Охотнички

“В ту ночь в небольшой охотничьей избушке был пир на весь мир. Отмечали мужики успешную охоту, давненько не ловилось столько дичи! А тут по деревне раздать хватило, засолить, запасы сделать, и пир устроить! В камине весело играл огонёк, жарился на вертеле молодой кабан. Пиво, водка, самогон и вино щедро разливались по бокалам.

Деревня была дворов на 15 – 16, и в ней жили всего-то 6 охотников. Старый седой Фёдр – самый старый и удачливый охотник в деревне. Много зим, войн и страшных вещей видели его прищуренные серые глаза, но взгляд по прежнему ясен и цепок, а рука крепка. Его брат Феофан был младше на 5 лет, и во всём старался подражать старшему, даже внешностью. Но если Фёдр был охотником что называеться “От Бога”, то Феофан скорее пошел по стопам. Вообще то, если честно, то ему бы больше подошёл образ жизни купца, чем охотника. Но и тут его таланту нашлось пременение. Как никто он умел выменивать на деньги, еду, семена, одежду и всякое прочее у купцов (чрез деревушку дорога проходила, коей купцы порой и ездили) пушнину, рога, шкуры, клыки и другие охотничьи трофеи.

Леонид и Алексей были парнями 25 – 30 лет. Лёня был ладным юношей. Высокий, длинные русые волосы, яркие голубые глаза. Первый парень на деревню, все девки толпой ходят! Лёха же полная противоположность другу. Низенький, с кариеми глазами и тёмными коротко-подстриженными волосами. Но при этих различиях они были с детства не разлей вода и друг за друга горой. Вроде как значились они у братьев Фёдора и Феофана в учениках, но каждый мнил себя опытным охотником. Случалось что наставления учителей их порядком раздражали. Спорить дюже любили. Правда характер то в общем у парнишек покладистый, всё споры миром кончались. Братья же подшучивали порой над ними, бывало наказывали крепко, но прощали, так как сами то такие же когда-то были.

Нестор был взрослым мужчиной лет 40. Коротко стриженный, с белыми волосами и белой бородой, с суровым мрачным взглядом глубоко посаженных серо – стальных глаза. Вечно угрюмый, не улыбчивый. Деревенские его немного сторонились. Так и жил он в своей хибаре один. Собака правда у него была. Никто не знал откуда он родом. Подкидыш. Как-то утром бабы бельё в реке стирали, ай слышать, гдет плач в камышах. Испугался поначалу, а вдруг кукимора мавка, водянник али утопленница какая? Но посмотреть то надо. Смотрят, а там, ба, люлька, а в люльке дитё, в полотенце завёрнуто, плачет, криком надрываеси. Ну, они его успокоили, принесли, стали пеленать, а там в ногах у детёнка крест большой, серебряный , с золотой цепочкой, сам с ладонь и с маленькими камнями ценными. Денег то оёёёй каких наверное стоил! Продать сначала купцам решили, а потом подумали, не по – божески то как-то. Хрест оставили, дитё Нестором нарекли, в честь того Нестора который Летописец. А когда он подрос, крест ему то и вручили. Так он его и носит. А охотник он был знатный! Может и уступал как следопыт Федру, но вот в меткости никто его перебить не мог. Без промазу бил, белке на ветке дерева в 30 метрах в глаз без промаха попадал!

Себастьян же был новичком. Приехал откуда-то из дальних стран с купцами, здесь ему понравилось и он остался. Высокий, лет 30, зеленоглазый, русые волосы .Белоснежная улыбка из слегка слегка заострённых зубов, и небольшие тоже немного островатые ушки. Он быстро нашел со всеми общий язык, кроме Нестора, и был в компании за своего.

Погода к ночи совсем испоганилась, собиралась гроза. Невдалеке громыхал гром, молнии разрезали небо и освещали всё вокруг. Дождь лил как из ведра. Но именно в такую погоду было приятно сидеть у очага, смотреть на огонь да пить в хорошей компании. За разговорами никто и не заметил как подползла полночь. Лишь на минуту из-за спрятавших её чёрных туч выползла полная луна. В эту самую короткую минуту Себастьян дёрнулся, диковатым взглядом посмотрел в окно. Ногти на руках слегка отпозли вперёд, волосы слегка отросли. Но казалось никто этого не заметил. Луна скрылась и он с облегчением вздохнул. А затем встал из-за стола и сказал:

– Ладно, мужики, пойду я спать на чердак, перебрал я с самогончиком то твоим, Нестор. А с утра на охоту снова.

– Давай, сказал Фёдр. Завтра я Лёню с Лёхой на дальние тропы поведу, Нестор с нами пойдёт, а вы на старое место.

Лёня допил стакан водки и сказал:

– Да хватит за нами сопли стирать, не маленькие мы уже!

– Да, не малы дети! – поддакнул другу Лёша.

– Будете спорить со старшими, и без носа и без соплей останетесь, щенки – тихо сказал Нестор. Он всегда говорим тихо, резкими, рублёнными фразами. И как правило, всё его слышали.

И закадычные друзья услышали. Лёха начал было подниматься, но редко сел на стул, налил кружку вина, махом опустошил её, и стали подростки шептаться. Феофан обсуждал с братом как бы повыгоднее продать купцам добычу, и в уме уже подсчитывал прибыль. Себастьян поднялся на чердак, на последок оглянувшись. Он увидел взгляд Нестора, и готов был поклясться, что видел что то в глазах его не доброе и немного не человеческое. Казалось он был не человеком, а кем-то другим… Мотнув головой, он поднялся на чердак и завалился спать. А Нестор тем временем, проводив его недобрым подозрительным взглядом, отвернулся к камину и начал неспешно перебирать толстую цепочку с крестом – это было у него чем-то вроде чёток.

Далеко за полночь было, немного распогодилось. Тучи рассеялись, вышла луна. Теперича не известно, кто предложил пойти на речку, проветриться, воздухом подышать, да может искупаться малече. Но всем понравилась идея. Охотники, захватив немного алкоголя и ножей, пошли распевая любимые песни и травля байки до речки. Один Нестор задержался на какое-то время в доме, а потом вышел на улицу. Уходя, он был готов поклясться, он слышал звон стекла сзади. Но пошел дальше, сверкнув недобрым взглядом. Если идти быстро, то до речки можно было за пол часа дойти. Шли они под серебристым светом полной луны, которая всё освещала. Капли дождя сверкали в её свету.

Сначала они и обратили внимания на вой. Потом он ближе и громче повторился, и первым внимание обратил Фёдр.

– Всем заткнуться! Вы это слышали?

– Да, я кажись слышал – ответил ему брат – волк воет.

– Волк и волк, мало у нас волков в лесу, что ли? – спросил Лёха. – На лугу аоюь, или на что там. Чё те опять не нравиться?

– Мне вот например – как всегда тихо сказал неожиданно появившейся за спиной юнца Нестор – что то не в лесу, а на дороге. И всё ближе. Помнишь когда-нибудь, чтобы волк один, даже наш таёжный так близко к человеку подходил? Вот и то-то же.

– И что? Нас пятеро, у всех с собой ножи. Что мы, волка какого-то не одолеем? Или что, Нестор, в портишки уже наложил? Давно волков боишься? Ладно, пошли посмотрим, чё за зверь, я его сам одолею – и с этими словами Лёха вынул свой нож и побежал пока его никто не остановил, да и друг с ним заодно.

– Мать твою, вот неймёться им! – профорчал Феофан. Пошли за ними.

Ночную тишину, доселе почти нечем не нарушаемую, прорезал дикий человеческий крик, а щатём рык доселе неизвестного нашим охотникам зверя. Пообедав поворот, братья и Нестор остановились на дороге и ужаснулись освещённой полной луной картине.

Привалившись спиной к дереву, которое росло прям возле дороги, неподвижно сидел Лёня. Из распоротого до самого позвоночника трупа вываливались внутренности. Чёрная при свете луны, кровь бурлила по траве и расползалась тёмно – алым пятном. На поляне шло смертельное сражение – два тёмных силуэта клубком дрались. Где зверь а где человек – не понятно. И тут, словно в ответ на мысленный вопрос мужиков, из клубка вылетело тело. Из разорваной на шее раны хлестала кровь. Лёха. А посередине поляны стоял зверь. Кто угодно, но не волк – больше двух метров в холке. Мокрая шерсть в свете луны казалась серебряной. Зверь опирался на массивные передние лапы, явно готовясь к прыжку. Из огромной пасти, усеянной белыми острыми зубами, стекала слюна перемешанная с человеческой кровью. Но страшнее были глаза. Огромные, ярко – жёлтые, пылали огнём. И не было в тех глазах присущих зверям страха к человеку – только ярость, ненависть и жажда крови.

Феофан упал на колени, неистово крестясь и крича “Спаси и сохрани, спаси и сохрани!”. Зверь стоял неподвижно. Нестор достал из чехла нож, казавшийся ему теперь детской игрушкой, и стал обходить зверя справа. Боковым зрением он увидел, что Фёдр делает тоже самое. Вдруг, слегка присев, зверь сделал мощный прыжок в сторону Фёдора и одним махом отрезал ему голову. Голова отлетела добрых 20 метров, и уставилась ледяным взглядом на луну. Феофан, наблюдавший картину, с криком кинулся на зверя. Зверь мгновенно развернулся волчком, но не успел лишь на долю секунды. Старый охотник прыгнул и воткнул ему нож прямо в сердце. Зверь поднялся на задние лапы, при этом он был на две головы выше Нестора, рост коего был выше 2 метров. Зверь зарычал. Нестор был готов поклясться, что это был, да искажённый, да нечеловеческий, но смех. Зверь схватил охотника лапами, затрещали рёбра. Феофан дико закричал. Нестор хотел было броситься на помощь, но ноги не слушались, он застыл будто при сонном параличе. Зверь тем временем вгрызся в грудь Феофана и вырвал оттуда сердце. Проглотив его, он откинул безжизненное тело на траву.

Остались только зверь и Нестор.

Зверь подцепил когтём нож и выкинул его из груди. Нож отлетел на траву опушки, которая вся была покрыта кровью. Пылающий взгляд адский глаз уставился на человека. Тварь глухо зарычала. Нестор намотал на руку цепочку и крепко сжал крест. Про себя читал все ммолитвы известные ему, просил помощи у духов Тайги. Но в ответ ему была тишина. Зверь прыгнул, за раз преодолев 10 метров. Охотник инстиктивно прикрыл лицо рукой, и тварь вцепилась в неё. Нестор понял, что руку зверь оторвал, но от шока боли не почувствовал.

Механически он нанёс зверю удар крестом по морде, громко выкрикивая “Отче наш”. Брызнула чёрная кровь, зверь зарычал и отлетел. У Нестора появился шанс. И он бросился бежать, затерявшись в тайге…”

– Вот и вся история. Всё успела записать то, внучка?- спросил старик, раскручивая трубку.

– Да, успела, я же репортёр, хоть и начинающий. Спасибо вам, что хоть что-то смогли из баек рассказать, а то я уж думала что зря в коммандировку приехала. А правда, что охотники прямо в этом доме жили? – молодая красивая девушка указала на дом за спиной старика.

– Старики говорят, что да. Всё шестеро тут и жили.

– А с Нестором то что стало? И с шестым охотником, Себастьяном? О их дальнейшей судьбе вы так и не рассказали.

– А бес его знает, Себастьяна. Может и его зверь задрал, а может и выжил он. Только с тех пор не видел его никто в деревне. Да и не осталось та толком от деревни нечего. Ты и сама видела. Всего-то пара домиков, да и живут в низ старики да старухи, ну и я лесником подрабатываю. Бывает молодёжь приезжает проведать, но то редко. А по поводу Нестера… Так видели его, однорукого. Пришел весь хмурый, с первыми купцами в город уехал.

– А почему опустела деревня то? Места хорошие, почва плодородная, дичи много, тихо спокойно, связь с городом и другими сёлами есть.

– Да бояться здесь жить, в проклятие да оборо́тня верят. Редко гости стали появляться.

– А почему вы тут живёте, а не в деревне?

– Так мне как леснику сподручнее, ближе к лесу.

– Дедушка, а вы сами в проклятие то верите?

– Нет внучка, слишком давно на свете белом живу. Много видео, войну прошел, в нечисть всякую не верю. А люди сочинять любят. – глаза его сверкнули, но девушка этого не заметила.

“Записанно 18.03.17. Калинина Алиса, специально для газеты и телешоу “Необыкновенное рядом”. Интервьюруемый – пожилой мужчина лет 70 на имя Вячеслав Орбатов. Работает лесником, сам из Якутска. Тема – охотничьи байки, легенды, фольклор” – быстро пробормотал а Алиса и выключила диктофон.

– Ещё раз спасибо, дедушка, за историю! Вы меня с такой историей на одного из лучших журналистов журнала и передачи поднимите! Оборотень это же щас такая популярная тема, что полтергейст с домовым нервно курят в сторонке. А тут такая большая, и с ноткой интриги, посколько неизвестно что с Нестором и Себастьяном – девушка улыбнулась – Ох, припозднилась я уже, темнеет, надо в деревню идти, а завтра за мной и машина приедет. Досвиданья!

– Ступай внучка, ступай. Счастливой дороги, даст Бог встретимся ещё!

– Даст Бог. Досвиданья! – Калинина убрала диктофон в сумку и быстрым шагом она пошла к деревне. На границе с лесом она обернулась, и увидела, что старик улыбается и машет ей вслед. Она тоже улыбнулась и помазала в ответ.

Будь расстояние меж ними меньше да света побольше, а не сумерки, девушка бы увидела, что старик скорее скалиться, а из под густых седых бровей красно – зелёные глаза светились не старческим блеском. А по привычке Себастьян поглаживал давно заживший шрам на левой скуле.

UPD: По мотивам песни “Охотник” группы “Король и Шут”.

Серия публикаций:
Для журнала "Необыкновенное рядом"
165
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments