Качели

— Натуль! Ну сколько можно? Прошло уже 8 месяцев и никаких результатов. Какой сделаем вывод? Не помогают тебе профессиональные психологи. Впрочем, это предсказуемо. Сплошь и рядом одни шарлатаны, которые вымогают деньги. Может, согласишься все-таки на мое предложение?

— Но ведь ты не профессионал. Ты — самоучка.

— Ничего подобного, я — потомственный волшебник, — улыбнулся Саша, — ну, или если хочешь, колдун. Меня дед обучал.

— Вот как раз этого я и боюсь, — содрогнулась Ната, — как и твоего деда.

— Но ведь меня не боишься?

— Тебя не боюсь. Я опасаюсь за результаты.

Этот спор между супругами продолжался уже месяц. Наталья никак не поддавалась на уговоры мужа и при этом они оба страдали от недостатка сна: ей снился кошмар, она вскакивала среди ночи в поту, со спертым дыханием, будила Александра и до утра они не могли снова заснуть. Самое удивительное то, что кошмар, по ее словам, снился один и тот же, но вот что именно снилось — она никак не могла вспомнить. Никакие сеансы у психологов не помогали, никому так и не удалось выяснить, что же именно снилось Наташе. Из-за этого она потеряла интерес к жизни, пропал аппетит, она здорово потеряла в весе, осунулась, подурнела, боялась выходить на улицу и вообще смотреть на деревья даже из окна. А еще больше она боялась ложиться спать. И заснуть могла только лишь после приема снотворного, хотя и это не помогало: кошмар посещал ее каждую ночь.

Саша вздохнул, откинулся на спинку дивана и уставился на потолок.

— Ты ведь знаешь, что я тебя очень люблю? Что ты мне дороже моей собственной жизни? — спросил он.

— Знаю, милый. Я тебя тоже. И очень перед тобой виновата, что подвергаю таким мукам.

— Ну, в таком случае ты должна догадываться, что я не причиню тебе никакого вреда. Мы лишь только узнаем, что именно тебе снится и искореним этот недуг. Главное ведь докопаться до истины, а там дальше уже всё проще простого.

Наташа накинула на плечи плед и укуталась в него. Ее знобило, потряхивало, тело покрылось мурашками.

— Не знаю, как это объяснить, но мне от чего-то очень страшно. Может быть, и не нужно ничего узнавать?

— В таком случае мы умрем от бессонницы. Оба. Ты этого хочешь?

Она опустила голову на грудь, поджала под себя ноги, на глаза навернулись слезы.

— Конечно же, нет. Вся проблема в том, что я уверена: ты это узнаешь. Но вдруг это нас погубит?

— Малыш, хуже не будет. Поверь мне. Просто поверь.

Наталью затрясло еще сильнее. Она лихорадочно раскачивалась в кресле, потупив глаза в пол и наконец сказала:

— Хорошо. Давай попробуем. Но я хочу, чтобы ты знал, что я на это иду только ради тебя.

— Умница, — улыбнулся снова Саша, — Наконец-то! Готова начать прямо сейчас?

— Да. Что я должна сделать? Прочитать молитву, перекреститься и выпить святой воды?

— Ничего похожего. Я тебя попрошу просто расслабиться. Плед можешь оставить на себе, самое главное, чтобы ты расслабила все мышцы и отпустила все мысли. Знаю, это непросто, но я тебе помогу.

Он подошел к ней сзади, положил руки на ее голову и закрыл глаза. Тепло от его рук плавно растекалось по телу Наташи, у нее появилось чувство спокойствия, озноб прошел.

— Вспомни один из самых счастливых моментов в своей жизни. Но нужны все детали. Окружающая обстановка, где ты сейчас, что видишь, какие запахи улавливаешь, что делаешь, что чувствуешь, и главное — сколько тебе сейчас лет. И сделай глубокий вдох и выдох.

Веки Наташи начали тяжелеть и опускаться, она проваливалась в настоящий транс. После выдоха она резко снова вдохнула, но уже не тот воздух, который был в их квартире. Пахло свежей молодой травой. Потом над головой она увидела небо. Господи, как же давно она не смотрела на него! Зрелище было восхитительным: цвета — как в детстве. Ярко-голубое небо и плывущие на нем белые барашки облачков. Летнее солнце освещало вокруг зеленое великолепие. Было так тепло, легко и приятно, что в этой иллюзии хотелось застрять навсегда.
— Рассказывай.

Ната начала описывать окружающий ее рай. В том числе чириканье птиц, легкий ветерок, свежий воздух.

— А еще я сейчас вижу многоэтажку. Этажей, наверное, 24. И рядом с ней растет огромное дерево. Его крона выше самого верхнего этажа. Приблизительно у центра ствола к ветке привязаны качели. Обычная доска, обработанная рубанком, болтается на двух крепких с виду канатах. Сажусь, начинаю раскачиваться, и не могу остановиться. Хочется все выше и выше подняться, чтобы дотянуться рукой до этого бескрайнего неба. Вначале испытываю радость, но чем выше поднимаюсь, тем становится тревожнее. И не от того, что смогу свалиться с такой высоты, а потому, что не в силах себя остановить от этого раскачивания. Тело не повинуется.

— Что ты сейчас чувствуешь?

— Это невозможно объяснить. Одновременно и восторг, и ужас.

— Хорошо. Не останавливайся, говори дальше.

Руки Наташи заметно дрожали. Она судорожно сглотнула и с видимым усилием продолжила.

— Наконец-то я раскачалась до самого верхнего этажа и предстоит лететь обратно. Голова ужасно кружится, воздуха в легких не хватает, вниз возвращаться боюсь, не знаю почему. Просто очень страшно опускаться, не то что подниматься. И я слышу хруст ветки, к которой привязаны качели. Он отдается прямо у меня в голове. Я его чувствую даже физически. Канаты дрожат в моих руках. Опустилась до середины… Ветка в самом деле вот-вот сломается, я это вижу… А ты? Что ты здесь делаешь, Саша? Тебе тут совсем не место!

— Где я?

— Смотришь на меня с балкона. Не могу сосчитать, но этаж где-то 12-й или 13-й. Близко к центру самого дома. Улыбаешься. Сзади тебя стоит женщина. Не могу ее разглядеть. Кто она, ответь, пожалуйста!

— Малыш, я не знаю. Что ты еще чувствуешь?

— Страх. Холод. И слышу хруст ветки. Она сейчас сломается и я упаду.

— Сколько тебе сейчас лет?

— Двадцать пять. И мы с тобой познакомились ровно месяц спустя, как я отпраздновала свой День рождения.

И тогда у Александра в мозгу пазл полностью сложился. Он совершенно ясно и четко понял причину происходящего. Вихрь мыслей пронесся в голове, проигрывая все возможные варианты исхода. А если так? А если эдак? И понял, что так и эдак будет тщетно. Наконец он вернулся к реальности и принял решение.

— Не бойся, падай! Это и будет спасением. Ты наконец-то избавишься от этого наваждения. Больше не увидишь ни дерева, ни качелей.

«Я ведь могу разбиться, упав с такой высоты», — это была последняя мысль Наташи. Ветка все-таки с треском переломилась и Наталья полетела вниз головой навстречу Земле.

— Вот и все, милая. Чуть страха и больше никаких страданий. Ни тебе, ни мне, — сказал Саша, пощупав пульс на сонной артерии. Он отсутствовал. — Женщина, которую ты видела, это моя сестра. Вы с ней мало знакомы, но она тебя возненавидела с первого взгляда. Прости, что ничего не смог за эти годы с этим поделать. Единственное, чем мог помочь — ограничить ваше общение. Никакие разговоры с ней не помогали, она рвала и метала из-за того, что я тебя люблю больше, чем ее. Но ведь добралась-таки до тебя… Не мытьем так катаньем. Такой уж она человек. Ее ведь тоже дед премудростям своим обучал. А ты не скучай, мы скоро снова будем вместе.

Александр подоткнул плед под плечи своей жены и сделал запись в блокноте. После чего спокойно открыл входную дверь, наполнил ванну теплой водой и положил на полочку в ванной блокнот и свой мобильник. Достал опасную бритву и позвонил в скорую, объявив, что по такому-то адресу обнаружены два трупа. После чего лег в теплую воду и вскрыл себе вены.

Когда приехала скорая, Сашу уже было невозможно реанимировать. Он прожил после их прибытия минуты две.

В блокноте же было написано: «Не буду милосерден, говоря, что в моей смерти никто не виновен. Всем, что произошло, я обязан своей сестре. Спасибо, сестричка, тебе за все. Низкий поклон. Надеюсь, теперь ты будешь по-настоящему счастлива!»

Причину гибели Саши установили без вскрытия. Очевидная потеря крови. А вскрытие Наташи… Думаю, диагноз и так понятен: остановка сердца.

388

Читать страшные истории:
avatar