Адаптация к мраку. Пролог

Звонок будильника взрезал тишину. Протянув руку из-под одеяла, Андер на ощупь выключил его и сел. Растрёпанные волосы упали на лицо. Свет настольной лампы разгонял тени. После детской травмы Андер не мог засыпать в темноте: жуткая никтофобия доводила его до паники, когда он лежал, слушая стук собственного сердца и вглядываясь во тьму.

«Семь сорок пять», — взглянув на часы, мысленно отметил Андер. Накинув тёплый халат и включив свет во всей квартире, он побрёл на кухню. Заварил кофе. Пригубив горячий напиток, Андер вдруг заметил странную тишину за окном, несвойственную столице. Смутная тревога зародилась внутри.

Он взялся за штору, собираясь отдёрнуть её, но вдруг замер. Страх увидеть пугающую пустоту был сильнее здравого смысла. Вдох, выдох… Это уже произошло. Нужно узнать, что именно.

Андер рванул штору в сторону. Чашка выскользнула из руки и разбилась. «Нет, нет, нет… Что это? Почему так темно?! Я сплю. Это сон. Просто дурной сон!» — судорожно заметались мысли.

Самый страшный кошмар претворился в жизнь. Стокгольм вымер. Некоторые фонари ещё горели, но вокруг них клубилась ужасная тьма. На пустых дорогах не осталось машин. Даже в спальном районе по утрам должно быть людно.

Андер отказывался верить в происходящее. Слишком нереалистично выглядел опустевший Стокгольм.

Но вот из дома напротив вышел человек и, спрятав руки в карманы, бодро зашагал куда-то. Андер выдохнул с облегчением. Фантазия слишком разыгралась. Просто во всём районе перебои с электричеством.

Словно в подтверждение свет замигал — и зажглись до того не горевшие фонари. Андер с сожалением взглянул на разбитую кружку и принялся поспешно собирать осколки. Неосторожно подобрав один, он зашипел от боли. На пальце выступила кровь.

Убрав осколки и вымыв пол, Андер заклеил пострадавший палец пластырем и продолжил собираться на работу. И без того плохое настроение испортилось окончательно.

Минут через двадцать Андер вышел из подъезда на длинную улицу, разветвлявшуюся в конце. Морозный воздух обжог лицо, и Андер натянул на нос намотанный поверх куртки шарф. В Стокгольме по-прежнему стояла непроглядная тьма, хотя близилось время рассвета. Неба не было видно сквозь туман. Не серую завесу или смог, а шевелящееся иссиня-чёрное месиво…

Шевелящееся?

Андер протёр глаза. Туман не двигался. «Нужно больше спать», — мысленно отметил Андер и двинулся к ближайшей станции метро. Фонари, зажжённые позже остальных, не рассеивали мрак: он словно поглощал свет.

Снег хрустел под ногами, и это был единственный звук на мили вокруг. Не шумели машины, не выходили из домов люди… И даже в окнах не горел свет. Андер ускорил шаг: скоро фонари выключат, потому что пришло время рассвета. Но минуты шли, а солнце не вставало. А может, просто его лучи тоже не могли пробиться сквозь тьму.

Чем дальше от дома отходил Андер, тем тревожнее становилось на душе. Он надеялся, что часы дали сбой, и ещё слишком рано для рассвета, но на подсознательном уровне понимал: нет. Если где и произошёл сбой, то на грани между мирами живых и мёртвых.

Или не мёртвых?..

Что скрывается во тьме? Почему кажется, будто кто-то выглядывает из только что оставшейся позади подворотни? Откуда взялось знание, что из домов, где не горит свет, уже никто не выйдет?

Андер спустился на станцию метро. Кассы не работали, и ему пришлось перелезть через турникет. Внизу, в зале, скрытом от глаз, стояла тишина. И свет не проникал на эскалатор, терявшийся в непроницаемом мраке…

Андер остановился перед эскалатором. Происходило что-то неладное, и он боялся сделать роковой шаг на уезжающие в темноту ступени. Что, если это путь в один конец и возвращаться будет поздно? Уж слишком похоже на ловушку.

Сердце стучало всё быстрее. Голова кружилась от страха. Андера терзали вопросы: где все и что произошло? Несколько минут он стоял у выезжающих ступенек, собираясь с духом. Если это не апокалипсис и не кошмарный сон, он должен явиться на работу вовремя. Детские страхи, вновь ворвавшиеся в его жизнь — не повод для опоздания.

Андер ступил на эскалатор и поехал вниз. Тьма обволакивала, как паутина. Последние отблески света остались позади. Казалось, зрение пропало, но Андер ощутил мир по-новому. Пустота вокруг наполнилась шорохами, которые не должен слышать зрячий человек. В нос ударили запахи. Малейший сквозняк щекотал кожу.

«Какого чёрта?!» — хотел заорать Андер, но подавился криком. Нельзя. Слишком громкий шум всегда привлекает внимание… Чьё?

Холодный пот катился по спине. Мысли вихрем закружились в голове. Теперь, когда все чувства обострились, Андер ощутил присутствие… Он не был один в неестественном, не принадлежащем этому миру мраке. Или ему так казалось? Он подавлял желание броситься наутёк. Это глупо.

Жизнь не может превратиться в фильм ужасов. Так не бывает! Не существует зыбкой туманной тьмы, способной затмить любой свет!

Андер окончательно уверился, что спит. Или хотел так думать. Потому что зимний холод был настоящим, Стокгольм тоже нисколько не изменился и не походил на локацию из страшного сна. Кошмары не могут быть такими реалистичными.

Андер сошёл с эскалатора и прислушался. Ни души. Он услышал бы дыхание или шорох одежды, а может, шаги в отдалении. Но все звуки стихли.
Ни шорохов. Ни скрипов. Ничего.

Андер подошёл к краю платформы и прислонился спиной к подпиравшей потолок колонне. Он ждал долго — десять минут, двадцать, полчаса… Но поезд так и не пришёл. Чем дольше Андер стоял в темноте, тем страшнее ему становилось. Он отказывался верить. Сейчас зазвонит будильник — и настанет рассвет…

Будильник не зазвонил. Потому, что он уже сработал сегодня. Сработал и разбудил владельца, вернув его в изменившуюся до неузнаваемости реальность.

«Я должен держать себя в руках… Должен…» — мысленно уговаривал себя Андер. Он перевёл взгляд на лампы под потолком — полосы тусклого света в бесконечном море тьмы. Электричество есть, а толку? Всего лишь краткое его отключение — и Стокгольм утонул во мраке…

Поезд не пришёл и через сорок минут, и через час. Андер больше не мог ждать. Бездействие и темнота сводили его с ума. Наплевав на все меры безопасности, он спрыгнул на пути и, держась между рельсами и платформой, пошёл в тоннель.

Он не знал, куда и зачем. Андер поддался необходимости идти хоть куда-нибудь: это успокаивало. Дарило ощущение цели, к которой нужно стремиться, и заставляло отступить безысходность.

И потому Андер шёл в неизвестность, держась за стену, чтобы не задеть рельсы, и больше не считая минуты. Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем впереди забрезжил квадрат света… Вагон!

Не веря глазам, Андер вышел к поезду, остановившемуся на следующей станции, где лампы горели, но, как и на предыдущей, не развеивали темноту. Андер неосознанно ускорил шаг и вскоре выбрался на платформу. На станции что-то копошилось…

Андер рванул в единственный открытый вагон и подбежал к двери в следующий. Во втором вагоне сидели напуганные люди. Андер попытался открыть дверь и с удивлением обнаружил, что она заперта. От кого, если поезд почти пуст?

С другой стороны к двери подошёл парень в куртке с глубоким капюшоном, мех на котором скрывал лицо. Смерив Андера взглядом, он отошёл в сторону и открыл дверь. Тот ввалился в вагон, как на последний безопасный островок в свихнувшемся мире. Дверь захлопнулась. В висок ткнулся ствол пистолета.

— Назовись и объясни, как выжил, — потребовал незнакомец.

— Андер, — голос предательски дрогнул. — Я вообще не понимаю, что за чертовщина творится!

— Отвечай на вопрос! — потребовал парень, чуть надавив на спусковой крючок.

— Да не знаю я! — сорвался на крик Андер, за что тут же получил кулаком в подбородок.

— Не ори, придурок! Говори спокойнее, или я тебе бошку продырявлю!

Андер сглотнул вязкую слюну. Сердце выскакивало из груди. Кожа покрылась мурашками.

— Я… — он охрип от страха. — Кхм… Я проснулся, как обычно. Собирался на работу. Выхожу — везде пусто, людей нет. Думал, рано ещё…

— Ещё раз спрашиваю: почему ты жив?

— Не понимаю… — Андер растерялся.

— Что ты, блин, не понимаешь?! Тысячи людей тупо не проснулись! Все, кого ты здесь видишь, встали раньше, чем начался этот бред, и вовремя включили свет. Последний раз повторяю: как. Ты. Выжил?

— Я сплю со включённым светом.

Парень вздохнул с облегчением и опустил пистолет.

— Всё сходится. Ну, проходи, Андер. Я Бьорне. Будем знакомы, — он протянул руку, но Андер пожимать её не стал, ещё не отойдя от шока. — Ты извини за «тёплый» приём. Мы не знаем, чего ждать. Сам понимаешь, от властей и военных никаких новостей, полиции уже, похоже, нет. Что случилось — не ясно. Это всё меры предосторожности.

— Ничего страшного, — выдавил Андер.

— Мы теперь все в одной тарелке. Познакомить тебя с остальными? — предложил Бьорне и, не дожидаясь согласия, указал на женщину с сыном лет десяти: — Это Аша и Йерк. А эту девчонку, — взгляд на девочку-подростка, похожую на хиппи, — зовут Кьерстин. Вон тот парень в конце вагона — Гирдх, помощник машиниста. Те двое, — Бьорне повернулся к мужчине лет сорока и сидевшей рядом с ним девушке раза в два моложе, — Ириан и его племянница Кайса.

— Так, помощник здесь, а где сам машинист? — поинтересовался Андер.

— Сердце не выдержало, когда всё началось, — глухо проронил Гирдх.

— А сам ты поезд повести не можешь?

— А зачем? Куда? На всех станциях одно и то же. Нам бы отсюда выбраться — уже неплохо будет…

Гирдх держался спокойнее всех. Аша успокаивала беззвучно плачущего сына, хотя у самой глаза блестели от слёз отчаяния. Кьерстин просто дрожала, обхватив себя за колени и положив на них подбородок. Кайса нервно вертела в руках пистолет. Ириан шептал молитвы. Ну, а Бьорне… Он старался не унывать, и Андер не мог прочитать его истинные эмоции, не видя глаз.

Андер сел на свободное место. Сам он уже не боялся, скорее будто наблюдая за происходящим со стороны. Как в кино.

Только вместо тёплого кресла и пачки попкорна — страх и темнота.

blank 49
Читать страшные истории:
guest
2 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
ada
29.08.2021 14:43

Отличное начало!Сама я никогда не страдала никтофобией,но от этой истории прямо мурашки по коже…С нетерпением жду продолжения!