Голос темной долины

Пожелтелый литок тихо шелестя опустился к десяткам, а то и сотням своих собратьев на пожухлой траве. Тучи третий день без отступления оккупировали небо, и лучи солнца лишь изредка, не дольше чем на минуту пробивались из под их завесы. В долину уже достаточно долго не ступал практически не один человек, с тех пор, как концерт “Короля и Шута” в августе 2013 года не состоялся – умер Михаил Горшенёв. Клуб, который так долго и усердно подготавливали к долгожданному концерту жители этого “поселка городского типа”, был брошен. Погост был чуть выше, но и туда почти никто особо не ходил. Однако в последние месяца всё изменилось.

Шебурша, по опалым листьям пробиралась мышь полёвка, находясь под пристальным наблюдением ушастой совы. В одно мгновение птица спекировала на неё, и оторвала добыче маленькую голову. Затем, повернув голову, взмыла с ней ввысь, уступая дорогу существу покрупнее. Человеку.

Елена была достаточно молодой девушкой, не более 27 лет. Несмотря на её молодость и прекрасную внешность, у нее был всего один поклонник на их поселок городского типа, хотя, чего скрывать, просто очень большое село. И то, нещастного утопил водяной несколько лет назад. А единственного оставшегося её родственника, старшего брата Ярослава сразил туберкулёз, как и почти всех её родных. Она осталась одна.

Всегда её тянуло к этой долине. Когда она освоила отцовскую гитару и флейту, а затем и материнские пианино, скрипку и виолончели, она стала писать песни вблизи полузаброшенного погоста, и исполнять их в клубе, на старой пыльной арене перед воображаемыми слушетялями, так мечтая о настоящих, о истинных, настоящих овациях, аплодисментах! Основать свою группу, давать концерты… Но пустой зал, тёмного заброшенного клуба молчал.

Её семья вовсе не была бедняками, хоть и жили они не в мегаполисе, поскольку эта вечная городская суета вовсе не нравилась почти не одному из членов семейства. После смерти последнего своего родственника, Ярослава, она унаследовала много чего. Квартиру на 3 комнаты в центре Москвы, домики под Одессой, Новосибирском, Киевом, Минском и Парижем, и квартиры в Берлине, Новороссийске и Якутске. Три машины, хозяйство, зверушки… Она сама нередко удивлялась, почему не рада такому наследству. Больше её тянуло к таким вот, тихим местам как эта долина.

Но долго она мирится с отсутствием зрителя не хотела. Люди отказывались идти за молодым дарованием в долину, опасаясь за жизнь, да и вообще слушать молодую музыканту не хотели. Морочится с выпуском альбомов и песен… Пока не имело смысла. Поэтому она… Играла для мертвых.

*****

27 октября 2016 года

Кровавая луна залила своим светом долину. Эта ночь испокон веков, именно в эту дату считалась нехорошей, ещё с поры до двух мировых войн. Никто уже не помнил с чего начался суеверный страх, но боялись эту дату практически все местные до чёртиков, потому в деревушке все запирались на засовы. Вроде не впервой, каждую вторую ночь – вурдалаки всякие…

Лена вновь начала свой концерт. Двумя днями ранее, играя своему молчаливому зрителю на погосте. Уходя, она под нос буркнула, что в эту ночь будет концерт. Конечно же, она думала, что погребённые под толщей земли люди её не слышали. Собственно, по логике так оно и было.

Закончив играть на гитаре свою собственную, написанную для умершего брата песню “Капитан”, она начала исполнять свою первую песню, написанную в 16 лет, “В потёмках”, когда скрипнула дверь на входе в клуб.

Лена хорошо знала этот скрип. Пустой клуб эхом вторил столь знакомый, родной ей звук. А потом тихий шёпот и шаги. Множество грузных шагов. Смесь страха и радости загорелась в её душе, пока дверь в главный зал, скрипнув, не открылась.

Трупы. Живые трупы, хотя вполне похожие на людей. Несколько были полностью скелетами, на ком-то из скелетов ещё висела обрывками кожа. Остальные напоминали людей, но с трупным пятнами, посиневшими губами, и невидящим (как казалось) взглядом. Все, и мужчины (коих было большинство) и несколько женщин, были одеты, кто во что, но одеты. У кого-то в руках были даже какие то странные, неземные цветы – невероятных цветов, переливающиеся, с разным количеством лепестков.

– Прродолжхайте, лйеди, мы не обйдим вас. Мы не опйасны. Мы, аннаррххйисты, нарррод не ззлой – прохрипел труп во главе. Толпа закивала, и просьба повторялась из разных уст. Оцепенев, она успокоилась через минуту. “Я играла им, когда они лежали в могилах. Почему я не сыграю, когда они стоят передо мной?” – пронеслось у неё в голове. Тело сначало противилось, а потом… Потом она поддалась. Автоматически, опустив глаза, и стараясь не выдать ужас, противясь тоненько у голосу в голове, который верещал – “уходи, беги, брось всё!” она начала играть.

Как только песня завершилась, в зале повисла гробовая тишина. Её мрачный зритель застыл не шевелясь. Потом постепенно начал расступатся, пропуская к трибуне кого-то. Вышел человек в кожаном плаще, с пиратским флагом, торчащим из кармана. “Мёртвый анархист” почему-то пронеслась в ее голове странная догадка.

– Это было.. прррекрасно, юная леди! Браво! Браво! – лидер толпы, “анархист”, кинул к её ногам букет невероятно красивых цветов. Остальные мертвецы последовали его примеру. – Вы же ещё… Будете давать нам… Концйерррты? – в ответ Лена просто кивнула, похлопав зелёными глазами, и слегка покачала рыжими локонами.

А потом по тихому залу раздались первые аплодисменты.

 

 

UPD: по мотивам песни группы “КняZz”, “Голос тёмной долины

blank 486
Читать страшные истории:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments