с ним знакома. Но какое отношение это имеет ко мне?-продолжала играть девушка. Сейчас она изображала раскаяние и косила под дурочку.

Резников обозлился. Старость лет сыграла с ним в злую шутку. Всегда он давил оппонентов своим голосом и грозным видом. Не желая тратить своих сил, он пробурчал:

-Исхаков! Останься с ней наедине. Пойду покурю…

Девушка на секунду обрадовалась, но больше презрения не показывала. Она стала смиренна ,как никогда, умоляюще вглядываясь в мои очи. Я направил разговор в другое русло:

-Госпожа Сизова… Вы так прекрасны. Никогда я не видел столь красивых девушек. На фотографиях вы особенно чудесны. Но, знайте, я позволил себе самую низость- покопаться в вещах Колесникова. И меня всё волнует один вопрос…

Вмиг я добился того, что хотел получить Резников. Девушку пробрал страх. На глазах пробились небольшие капли слёз. Вновь глаза стали безумны. Я достал желтый дневник в дорогом переплёте и положил перед ней. Затем продолжил:

— Творчество вашего знакомого возбудило во мне самые тёплые чувства. Это была настоящая любовь. Ведь так же? Вас что-то точно связывало…- делая паузы, ставил в тупик я подозреваемую. Её охватил мандраж, лицо побледнело. Она поняла, что проиграла.- И не могу никак понять , почему всё-таки не хватает последней страницы… Может быть, вы мне ответите… Королева Магдалена?

«Королева Магдалена». Это были какие-то кодовые слова в её сознании. Она стала плакать. Я стал давить:

-Вы ведь понимаете, что если не я, то вернётся Резников. Он не ценит вашей красоты. А я ценю. Если вы признаетесь…- здесь ложь начала сдавливать мне горло, мешая говорить- то мы, быть может, облегчим вам наказание. Я вижу, вам больно. Очень больно. Мне действительно жаль вас… Магдалена… Но вам станет легче, если вы всё расскажете. Я единственный, кто готов вам помочь.

-Х-хорошо… Я расскажу…-слёзно говорила девушка.

Я взял в руку свой карандаш.

Глава 4. Aeterna nox.

2000 год, 1 сентября. Город Дальнегорск, рядом с Хабаровском. Анне Сизовой 8 лет. День знаний. Аня идёт во второй класс. Упрямая и наивная девочка. Она уже взрослая, значит, должна пойти одна. Таково было её решение. Огромный дом вдалеке от города. У богатых родителей выходной-они решили сделать ей праздник. Развесили шарики по всему дому, приготовили всё к столу, играет радостная музыка из магнитофона. Все ждут возвращения своей единственной дочери. Прошло два часа с момента начала мероприятия, Аня должна быть дома. Но она ещё не пришла. Родители начинают волноваться, на звонки дочь не отвечает. Обзванивают друзей, классного руководителя- никто не знает, где она. Идут сообщения в полицию о пропаже ребёнка. Проходят дни, месяцы. Отец потерял работу, пытается найти сам свою дочь, полиция бессильна. Мать тяжело болеет. Прошёл год-о дочери ничего неизвестно. Мать скончалась от остановки сердца. Отчаянный отец не верит во всё это, полиция считает, что дочь мертва. В один день ему приходит телеграмма:»Я всё знаю. Я следил за тобой. Хочешь увидеть её-приходи один. Сообщишь в полицию-я её убью.» Прикреплён адрес. Собирая всё, чем можно обороняться, отец выезжает в указанное место. Перед ним находился заброшенный старый дом, с монолитными серыми стенами, огромной каменной крышей. Вокруг нет ни единой души, место далеко за городом. Войдя внутрь, он увидел настоящий ужас… Стены, измазанные кровью; Пол с шелковым ковром красного цвета, усыпанный весь усохшими белыми розами; над потолком висела огромная ржавая люстра с зажженными свечами; впереди была широкая лестница, по бокам обставленная алтарями с человеческими черепами. Поднимаясь вверх, отец чувствовал зловонный запах, напоминавший гниль. Прийдя на второй этаж, было видно только луч света, исходившего из круглого вверху стеклянного окна. По углам было темно. Холл содержал три двери, никого по-прежнему не было. Отец нерешительно открыл первую дверь. Это была ванная комната. В ней стоял красный пугающий свет; на перегородке были развешены фотографии… Это была его восьмилетняя дочь. Похититель заставлял её заниматься непристойными делами на камеру, ставил рядом с другими убитыми им людьми и зачем-то фотографировал. Дочь на них была измазана кровью и всегда плакала на изображённых фотографиях. Отец в ужасе выбежал, не сдерживая горьких слёз. Он не хотел идти дальше, но это нужно было сделать-на кону жизнь его дочери. Вторая комната была кромешным адом- стоял стол с инструментами для бальзамирования. Ими снимают с людей скальпы, срезают кожу. Рядом лежала корзина с человеческими остатками. Если это вообще остатками можно назвать… Отца стошнило. Предстояло навестить третью комнату… Отец медленно отворял дверь. Внутри это была очень яркая комната, прожекторы сияли отовсюду и ослепляли отца. Внезапно кто-то закрыл снаружи дверь. Отец стал биться, но ничего не вышло. Свет прожекторов поутих. Перед отцом на полу лежали: пила, нож-мачете, молоток и плоскогубцы. Вдруг из динамиков раздался зловещий, хриплый, визжащий голос мужчины:

-Какова цена, Сизов? Какова цена…

-Кто ты?! Отвечай, тварь-кричал отец.

-Дочка у тебя такая умница, такая… преданная… Я ей выделил почетное место в подвале!

-Урод! Ты погубил мою семью! Зачем? Зачем? Что мы тебе сделали?…- отец пал на колени и стал плакать.

-Нет, Сизов, это ты её погубил… Кто ж девочку одну отпускает, а? А? Хахахаха!- говорил откуда-то неприятно, с издевкой рупор- Но не переживай… Она жива… Она даже тебя видит! Помаши ручкой папе, Анечка!

— Чего ты хочешь? Отпусти её-я всё сделаю!

-Ах, так? Ухахаха! Ну хорошо. Но знай, что она уже не та, кем ты её помнишь. Она стала совсем другой! Плохой, нехорошей девочкой… Итак, суть игры проста:если ты её любишь, то отрежь себе левую руку. Или правую. Ты правша, Сизов? Хахахах.- голос прекратился.

Отец, поникший, долго собирался с мыслями. Но такова отцовская любовь… Он начал пилить себе руку, громко рыдая и крича от боли. Затем брал нож-мачете, потом молоток… Это длилось очень долго. Наконец, почти умирающий отец, сделал это. Рупор начал кричать от счастья:

-Он сделал! Он сделал! Ты свободна, Аня! И помни, как я учил…

Через минуту к отцу прибежала дочка. Но это уже была действительно не она.

-Аня… Анечка… Солнце…-всхлипывая, шептал отец

Она держала руки, скрестив их за спиной.

-Папочка! Скажи мне важную вещь… Ты меня любишь?

-Конечно, солнышко, конечно люблю…

-А помнишь, как я любила, когда ты дарил мне белые розы…

-Конечно помню, зайчик мой…

Милое лицо девочки превратилось в звериное, неистовое, жестокое. Она вытащила нож из-за спины и вонзила его в горло отцу… Тот, захлёбываясь, со страшной досадой и страхом, упал наземь…

-Браво, Аня! БРАВО! Эти розы внизу-тебе… Белые, как ты любишь. Можешь усеять их кровью. Ты свободна.-раздался тот же голос.

Спустя некоторое время, девочку нашли на улице прохожие и доставили в органы опеки. Через время её усыновила другая семья, и они вместе переехали в Хабаровск. Спустя 10 лет, когда она выросла, её новая семья числится пропавшей без вести.

Глава 5. Любовь навсегда

2010 год. С того момента начинается волна убийств. Первая жертва- 16 летний парень из 40-го лицея. Убит ножом в горло, тело найдено в лесу, возле красивой опушки. Рядом с телом- окровавленная белая роза. Вторая жертва- 22-летний студент педагогического университета. Убит ножом в горло, возле реки Амур. Рядом- всё та же окровавленная белая роза. Так продолжалось год за годом. Анна Сизова соблазняла мужчин своей красотой, затем предлагала сходить вместе к любому романтическому месту, выбранному ей. Каждый раз в сумке у неё был спрятан для очередной жертвы нож. Она ждала, когда мужчина признается ей в любви и подарит мистическую белую розу-её любимый цветок. Это было тщательно подготовлено: изо дня в день она играла их чувствами, всячески старалась скрывать свою жизнь. На людях она не показывалась, выбирая самые тихие, безлюдные места. Всё это продолжалось до 2014 года. Пока не встретила она его- Алексея Колесникова. Она познакомилась с ним, случайно посетив один из поэтических вечеров. Сразу приметила она жертву. Всячески стараясь соблазнить его на интимную близость, ей это не удавалось. Завязалось общение. Это было другое, нечто более высокое, чем просто животный инстинкт и лживое признание.

Алексей никогда не трогал её, не делал лишнего движения. Так это затянулось на 3 года. Он читал ей свои стихи, наполненные глубокими, тёплыми чувствами, но никогда не осмеливался сказать, что действительно полюбил её. А она стала постепенно отстраняться от своей тяги к убийству. Но со временем Ане стало тяжело скрывать своё тёмное прошлое, она страдала за то, что она «не такая как все». И больше всего страдала за то, что этот человек может однажды сказать эти три заветных слова. Ценой своей жизни. В субботу было решено: она должна была признаться. Подготовившись к худшему, она написала ему:

-Мой дражайший Алёша! Я хотела бы погулять с тобой, наедине. Прошу, ты же помнишь, какой цветок я обожаю больше всего? Я была бы рада получить его от тебя, сохранив как память. Но должна признаться, есть кое что, в чем я должна тебе сознаться… И это может навсегда прекратить то, что есть только у нас с тобой. Я говорила тебе, что я необычная и странная. Так вот, то, о чем я расскажу- моя темная сущность, моя истинная натура…

Алексей, как и просила Аня, нёсся к ней на встречу, крепка держа цветок- белая роза.

Но в другой- вырванный лист со стихами.

Встретившись с ним, Аня взяла цветок. Слезы прокатились ручьём. Она так надеялась не замарать его кровью…

-Что с тобой, Анечка?- с нежностью спрашивал он.

-Прости… Это очень трогательно… Я… Должна сказать…

-Постой, Аня. Это я должен сказать. Вот уже три года мы тесно общаемся, и я должен признаться тебе в самом важном…

-Послушай…-пыталась остановить его Аня.

-Нет! Я так не могу больше. В этих стихах- всё самое сокровенное, самое мною желанное- здесь мои мысли и чувства к тебе…

Алёша стал читать стихотворение. Аня начала плакать, открывая медленно сумку. Рука её покосилась за ножом…

Когда он дочитал, девушка спросила поэта напрямую:

-Скажи, Алёша, ты любишь меня?

-Я… люблю тебя, Анечка. Я схожу от этой любви с ума, и больше я так не могу…

-Так знай же, Алёша, что ты самый несчастный человек. Всё это время ты любил человека, предававшегося плотским утехам первому встречному. Ты полюбил ту, которая за это отнимала жизни людей. Я убивала всех за эту любовь! Я больна… Хотела тебя предостеречь… Ведь ты на какое-то время спас меня. Но теперь повернуть нельзя. Такова цена- такова любовь навсегда.

По Алёше пробежал сковывающий холод. Поэт впал в ужас и замер от страха. Аня выхватила нож и всадила ему железное остриё прямо в горло. Задыхаясь, он упал на железнодорожные пути. Она взяла белую розу и ритуально вымочила её в крови. Затем, подумав, вытащила из ослабевшей руки стихотворение и скрылась.

Глава 6. Всё хорошее кончается…

Я посмотрел на Анну Сизову, на её прекрасное лицо и её ужасные, безумные глаза. Она сидела, плача от своего необъяснимого, никому не понятного горя. Затем, сквозь слёзы, она вымолвила:

-Знаете, а ведь тот, с кем я обедала сегодня… Я хотела сделать точно также… Алёши ведь больше нет… Признаться, даже вы мне понравились, господин…- забыла она мою фамилию.

-Исхаков.- грозно сказал я ей, встав из-за стола и собираясь уже уходить.

-Постойте… Мне их все равно не отдадут. Возьмите, прошу, хотя бы вы их, господин Исхаков.

Она протянула дрожащей рукой скомканный лист, где писал о своих чувствах Колесников. Я невольно взял их, расправив и положив во внутренний карман.

Вечером в баре Резников пытался, как он мог, в своей манере выразить восхищение моей работой. Но я его не слушал. Я всё думал об этой Сизовой… Вернувшись домой, я нервно курил одну за другой из пачки сигареты. Я достал тот самый стих и начал читать. У меня пошли впервые за долгое время слёзы:

***

Королева моя, Магдалена!
Красотою окутали вы подлеца…
Преклонил перед вами колено-
Сколько за вас положили сердца?

Как и Данией, мной повелели,
Душу мою захватив,вы ей овладели,
Королева всех северных царств,
Смежных с Данией государств.

Быть может, под сенью олив
Мы увидимся вместе когда-то,
Где стекает тёплого моря прилив
И в любви я признаюсь тогда-то…

Автор публикации

не в сети 4 дня

Dante

0
In pricipio erat verbum
Комментарии: 20Публикации: 4Регистрация: 18-02-2019
218

Читать страшные истории:
avatar