Адаптация к мраку. Глава 1

Время тянулось, словно смола. Стрелки на наручных часах Ириана дошли до одиннадцати. Всего несколько часов — а кажется, будто вечность. Андер сидел, прикрыв глаза и слушая тихие всхлипы. Со станции не доносилось ни звука, но выходить никто не спешил, видимо, помня печальный опыт того, чья кровь осталась перед дверьми.

— Как думаете, что это? — меланхолично поинтересовалась Кьерстин, кивнув на темноту за окном вагона.

— Может быть, какой-то катаклизм? — предположил Бьорне.

— Авария? Ну, техногенная катастрофа? — добавила Кайса.

— Адские твари… — глухо проронил Ириан.

— А что, если мы все… — Аша запнулась, боясь собственного предположения. — Что, если мы сошли с ума?

Йерк испуганно взглянул на мать.

— Невозможно. Мы видим одно и то же, да? Значит, это правда, — осадил Гирдх. — И чёрт знает, что страшнее…

Андер промолчал: его мнение могло привести к проблемам. Не хватало только, чтобы его приняли за сумасшедшего. Он сам никогда не верил в мистику до конца. И вот, когда его худшие кошмары начали сбываться, он поверил. Не в высшие силы или что-то подобное, а в паранормальщину. Трудно было не поверить после всего увиденного, как бы ни хотелось согласиться с Бьорне и Кайсой.

— У вас остались родственники снаружи? — поинтересовался Гирдх.

— Папа. Он уехал на работу раньше нас, — пробормотал Йерк. — Мам, ты знаешь, где он?

— Нет, сынок… Но я уверена, с ним всё хорошо… — Аша плохо скрывала страх и неуверенность.

У Гирдха родных не оказалось. Кьерстин рассказала о родителях, Кайса — о матери-одиночке, оставшейся где-то в Стокгольме. Для Ириана семьёй была племянница. Бьорне дома ждала младшая сестра; они рано лишились родителей, и совершеннолетний брат взял на себя заботу о ней.

Андер не мог это слушать. Внезапный кошмар разрушал и забирал жизни, никому не делая скидок. Люди начинали обычный день, строили планы на будущее и хотели просто быть счастливыми. Всего несколько часов назад их судьбы зависели только от них, но теперь рухнули любые мечты и осталась одна цель — выжить.

От резкого скрежета подскочили все. Кайса и Бьорне заняли позиции у дверей, готовясь обороняться. Что-то мелькнуло за окном — и скрежет переместился на крышу. Андер вскочил с сиденья.

— Что это?! — одними губами прошептала Кьерстин.

Никто не бросился к выходу. Никто не попытался сбежать. Поезд был единственным спасением от того, что живёт во тьме.

Андер глубоко вдохнул, медленно выдохнул… Сердце колотилось с такой силой, что он чувствовал каждый удар. В ушах стучал пульс. Смерть подкралась так близко! Её воплощение засело на крыше вагона, готовое к роковому прыжку. Стоит только выйти…

А ведь паника может толкнуть на опрометчивые поступки. И потому Андер надеялся, что всем присутствующим хватит выдержки переждать. Сам он не знал, что делать, но выбежать на станцию даже не подумал. Поозиравшись, он несмело приблизился к окну, опёрся коленом на сиденье и прильнул к стеклу.

Ничего. Только темнота и бесполезные лампы. Он всё вглядывался во мрак, и чем дольше, тем сильнее становилось чувство, что весь мир заполнила всепожирающая пустота. Она манила. Мир перед глазами поплыл, смазались силуэты соседей по вагону и блики на стекле. Неподвижной осталась лишь тьма.

В душе росло желание покинуть безопасный поезд, ступить на посадочную платформу и уйти в эту чёрную мглу. Глаза начинало печь, но Андер не замечал этого и продолжал, не моргая, всматриваться в непроницаемую тёмную завесу. В какой-то момент он даже перестал дышать и уже собирался сделать шаг к дверям… но на плечо легла тяжёлая рука. Вздрогнув, Андер сбросил наваждение и отшатнулся от окна.

Рядом стоял Гирдх.

— С-спасибо, — ошалело выдавил Андер.

— Что с тобой было? — напряжённо спросил Гирдх.

Ответить Андер не успел. Громыхнул металл. Вагон содрогнулся. Что-то прыгнуло по нему, а затем неуловимая тень на мгновение закрыла лампу и растворилась во мраке. Андер заметил её краем глаза, и по коже побежали мурашки. Мерзкий страх растёкся по телу, как слизь — липкая и скользкая, сковывающая движения.

Йерк заплакал, и Аша принялась его утешать, с отчётливыми нотками паники в голосе приговаривая:

— Всё будет хорошо… Мы в безопасности… В безопасности…

Кьерстин подсела к ним, чтобы помочь Аше успокоить ребёнка. Ириан больше не читал молитв. Бьорне и Кайса отошли подальше от дверей, но оружие не опустили. Только теперь стволы пистолетов смотрели в темноту за окнами. На станцию не падал ни единый отблеск света, словно он упирался в стену, но все знали: там что-то есть.

Андер не решился высказывать свои худшие опасения. Мир, изменившийся в одно мгновение, заставит всех выживших играть по его правилам. Вот только правила этой игры никто не объяснит, а шанса начать заново нет. И пусть в вагоне пока безопасно, скоро всё равно придётся выйти. Сколько человек может протянуть в окутанном мраком Стокгольме? Минуты? Часы? Дни? Скольких ошибок он сможет избежать?

Да и что делать? Куда идти? За продуктами? За оружием? И кого бояться больше: тьмы или других выживших?

Свет замигал. Андер судорожно вздохнул, не решаясь двинуться с места. Изо рта вырвалось облачко пара — а он и не заметил, когда в поезде стало холодно… Как в могиле, которой эта станция метро может стать для тех, кому посчастливилось прожить на несколько часов дольше. Их трупы никто никогда не найдёт, и лишь кровь будет медленно капать на пол — единственный звук в глухой тьме.

Андер поёжился. Смерть в темноте стала самым страшным, что могло с ним случиться. Мраку нельзя противостоять. От него не защититься. Свет в панике съеживается под его натиском.

Он повсюду.

Снаружи больше не доносилось звуков. Ни единого. Все вернулись на свои места. В звенящей тишине слышно было, как гудят лампы, и этот монотонный звук дарил чувство защищённости. Андер немного расслабился. Он старался не думать, что вечно оставаться в вагоне не выйдет. Мысленно он успокаивал себя, что ещё не всё потеряно, что выживших найдут и спасут… Ведь должны были уцелеть военные?

Спокойнее не становилось. Андер понимал, что всё это — несбыточные надежды. Никто не спасся, никто не спасёт. Помочь себе может только он сам, и даже окружающим доверять нельзя. Ужас перед неизвестным срывает маски и толкает людей на подлость и жестокость, открывает настоящее лицо каждого. Пусть не сразу, но когда чаша отчаяния переполнится.

За дверью в соседний вагон раздались шаги. Не торопливые, как если бы в панике бежал выживший, а размеренные и мягкие. Никто не пошёл проверять. Только Бьорне направил пистолет на дверь — как раз в тот момент, когда она содрогнулась от мощного удара. Кьерстин с криком бросилась в другой конец вагона. Аша подхватила Йерка под руку и последовала за ней. Ириан вновь зашептал молитвы.

Андер не мог пошевелиться. Что-то тёмное ломилось в вагон, и почему-то он видел нечёткие очертания огромного ассиметричного силуэта. Свет слепил его, но тьма больше не казалась кромешной. Или просто эта тварь была темнее?..

— Эй, ублюдок! — крикнула Кайса, уверенно направляясь к двери.

Её руки подрагивали, но она старательно подавляла страх. Гирдх предостерегающе покачал головой, на что Кайса не обратила ни малейшего внимания. «Неужели ты не видишь этого?!» — хотел крикнуть Андер, но в горле пересохло.

Она остановилась перед дверью. Последнюю больше не сотрясали удары: что-то затаилось снаружи, ожидая, пока кто-нибудь откроет. Кайса подошла к застеклённому окошку и посмотрела в следующий вагон.

— Кто здесь? — храбрясь, всё так же твёрдо спросила она. Ответа не последовало. — Ты там оглох?! Я спрашиваю: кто ты?

— Это не человек! — рявкнул Гирдх, но, спохватившись, понизил тон. — Отойди от двери. И не вздумай открывать.

Кайса всё вглядывалась во что-то снаружи. Прошла минута, вторая, третья… Андер хотел было привести её в чувство, но заметил, как она нервно перебирает пальцами по рукояти пистолета. Значит, тьма не затянула её. Просто нечто странное привлекло её внимание.

— Аша, закрой уши Йерку, пожалуйста, — осторожно отходя от двери и поворачиваясь к остальным, попросила Кайса и, когда Аша выполнила просьбу, тихо сказала: — Там труп. Первый, который я увидела сегодня. Кто-нибудь ещё, кроме Гирдха, видел мертвецов?

— Нет, город как-будто… вымер… — ещё не до конца осознавая услышанное, растерянно пробормотал Андер.

— Что с нами будет?.. — чуть не плача, прошептала Аша.

Этим вопросом задавались все. Андера бросило в дрожь. Холодный пот катился по спине. Только теперь в подсознании словно щёлкнул тумблер, и Андер в полной мере ощутил серьёзность происходящего. Это не страшный сон и не одна из тех игр, за которыми он иногда коротал вечера. Это реальность — бредовая, враждебная и жестокая, но всё же реальность. Та самая, которая ещё вчера была наполнена повседневной рутиной.

По двери со скрежетом провели чем-то острым. Все разом повернулись на звук. Кайса вскинула пистолет. Внутри что-то оборвалось: Андер догадывался, чем нечто снаружи могло издавать такой звук. И если оно пыталось пробраться в ярко освещённый вагон, значит, свет — не панацея. Не он удерживал существо, а дверь со стеклянным окном. Если тварь поймёт, как его разбить, из вагона вряд ли кто-то уйдёт живым.

Но почему тогда свет уберёг Андера утром? Или не свет? Может быть, не закрой он двери и окна, ничто не спасло бы его? Но других это не защитило… Нужно срочно понять, как свет действует на этих тварей.

— Здесь небезопасно. Останемся — рано или поздно эта мразь прорвётся сюда, — голос Гирдха донёсся словно издалека.

Андер судорожно размышлял, что делать. Драться, скорее всего, бесполезно, а снаружи ждёт неизвестность. Сколько ещё таких монстров скрывается во тьме? Какой будет смерть? Андер уже не знал, чего боится больше — встречи с созданием из соседнего вагона или темноты, кишащей подобными тварями. От мысли о том, что выйти придётся раньше, чем он надеялся, его пробрала дрожь. Слепым он будет беспомощен. Как можно защититься от того, что не видишь? Как убежать, не зная, куда?

— Может, лучше попробуем завалить тварь? — предложил Бьорне. — Что бы это ни было, оно должно быть уязвимо к пулям.

— С чего ты взял? — поинтересовался Ириан. — Они пришли из ада… или потустороннего мира. Называйте, как хотите.

— Да не бывает такого! — не выдержала Кайса. — Дядя, я понимаю, ты во все это веришь, но ни с призраками, ни с демонами это не имеет ничего общего! Хватит этих бредней! Если здесь и есть что-то паранормальное, так это грёбаная темнота. А эти уроды… ну, может, мутанты или что-то в этом роде.

Андер скорее согласился бы с Ирианом: не из-за чего было мутировать людям или животным. Да и не может живое существо так сильно измениться. Вот только он был атеистом. Пусть ему пришлось поверить в паранормальное, Андер не смотрел на него с точки зрения религии.

— Кто-нибудь ещё хочет выйти? — спросил Бьорне.

Аша покачала головой.

— Соглашусь с Гирдхом, — нерешительно ответила Кьерстин.

— Мне хватило разок прогуляться по городу, — ответил Андер.

— Значит, большинство за то, чтобы дать отпор, — это адресовалось скорее Гирдху, чем всем остальным. Подумав несколько секунд, Бьорне добавил: — Но держитесь поближе к другому выходу. Если пули эту дрянь не берут…

Спорить никто не стал. Может, в другой ситуации Гирдх и Кьерстин ушли бы, но каждый понимал, что теперь нужно держаться вместе.

Андер отошёл к двери с остальными. Оружия он не держал, о чём уже успел пожалеть. Сейчас пригодился бы ствол… Андер невесело усмехнулся собственным мыслям. Он всегда смеялся с предсказаний апокалипсиса, не верил ни в один его сценарий. А конец наступил внезапно. Ничто его не предвещало. Катастрофа застала людей врасплох.

Стекло разлетелось от сильного удара. В вагон ввалилось уродливое нечто. Одновременно громыхнули пистолеты Бьорне и Кайсы. Пули пробили голову монстра насквозь. Он остановился и замотал ею, разбрызгивая мутную кровь.

Распахнув дверь, почти все в панике бросились прочь. Андер застыл на месте, скованный ужасом. Он не мог отвести взгляд от монстра. Непропорционально большая голова с огромной пастью, обтянутая сухой кожей, держалась на тонкой шее. Тварь стояла на многосуставчатых когтистых лапах. За её спиной метался, разбивая оконные стёкла, тонкий хвост. За несколько секунд отвратительный образ отпечатался в памяти на всю жизнь.

Кайса и Бьорне продолжали стрелять. Пули рвали плоть монстра, но он не чувствовал боли. Густая кровь, больше похожая на слизь, сочилась из ран. Не издав ни звука, зверь бросился в атаку. Бьорне запрыгнул на сиденье и, не удержав равновесия, выпал в разбитое окно вагона. Ириан схватил Кайсу за ворот куртки и рванул в сторону.

Сам он уйти не успел. Монстр сбил его с ног и принялся терзать клыками. Кайса отшатнулась в шоке. Ужас застыл в её глазах. Ириан с криками боли извивался в когтях твари.

— Не стой! Беги! — крикнул Бьорне, рывком вытаскивая Кайсу на платформу.

Оцепенение спало. Андер выскочил в соседний вагон, захлопнул дверь и помчался к раскрытым дверям поезда. Стук сердца казался самым громким звуком на станции. Топот беглецов доносился с эскалатора. Андер плохо знал эту станцию, но ориентировался на звук. Вопли Ириана стихли.

Монстр вновь где-то рядом. Андер оглянулся через плечо на залитый ослепительно ярким светом вагон. Пусто.

Нога наткнулась на едущие навстречу ступени. Андер упал и забарахтался на эскалаторе, ища, за что ухватиться. Он уже слышал цокот когтей по плитке. Тварь приближалась. Рука наткнулась на поручень, движущийся вместе с лестницей. Подтянувшись, Андер перебросил себя на соседний эскалатор. О ступени, на которых он только что лежал, громыхнуло что-то тяжёлое.

Андер поднялся и побежал наверх. Позади раздался хриплый рык. Могильный холод пробежал по телу. Выстрелы привлекли ещё больше тварей. Перескочив через турникет, Андер кинулся дальше — и наткнулся на стену. С другой стороны хлопнула дверь.

— Андер! — позвал Бьорне. — Ты жив?

— Жив! — откликнулся тот и поспешил на голос.

Вот и выход! Андера окатило холодом. Под ногами захрустел снег. Гирдх провёл перекличку. Не хватало только одного.

— А где Ириан? — с детской непосредственностью поинтересовался Йерк. Все, кроме него, понимали, что произошло.

— Он… он ушёл, — нашёлся Бьорне.

— Куда? — удивился Йерк.

— Не спрашивай о нём, пожалуйста, — попросила его Аша. — Кайса расстроена.

Последняя тихо всхлипнула. Андер слышал её прерывистое дыхание с нескольких метров, как и скрип снега на краю улицы, и чей-то глухой тяжёлый вздох в доме через дорогу. Ни один звук вокруг не укрылся от чуткого слуха. «Почему?» — спросил себя Андер, но ответа не знал. Что-то в нём изменилось. Он словно приспособился к новым условиям. Или только приспосабливался?

В двери метро заскреблись с другой стороны.

— Чёрт! Нужно уходить! — воскликнул Гирдх.

— Давайте обвяжемся ремнями, чтобы никто не потерялся? — предложила Кьерстин.

Идею встретили одобрительно, но Андер её не оценил.

— Нет, — решительно отрезал он и пояснил: — Мы видели, на что способны эти твари. И это наверняка не всё. Если кого-то схватят, а мы будем связаны, погибнут все. Так что ориентируемся на звук. Я поведу.

Он не собирался смягчать правду и беречь психику товарищей. В рассказе об этих событиях за кружкой горячего чая Андер опустил бы многие подробности, но не сейчас. Каждый должен знать о рисках, а не слушать завуалированную, не открывающую глаза полуправду. Как бы ни было тяжело, только полное принятие ситуации способно обеспечить выживание. Или как минимум подарить пару лишних минут жизни.

Вспомнив план города, Андер выбрал направление, как он думал, к оружейному магазину. Пули не убьют, но хотя бы задержат тварей, если… точнее, когда придётся вновь встретиться с ними. А мародёры, которые сейчас наверняка грабят магазины и дома, понимают только весомые аргументы. К тому же, с винтовкой в руках Андер почувствует себя увереннее. Пусть он никогда не стрелял, учиться всё равно уже некогда.

Шаги позади приглушали остальные звуки. Андер часто замирал и прислушивался. Реальность вновь предстала перед ним в совсем другом виде — жутком и непривычном. Это был мир запахов, звуков и лёгких, едва ощутимых дуновение ветерка. И Андер чувствовал себя его частью, будто наконец очутился там, где его место. Тьма приняла его, как часть себя.

Или он просто сошёл с ума от страха?

Серия публикаций:

Адаптация к мраку

blank 32
Читать страшные истории:
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Gray Volf
28.09.2021 15:32

Интересно! Жду продолжения.