Экзорцизм или история о том, как я стала жертвой демона

Меня зовут Джина, мне всего 16 лет. Мои родители недавно развелись. Это стало для меня огромным ударом, я вот уже какой день плачу по ночам в подушку. Года 2 назад умерла моя любимая бабушка, ей было всего 60 лет. Ее парализовало, она долго мучалась, и, вскоре, умерла. Когда родители разошлись, я решила сходить к ней на кладбище. Я села у ее могилки, помянула, поплакала, рассказала ей о том, как мне плохо и ушла. На следующий день мне стало гораздо легче, я начала улыбаться, у меня появился смысл жизни. Вот уже как дня 2 я чувствую себя как ни в чем не бывало.

Утро. Будильник.

— Доброе утро, мамочка, — говорю я и сажусь за стол.

— Доброе, как спалось?

— Отлично. Мне снился папа, — говорю я и мама застывает.

Наверное, ей неприятно даже слышать о нем. Ну неудивительно, он ушёл к её начальнице. Мама просто их застала вдвоём, в тот же день она написала заявление об уходе и кинула его в лицо этой мрази.

— Мм, — протянула мама, — ну понятно… — она сделала глоток чая.

— Знаешь, — ухмыльнулась я, — мне приснилось, как его грызли собаки и он изливался кровью.

В эту же секунду мама подавилась и посмотрела на меня ужасающим взглядом.

— Не нужно было тебе вчера смотреть допоздна ужастики.

— Ой, да при чем тут это?! — я бросила оладушек на стол, — Просто я, наверное, мечтаю, чтобы он почувствовал ту боль, которую испытала я, когда он ушёл!

— Джина, — глаза мамы округлились, — то, что мы с твоим отцом разошлись, не значит, что…

— Не значит, что ты должна разлюбить его! — я коверкала голос мамы.

— И желать ему плохого! — подхватила она.

Я встала из-за стола и прокричала:

— Запомни! Он ушел не только от тебя, он ушел и от меня тоже!

Я выбегаю из кухни и направляюсь в свою комнату. Громко хлопаю дверью и ложусь на кровать, лицом в подушку. Мой внутренний голос мне говорит: «Ты делаешь все правильно! Мать не понимает, насколько тебе больно!»

Через 15 минут я начинаю одеваться и причесываться. Затем я иду в ванную, по дороге туда прохожу мимо кухни и кидаю на маму ненавистный взгляд.

— Дочь, а Спенсер там тебя дождётся?

Дело в том, что перед школой мы всегда встречаемся с ней около моего дома и вместе идём туда.

— Пусть ждет. Не цветок — не завянет, — я открываю кран и начинаю умываться.

Через 10 минут я полностью собрана, беру ключи и выхожу из дома. Спенсер ещё не видно. Я закатываю глаза, достаю телефон и направляюсь к школе без неё.

— Алло.

— Алло, — говорю я грубо.

— Привет, Вердж.

— Скажи мне пожалуйста, где ты ходишь? — спрашиваю я.

— Как где? Я вообще-то собираюсь с родителями в Рокфорд, к бабушке. У неё же день рождения.

— Отлично! Хочешь сказать, я должна помнить, что у твоей бабули день рождения?!

— Вердж, я же тебе написала вчера смс и звонила, ты не отвечала на звонки.

Чувствую, сейчас взорвусь от злости. Сжимаю руку в кулак, выдыхаю и говорю:

— Ладно. Удачи.

— У тебя все в порядке?

— Все отлично.

— Хочешь, привезу тебе что-нибудь?

— Привези мне аудиоматериалы с трансовыми ритмами!

— Что?! Зачем?

Я огрызаюсь и выключаю телефон.

Около школы меня встречает мой друг — Шон. Он радостно приветствует меня, спрашивает, как прошёл уикенд, а у меня что-то нет настроения совсем. Я отвечаю ему коротко, а он, как и Спенсер, спрашивает, хорошо ли все у меня. Это начинает уже жестоко раздражать, я толкаю его в сторону и он вбивается в стену. Все вокруг смотрят на меня.

— Что уставились? — я смотрю на всех, но они молчат.

— Что случилось? — наконец-то слышу я голос из толпы.

— Все нормально? — говорит другой голос.

— Идите вы к черту! — ору я и уже думала уйти, как кто-то хватает меня за руку.

— Мисс Джонс!

— Отвали от меня, — говорю я директору и вырываюсь.

— Я вызываю ваших родителей в школу! — кричит миссис Рид, все внимание на меня.

Я показываю ей неприличный жест. Кажется, что сейчас челюсти у всех отвалятся. На протяжении всего школьного дня я чувствую на себе взгляды, но мне фиолетово. За этот день я поссорилась со всеми, с кем разговаривала. В один миг у меня все это прокручивается в голове и я осознаю, что творю. С другой стороны, я слышу свой другой внутренний голос: «Будь все проклято!». Я не понимаю, что со мной.

— Джина… — в столовой ко мне подходит Шон.

— Да, — говорю я тихо, думая о том, что со мной происходит.

— Я знаю, какая у тебя в семье ситуация… — он смотрит на меня, но я реагирую спокойно и он продолжает:

— Понимаю, что тебе трудно. Может, сходим сегодня в клуб? Развеемся, тебе легче станет.

— Клуб? — я смеюсь, — нам 16, нас не пропустят.

— Туда устроился работать мой дядя охранником, он нас пропустит.

— Было бы отлично, — улыбаюсь я и быстро добавляю, — Шон, прости за утро, я была немного не в себе.

— Ничего, — он тоже улыбается и уходит.

Через пару секунд мне звонит телефон. Это мама. Поговорив с ней, я беру сумку и направляюсь к выходу несмотря на то, что у меня ещё один урок. По пути я встречаю миссис Рид и уже прокручиваю в голове, что ей сказать.

— Куда направляетесь, мисс Джонс? Звонок на урок через минуту.

— А я не пойду на урок, — я прохожу мимо директриссы.

— Позвольте?

— Я ухожу из школы, — я смотрю ей прямо в глаза.

— Если вы выйдете за порог, вы пожалеете.

— Серьёзно? Опять позвонишь моей мамочке и скажешь, какая у неё плохая дочь? Ты уже сделала своё дело, мне бояться нечего, — я плюю ей под ноги и демонстративно переступаю через порог.

Через минуту я прокручиваю наш разговор и прихожу в ужас. Господи, что я наделала? Мне дома попадёт.

Я открываю дверь и захожу в дом. Затем иду на кухню и делаю себе кофе. Мама выходит из душа и спрашивает, почему я так рано пришла.

— Доча, объясни мне, что с тобой происходит?

— Мам, у меня все нормально.

— Ты сегодня толкнула Шона и нагрубила директриссе. Я тебя не узнаю. После нашего с отцом развода ты стала другой. Может, ты хочешь с ним поговорить? Я не против.

— Может, хочу, а может, не хочу. Отстань, — я махаю рукой и разливаю кофе.

— Убери, пожалуйста, за собой…

— Потом, — говорю я и иду в свою комнату.

Через час я слышу, как мама выходит из дома. Я выдыхаю, включаю тяжёлый рок и начинаю искать в гугле разные картинки. Внезапно меня охватывает спазм в спине, я чувствую, будто какой-то комок передвигается по моему телу. Я начинаю кричать, мне становиться больно, чувствую опустошение и эти движения внутри, они сводят меня с ума. Я кидаю свой телефон в колонку, чтобы отключить музыку. И тишина, я начинаю часто дышать. Вдруг голос:

— Страшно?

— Что, кто это? — я резко оборачиваюсь, но никого не вижу.

Больше этого голоса я не слышала, мне было очень страшно. Мне стало плохо, кружилась голова. Я начала искать свой телефон, только потом вспомнила, что кинула его в колонку. Экран телефона побился, но он работал. Колонка осталась в порядке, только провод от компьютера отцепился.

Тут я слышу стук в дверь и спешу ее открыть.

— Привет, — передо мной стоит папа и тянет ко мне свои руки, чтобы обнять меня. Но я отхожу от него.

— Мне позвонила мама, попросила меня зайти к тебе…

Затем мы пошли на кухню, выпили чаю. Папа провёл мне целый психологический курс.

Перед уходом он дал мне коробочку и сказал:

— Я скоро уезжаю в командировку на два месяца, пусть он будет тебя охранять.

Потом он меня поцеловал и ушёл. Я пошла в свою комнату и села на кровать. Я начала рассматривать коробочку, затем открыла ее. Это был ангел. Ангел-хранитель. И улыбнулась и прижала его к себе. Мне стало больно в груди — именно там, куда я приложила ангелочка.

Мама пришла через минут 15, она зашла ко мне в комнату.

— Что здесь произошло? — она смотрела на лежащую на полу колонку.

— Наверное, я задела ее.

— Понятно. Кстати, миссис Рид полностью разочарована в тебе. Она настаивает на том, чтобы ты прошла курс психотерапии. И да, она разрешила тебе неделю посидеть дома, чтобы ты пришла в себя.

— Психотерапии?

— Да.

— И ты согласна с ней?

— Полностью, — я медленно закрываю глаза, тем самым показывая, что сейчас взорвусь, — Я. Здорова. Ясно тебе?

— Не смей со мной так разговаривать!!! Ты под домашним арестом!!!

— Я иду в клуб! И ты мне не помешаешь! — я встаю с кровати, открываю шкаф и хватаю платье, — Аташла!

— я толкаю маму и выбегаю из дома.

Бегу, что есть мочи. В одной руке кроссовки, в другой платье. На моём лице, наверное, беспощадное выражение лица, но в душе я думаю о том, какая я бездушная тварь. Но это только в глубине души. Такое ощущение, что «старая я» заперлась где-то внутри и кричит, молит, чтобы ее выпустили, но новая не даёт ей сказать ни слова…

Я звоню Шону, прошу, чтобы он пришёл сейчас, а он отвечает, что на завтра ему нужно написать доклад по истории, о котором он узнал на последнем уроке. Он сказал мне ключевое слово, по которому меня пропустят в клуб. Я решаю пойти туда, а не ждать выходных ради него.

Я дохожу до клуба и направляюсь к охраннику. Он просит показать ему мой паспорт, но я отвечаю: Фордмэн и он пропускает меня.

В клубе я в основном танцевала и знакомилась с парнями, они угощали меня коктейлями. Последнее что я помню, это как я выпила водки и… провал. Очнулась я вечером.

— Что случилось?

Передо мной сидела мама с опухшими глазами, я была в своей комнате.

— О боже, наконец-то! — провопила она.

— Мам, я… Ничего не помню…

— Вчера ты накричала на меня и пошла в клуб. Потом, тебя привёз мужчина, представился как Дэниел Форд, он, вроде, охранник этого клуба… — мама посмотрела на меня, — как ты?

— Наверное, ты хотела сказать, сегодня… Я же сегодня была в клубе.

— Вчера.

— Я проспала весь день? Ведь счас вечер?

Мама горько вздохнула и потянулась за компьютерную мышь. Она открыла ютуб и включила мне видео.

— Вот, посмотри.

То, что я увидела на видео, повергло меня в глубокий шок. Я, в самом центре танцпола, валяюсь, реву как конченная, ржу как лошадь. Самое коронное — это когда я села на четвереньки и начала шипеть, потом диджей выключил музыку вообще и я начала говорить что-то на непонятном языке, грубым голосом… Это реально, и это страшно. Я не была пьяна, это со мной происходит что-то странное…
Весь вечер я пересматривала это видео снова и снова. Мама сказала, там уже скорую вызывать мне хотели, но дядя Шона как-то усмирил меня и отвез домой. Боже, как теперь жить?

В очередной раз пересмотрев видео, я заметила около меня некую фигуру. Я поставила на паузу и сделала скриншот. Приблизив и рассмотрев ее я поняла, что это настоящий в свою роде бес. Как бы это банально не звучало: рога, красное лицо, копыта… У меня вновь закружилась голова. Я взяла со столика ангелочка, которого подарил мне папа и начала молиться. Это было тяжело, будто слова не выходили и застревали в горле. Закончив молиться, я почувствовала, как живот начинает скручивать, это все поднимается в верх, руки и ноги начинают содрагаться, ком начинает бегать по телу с бешеной скоростью, я слышу, как бежит мама, заходит в комнату и подбегает ко мне. К этому времени ком застрял в горле, я его пытаюсь как бы выплюнуть, он наконец поднимается и я начинаю орать. Я помню все это очень ясно. Затем мама ставит напротив меня икону и начинает молиться, я ору, на компьютере стоит фотография беса, мне очень больно… В миг все прекращается, я чувствую ненависть, я хочу уничножить все, что вижу. Я замахиваюсь рукой и отбрасываю икону в стену и она разламывается вдребезги! Мама отбегает от меня, закрывает дверь. Я слышу, как она продолжает молиться, но я не могу это слышать! Мне режет слух, я хватаю уши руками и тяну их, затыкаю, делаю все возможное, чтобы не слышать. Затем я беру ангелочка и бросаю его в дверь. Десятки осколков отлетают от неё и падают на пол. Мама прекращает молиться и… Все проходит. Я вижу этот бардак, и начинаю осознавать, что я сделала. Только сейчас! Я обессиленная просто падаю на пол…

Просыпаюсь от звонка будильника. Начинает проявляться в памяти все произошедшее. Слёзы тихо вытекают из глаз. Вспоминаю отрывками, как мама поднимает меня и ложит на кровать. Господи, за что ей это? За что мне это? Во мне демон! Что, какой демон? Нету во мне демона! Откуда он может взяться? Чёрных духов не существует, сколько раз я их вызывала со Спенсер? Очень много раз! Кроме мухи или комара никого вызвать не получалось. Я встала и пошла на кухню.

— Боже, Джина! — мама видит меня и начинает плакать.

— Что? Я жива, здорова, чего ноешь?

— Насчёт «здорова» нужно ещё подумать…

— Я здорова! Во всем происходящем виновата только ты и папа! Вы, оба ненормальные! — мама начинает плакать ещё сильнее и выходит, буквально выбегает из кухни.

Я закатываю глаза и принимаюсь пить чай. Мамин ноутбук на столе остался включённым. Я ненароком заглянула в него и…

— «Признаки жертвы бессов»?» Экзорцизм»? Ма-а-а-м! — протягиваю я.

Я слышу, как мама идёт на кухню с моим телефон.

— Тебе звонят.

Я беру телефон и в то же время поворачиваю ноутбук к ней экраном. Мама спокойно посмотрела на него, развернулась, обулась и вышла из дома.

— Алло, — говорю я.

— Привет, Джи, как дела? — говорит Спенсер.

— Все хорошо. Как ты? Как Рокфорд? Как бабушка?

— Нормально. Кстати, я… Здравствуйте, миссис Джонс! Что?.. — она брасает трубку.

Я ставлю телефон около себя и делаю глоток чая. Сейчас до меня доходит. «Миссис Джонс»… Откуда моя мама в Роксфорде…

— Чёрт! — я встаю из-за стола и вылетаю из дома. На улице никого нет, я смотрю налево и вижу вдалеке фигуру Спенсер и моей мамы.

— Спенсер! — кричу я. Люди, идущие куда-то, смотрят на меня.

Не знаю, каким образом, но я дошла до Спенсер, практически до самой школы.

— Спенсер! Ты тупая? Я ору тебе от самого дома! Почему ты не сказала, что ты уже в Бофорде?

— Я собиралась, а… — Спенсер посмотрела на меня с ног до головы.

Тут я понимаю, что стою в одних трусах и футболке, за несколько метров от школы. На голове у меня чёрт голову сломишь, под глазами чёрные синяки.

— А, ты про это? Я красавица, мне скрывать нечего, — я начинаю ржать, как лошадь.

— Боже мой… — вопит подруга, — прости, мне пора… Я… — она спешит отойти от меня.

— Эй, а где мои аудиоматериалы с трансовыми ритмами? — кричу я.

— Господи… — кричит Спенс, доставая телефон из сумки, одновременно бежа к школе.

— Ой, да ну тебя, — я махаю рукой.

Оборачиваюсь и вижу за собой Шона. Он смотрит на меня с удивлением.

— О, Шон! Привет!

— Э… Привет…

— Скажи спасибо своему дяде, — говорю я и обхожу его.

Иду домой медленно, не спеша. Дети смотрят на меня с открытыми ртами, бабульки кричат вслед не пойми что. Почему мне так все равно? Мне просто пофиг на то, что обо мне подумают. Я почесываю голову, грызу ногти, смеюсь и одновременно плачу.

— Джина! — кричит мне Спенсер.

— Че, забыла что-то?

— Да. Отдать тебе то, что ты хотела.

— Аудиоматериалы?

— Да.

— Отлично, пошли быстрее.

Спенсер не приближается ко мне ближе, чем на метр. Такое ощущение, что что-то заставило ее идти со мной.

— Может, дать тебе сумку? Прикроешься…

— Сделай услугу: заткни свой красивый ротик. Мне ничего скрывать.

— Вердж, ты… Не в себе, понимаешь? Это говоришь не ты и это делаешь… Тоже не ты…

— Не буди во мне зверя, Спенс. А то я счас возьму эту острую заколочку и пырну ей в твой животик…

Спенсер глубоко вздыхает. Я вижу, как она дрожит и мне это нравится!

— Эй, подруга, я хотела с тобой поговорить. Тема: «Третий глаз».

— Что?

— Благодаря этой способности ты сможешь стать всесильной и всевидящим… Это же так клево!

— Давай, о другом поговорим…

— Фильмы ужасов?

— Ну, давай…

— Я очень люблю фильм «Девушка напротив». Ты видела, как там издеваются над главной героиней? Держат в подвале, унижают, насилуют… А фильм «У холмов есть глаза», «Пила»? Я считаю, это шедевры, не так ли? — я кидаю свой взгляд на подругу, она тем временем кому-то звонит и с ужасом на меня смотрит.

— Да, можно побыстре, пожалуйста… — говорит она и кладет трубку.

Мы шли очень медленно, через 20 минут мы оказались только около дома Спенсер. Мы зашли внутрь, она дала мне аудиоматериалы.

— Ох, мне бы ещё книгу по оккультизму… — сказала я мечтательно и у меня зазвонил телефон.
Звонила мама, она сказала, что пришёл отец, он хочет со мной поговорить. Я посмеялась и пошла домой, Спенсер пошла со мной. Только она в школу.

Я открываю дверь дома.

— Папочка, я пришла.

Ко мне подходит мама и говорит:

— Он в комнате.

Я, напевая себе под нос песенку, иду в комнату. Вдруг я вижу, что в моей комнате нет вещей. Только кровать.

— Мам, где моя мебель?

Я оборачиваюсь и на меня набрасывается человек. Он перевязывает мне руки. Я ору как никогда, тот человек кричит кому-то:

— Держи ее! Держи!

Кто-то подбегает и берет меня за ноги, они тащат меня на кровать. Я ору, сама не понимая что:

— Я вас уничтожу! Чтоб вы все сдохли!

Затем мне крепко завязывают руки и ноги. Потом мамин голос:

— Спенсер, камеру!

Я не заметила, как Спенс свернула и зашла за мной. Что вообще за чертовщина происходит?!
Тут меня наконец отпускают, я начинаю биться, как припадочная, пытаясь вырваться.

— Мама, ты обманула меня! — кричу я.

— Я говорила, что пришёл отец. Вот он, — мама показывает на него рукой, — святой отец!

— Ненавижу! Будь все проклято!!!

— Стэфани, — обращается святой отец к моей маме, — возьмите распятие и поставьте ей на грудь!

Мама делает то, что ей сказали. А экзорцист тем временем применяет святую воду и реликвии. Затем он читает отрывки из библии и осеняет меня крестом.

— Дьявол, скажи свое имя!

Я открываю глаза… Я лежу в своей комнате. Всю мою мебель куда-то дели. Оставили только кровать и столик с распятием, святой водой, молитвенником и свечой.

— Что происходит… — говорю я еле-еле.

— Джина, что ты помнишь? — спрашивает священник.

— Я помню… Как… Я говорила со Спенсер и… Как меня связывали…

— Что с ней? — спрашивает мама.

— Она обессилена. Дьявол высосал из неё все энергию.

— Но, ведь его больше нет? — спрашивает Спенсер.

— Нет, он оставил ее.

Через время все расходятся, кроме мамы. Она сидит со мной долго, кормит и поит. Я чувствую, что я обессилена. Мне тяжело даже руку приподнять.

Вот уже прошла неделя. Я пришла в себя, пошла в школу и уладила отношения с директриссой. Извинилась перед дядей Шона и перед Спенсер, и, конечно, попросила прощения у мамы. До сих пор обо мне говорит вся школа, о том инциденте, когда я в трусах и в футболке перед школой стояла. Да, мне стыдно. Я все помню смутно, но Спенсер и мама помогают мне все вспомнить все во всех красках. Самым ярким воспоминанием и отпечатком на всю жизнь это было видео с обряда, которое снимала Спенсер:

— Дьявол, скажи свое имя! — говорит священник.

— Биффант!

Я говорю не своим голосом, неестественно и грубо. В перерывах я визжу, рычу, смеюсь.

— Сколько демонов в одержимой? — грубо спрашивает экзорцист.

— Один! — отвечаю я и смеюсь.

— Как ты проник в тело джины джонс?

— На кладбище! — отвечаю я.

На этом моменте я понимаю, где он меня нашёл. На кладбище, когда я ходила к бабушке на могилу. Как мне объяснила мама, демоны вселяются лишь в слабонервных или больных людей. На тот момент для меня было огромным стрессом развод родителей. Наверное, психика и ослабла.

Потом на видео экзорцист провозглашает слова молитв ритуала, призывает демона уйти, затем заставляет его удалиться именем Иисуса Христа. В этот момент моё тело охватывает судорога, я начинаю биться в конвульсиях, руки и ноги содрагаются. Мама кричит, Спенсер плачет. Обстановка очень напряженная. В комнате ужасно шумно. Моё тело прогибается, животом вверх. Затем Спенсер подходит ближе и приближает камеру: мои глаза закатаны, я очень громко ору, плачу. Священник читает молитвы Ave Maria и другие. Потом демон как бы соглашается уйти, и мои судороги прекращаются.

Очень страшное зрелище, я плакала, когда смотрела. Вы даже не представляете себе, насколько это ужасно. После этого всего мой внешний вид изменился. Я стала худая, под глазами появились темно-коричневые синяки, губы стали бледными, цвет кожи тоже изменился. Сейчас я прохожу всякие оздоровительные сеансы, и все возвращается в норму.

Нужно всегда быть сильным! А то не дай Бог, какой-нибудь демон выберет вас в качестве жертвы!

Экзорцизм или история о том, как я стала жертвой демона
5 (1 голосов)
25

Читать страшные истории:
 
avatar