Кукла убитой девочки

кукла убитой девушки страшная история

Пьяные полицаи рылись в вещах расстрелянных евреев, опьяненные не только от водки, но и от крови, от своей безнаказанности. Впрочем, не все из них были отъявленные мерзавцы. Молодой парнишка, лет шестнадцати, сидел в стороне и бормотал:

— Ну как так можно? Это же ужас! Если бы я знал, что заставят в людей стрелять, ни за что бы в полицаи не пошел!

— Да заткнись ты, надоел своим нытьем! Мужик ты, или баба ? Лучше выбери себе что нибудь из жидовского барахла, — прикрикнул на парня старший «товарищ».

— Нельзя ничего у мертвых брать, худо будет! — парень неистово перекрестился.

— Тебе бы в семинарию, а не в полицию, дурень, — пожурил его полицай и продолжил свое грязное дело.

Да, разные были они, фашистские прислужники… по разным причинам к немцам пошли: кто-то советской властью обижен был, кто то просто запутался, ну а некоторым убивать нравилось…

Девочка лежала на земле, мертвые ручонки прижимали куклу. Остекленевшие глаза смотрели в небо, а на голове зияла страшная рана. Один из полицаев подошел к убитой девочке и попытался вырвать куклу.

— Вот черт, как крепко вцепилась, жидовка! — выругался он и опять ухватил куклу, с силой дернул. — Дочке моей будет, Танюшке.

Кукла была очень хороша, только немного забрызгана кровью…

Набив мешки чужим добром, довольные полицаи разошлись по своим домам — как говорится: «кому война, а кому и мать родная».

Полицай, по имени Степан, поставил мешок на пол и позвал жену:

— Катюха, ты только посмотри, сколько всего я тебе принес! Тут паек, а здесь вещички, а вот это Танюшке нашей.

Катерина взяла в руки куклу, залюбовалась:

— Хорошенькая то какая! Ну прямо как живая! — и позвала дочь.

Маленькая девочка, лет пяти, подбежала к ним, увидела куклу и радостно взвизгнула. Она схватила подарок и поцеловала отца. Все были счастливы. Только люди говорят, что на чужой беде счастья не построишь…

Катерина примеряла пальто. Тесновато ей было в талии.

— А тетя Циля очень любила это пальто. Ей даже велико немного было и дядя Изя ушивал … — раздался детский голосок.

Катерина вздрогнула от неожиданности, обернулась. Танюша стояла на пороге, крепко прижимая куклу.

— Доченька, что ты сказала? Какая еще тетя Циля?

— Не знаю мамочка, я ничего не говорила. Я пришла посмотреть, что ты делаешь.

— Пойди Танюша, поиграй с ребятами во двор, — попросила Катерина.

— Но со мной никто не дружит. Ребята обзывают меня полицайкой. Мама, а что такое полицайка?

— Папа твой в полиции служит, вот поэтому глупые дети и обзываются, — объяснила Катерина дочке.

— Это плохо, что папа в полиции служит? — не отставала Танюша.

— Иди доченька, с куклой поиграйся, не мешай мне.

Катерина и сама не знала ответ на неудобный вопрос дочери. Люди их сторонились, не любили, боялись даже… но с другой стороны если посмотреть, то достаток в семье, в то время как остальные люди голодают… Что то не давало покоя Катерине, какое то беспокойство и чувство тревоги, как будто она упустила что то очень важное… тетя Циля! Откуда взялась эта тетя Циля?! Почему Танюша назвала это имя и где она могла его услышать? Может Катерине все это померещилось просто? Уж она то знала, откуда Степан принес вещи и кому они принадлежали раньше. Муж от нее ничего не скрывал.

Танюша с куклой не расставалась. Вот и спать легла в обнимку со своей любимицей. И снился ей сон:

Девочка, чуть старше Танюши, помогает своей маме собирать вещи в дорогу: платьица, кофточки, любимые игрушки. Старенькая бабушка печет пирожки. Дедушка со своим приятелем оживленно спорит о предстоящей дороге. Серенькая кошка крутится под ногами.

Вот уже вся семья в сборе. Присели на дорожку. Окинули взглядом свой дом. Все ценные вещи, такие как картины, пианино, настенные часы, отдали на хранение соседке. В доме было пусто и неуютно

— Что то у меня плохое предчувствие, — сказала бабушка, хватаясь за сердце.

Ее начали успокаивать, давать капли, убеждать, что все будет хорошо. Вот, наконец, вся семья отправилась в путь. Девочка шла, держа за руку маму и прижимая другой рукой свою любимую куклу. Бабушка опиралась на дедушку, а дедушка — на палку. Так они и шли в толпе других людей, таких же стариков и женщин с детьми. Мужчин почти не было видно. Вот они дошли до окраины города. Там их уже поджидали немцы и полицаи. Началась жуткая суматоха, крики, плач … девочка в страхе прижалась к матери.

Полицаи били их дубинками и заставляли раздеваться до нижнего белья . Мама шепнула на ухо девочке — «беги, спасайся!»

Девочка кинулась в сторону, но вот, полицай вскинул ружье, прицелился и выстрелил ей в голову. Мама жутко закричала, а девочка закачалась и упала навзничь.

Танюша закричала от ужаса и проснулась.

— Доченька, что случилось? — на крик прибежала Катерина.

— Мама, папа убил девочку! Он стрелял в людей! В детей!

— Танюша, успокойся! Это был просто сон, страшный сон! Наш папа стреляет только в бандитов . Тебе просто приснился сон.

Услышав шум из детской, пришел Степан. Танюша, увидев его, забилась в истерике.

— Иди Степа, иди! Я сама успокою ее, — Катерина отослала мужа назад в спальню, а сама легла рядом с дочкой и крепко обняла ее. Через какое то время Танюша перестала всхлипывать и уснула.

Катерина тоже задремала и увидела сон: В комнату входит маленькая девочка, очень бледная и с огромной раной на голове. В руках она держит то самое пальто, которое накануне примеряла Катерина. Медленно приближается, наклоняется и проводит по горлу большим пальцем, как ножом. Ужас сковал Катерину. Проснулась она в холодном поту. Предчувствие беды не оставляло ее. Катерина собрала все вещи, принесенные Степаном, обратно в мешок. Быстро оделась, заскочила к соседке и попросила ее посидеть с Танюшей. Сама же она отправилась на базар.

Катерина встала в ряд с другими торговцами вещей, развязала мешок и достала пальто. Жаль было с ним расставаться, но Катерина очень боялась. Жуткий сон не шел у нее из головы.

Долго стояла Катерина, теребя пальто. К ней почти никто не подходил. Остальные вещи она оптом продала торговке барахлом, которая стояла рядом с ней. Народ уже начал понемногу расходиться, барахолка пустела. Вдруг кто то обратился к Катерине:

— Откуда у вас это пальто?

— Что?Это мое пальто! — с вызовом ответила Катерина, окидывая взглядом молодого мужчину, одетого в какое то рваное тряпье.

— Ложь! Это пальто моей жены. Я сам его шил.

— Пошел прочь, оборванец! А не то полицию позову! — Катерина брезгливо оттолкнула мужчину.

— Говори тварь, где взяла пальто! — Мужчина ухватил ее за рукав.

— Жииид! Ловите жида! — Заорала Катерина первое, что пришло ей на ум.

Мужчина резко выхватил руку из кармана и полоснув её ножом по горлу, кинулся бежать.

В тот день так и не дождалась Танюша своей матери. Она проснулась поздно, бледной и ослабленной. Баба Клава, соседка, хлопотала по хозяйству.

Потом пришел мрачный отец и они с бабой Клавой долго шептались на кухне. Танюша хотела встать и пойти к ним, но от слабости ноги ее не слушались.

Через какое то время к ней зашел отец. Он был совершенно не похож на себя прежнего. Степан все никак не мог решиться сказать страшную новость малышке.

Он присел на край кровати, погладил Танюшу по голове и сказал:

— Доченька, сегодня твою маму убили… нет больше мамы.

Танюша заплакала. Степан обнял ее и прижал к себе. Мысль о том, что он остался один, с маленьким ребенком, ужасала его.

Степан очень любил Катерину, еще со школьной скамьи. Все для нее готов был сделать. Когда началась война и пришли немцы, Степан одним из первых записался в полицаи. Все для семьи. Плевать, что знакомые сторонились его. А то, что людей заставляли расстреливать, так то ж жидов, цыган да коммунистов, которых Степан не жаловал.

Танюша сильно изменилась с тех пор, как потеряла мать. Она стала замкнутая и болезненная. Целыми днями сидела в уголке со своей куклой. Только с ней и разговаривала, а на вопросы отца или бабы Клавы либо кивала, либо мотала головой. Степан стал часто прикладываться к бутылке. Атмосфера в доме была угнетающей.

Ночью Степан проснулся от какого то странного звука и чувства тревоги. Он увидел, как в дверях стоит маленькая девочка с куклой и с продырявленной головой. Степан вспомнил, как стрелял в нее. Девочка медленно приближалась. Вид у нее был зловещий. Оказавшись у кровати, на которой лежал Степан, девочка с нечеловеческой силой швырнула куклу на пол, да так, что та рассыпалась на мелкие кусочки. Степан ощутил холодный пот и страх за свою дочь. Призрак убитой девочки исчез. Степан вскочил и бросился в комнату дочери. Кровать Танюши была пуста, а так же не было ее куклы. Вдруг послышался скрип входной двери. Степан кинулся туда. Дверь была приоткрыта. Степан побежал по ступенькам. Ему казалось, что он слышал, как кто то быстро сбежал вниз. Выскочив на улицу, Степан увидел, как мелькнула маленькая тень и скрылась за углом. Степан бросился за ней. Маленькая фигурка бежала в сторону леса. Степан преследовал ее. Они бежали так, пока не удалились от города. Степан уже почти догнал Танюшу, как вдруг она обернулась и оказалось, что это вовсе не его дочь, а призрак убитой еврейской девочки. Степан вдруг с ужасом осознал, что находится посреди минного поля. Призрак девочки грозно наступал, Степан попятился и наступил на мину. Раздался оглушительный взрыв и тело полицая разлетелось на куски.

Осиротевшую Танюшу взяла к себе баба Клава. Танюша угасала прямо на глазах. Она уже не вставала с кровати и почти ничего не ела. Баба Клава очень жалела маленькую сиротку, хотя и не любила ее погибших родителей. Обстоятельства вынудили ее прислуживать семье полицая. Была у бабы Клавы тайна. Она прятала у себя пожилую еврейскую пару.

Раньше баба Клава работала медсестрой и кое что понимала в лечении болезней, но Танюше ничем помочь не смогла. Она даже привела своего знакомого доктора, но лечение не помогало. Девочка умирала. Как то ночью Танюша начала бредить и указывая на дверь, шептала, что страшная девочка пришла за ней. В комнату зашел старый еврей и сел рядом с Танюшей. Он взял руку девочки в свои руки и начал молиться на своем языке. Так он просидел всю ночь у кровати умирающей Танюши. Утром случилось чудо! Танюше стало легче и она рассказала, что страшная девочка пришла ночью за ней, но не смогла войти в комнату и стала манить к себе Танюшу. Потом страшная девочка исчезла, а вместо нее появилась мать Танюши и стала звать ее к себе, но старый еврей крепко держал девочку за руку и Катерина исчезла.

С тех пор прошло очень много лет. Пожилая дама с внуками, парнишкой в солдатской форме и девчушкой лет десяти, бродили по залам мемориального комплекса «Яд Вашем» в Иерусалиме. Вот они зашли в зал с игрушками детей Холокоста. Тами Гринберг, так звали пожилую женщину, подошла к кукле «Коллет», прочитала описание жизни девочки по имени Клодин и сказала внучке:

— Когда то и у меня была похожая кукла.

— А где она сейчас? — поинтересовалась девочка.

— Не знаю, пропала куда то… — Тами прикрыла глаза и погрузилась в воспоминания. С того страшного дня, когда пропал отец, так же исчезла и кукла. В прочем, ее никто и не искал — не до того было! После своего чудесного спасения, Танюша очень привязалась к старику еврею и его жене. Их звали Борис Моисеевич и Роза Львовна Гринберг. С помощью бабы Клавы, им всем удалось пережить страшные времена. После войны, с фронта вернулся сын пожилой пары, Михаил и забрал к себе стариков и Танюшу. Позже он удочерил девочку и дал ей свою фамилию. Через какое то время, семья решила переехать в Израиль, где Татьяна прошла гиюр и стала Тами Гринберг. Имя бабы Клавы увековечено в списке праведников народов мира.

81

Читать страшные истории:
avatar